Психолог Елизавета Блинова из Москвы, решившись усыновить ребенка из детдома, смогла преодолеть недоверие родителей и собственные страхи взять «не того» малыша. За это она была вознаграждена чудесным сыном, поддержкой близких и почти полным отсутствием процесса адаптации

blinova

— Что подтолкнуло вас к усыновлению?

— Я очень люблю детей и мне всегда хотелось воспитывать ребенка, дарить ему свою любовь и заботу. Я проработала в детском саду 8 лет и считаю, что дети – это самое прекрасное в жизни. Мне говорили: «Лиза, ты чужих детей воспитываешь, пора бы уже и своих иметь». Время шло, своих детей так и не появилось, и тогда возникли мысли об усыновлении.

— Как вы психологически готовились к этому шагу? Были ли моменты, которые вас пугали?

— Осознанное решение взять ребенка пришло ко мне года два назад. Потом в течение года я созревала до этого, «обрабатывала» своих близких.

Я больше всего боялась, что возьму «не своего ребенка», и мы не будем с ним чувствовать друг друга, как мама с сыном.

— Как вы готовили родственников?

У всех были разные точки зрения на то, что я собиралась сделать: от радости до осуждения. Мама с папой отнеслись к моему шагу с пониманием, но видели в нем достаточно большие трудности в дальнейшем.

Папа сказал мне фразу, которую я запомню навсегда: «Я понимаю сложность всего этого, но это твоя жизнь, и я не имею права тебя от этого отговаривать».

Сейчас родители мне много помогают как с ребенком, так и финансово, пока я в декретном отпуске. Когда я брала мальчика, рассчитывала только на свои силы, но, поскольку мы живем все вместе, они включаются. И я за это очень им благодарна.

— Как вы выбрали Германа? Сколько это заняло времени?

— Ребенок живет у меня уже более четырех месяцев. Я очень долго его искала. В октябре прошлого года получила заключение опеки и после этого сразу бросилась за мальчиком, который очень мне понравился на одном сайте. К тому моменту я присматривалась к нему уже несколько недель, даже разговаривала с ним по ночам. Но когда я позвонила, мне сказали, что его только что забрали. Я была настолько этим расстроена, что какое-то время вообще не занималась поисками, не смотрела сайтов, не открывала никаких анкет. Потом взяла себя в руки, тем более, что заключение опеки действительно только год. Ездила в Тверь, в Орехово-Зуево, по Москве – везде хорошие ребятки, но понимаю, что не мои.

Последний ребенок, которого я смотрела, был мой будущий сыночек Герман. Ему тогда было восемь месяцев. В опеке меня предупредили, что у него есть «некоторые диагнозы», но чутье и интуиция меня не подвели – все диагнозы снялись еще во время наших с ним встреч в доме ребенка.

Самое удивительное, что этого ребенка кроме меня не смотрел никто. Меня это потрясает, потому что сейчас идет бум на усыновление, и таких симпатичных малышей разбирают сразу. Мне потом так и сказали: «Он вас ждал!»

— Как проходил процесс его адаптации к вашему домашнему укладу? Ваша адаптация? Возникали ли конфликтные ситуации?

— Огромное количество опасений моих родителей развеялось. Они видят, что у меня все легко складывается с моим мальчиком. Мне никто не верит, но ребенок очень спокойный, покладистый, режимный. Адаптации тоже не было. (С улыбкой) Может быть, она впереди? Но я верю, что мне помогают там, «наверху».

Однако до последнего момента я боялась, что этот ребенок все-таки «не мой». Когда судья спросила меня, согласна ли я, я ответила утвердительно, а сама подумала: «Что я делаю?!»

Но когда мы привезли Германа домой, и он пополз по комнатке, мысли о том, что малыш чужой, покинули меня в ту же секунду. Это моё родное, светлое, маленькое, лучистое Солнышко!

Что касается отношений с моими родителями, то Герман сделал все, чтобы они его полюбили (а в нашей семье есть еще трое внуков). Каким-то непостижимым образом бабушку он растопил где-то через неделю, да так, что я даже стала ревновать. Потом он достучался и до сердца деда, который вначале относился к нему крайне настороженно. Теперь дедушка приходит к нему в ванну, когда Герик купается, желает спокойной ночи, по утрам Гера провожает его на работу.

На самом деле, трудности есть, тем более, что мальчик сейчас начал показывать характер. Но, несмотря на все, я каждый вечер прихожу к нему в комнату, когда он спит, глажу по головке и говорю ему: «Сынок, спасибо, что ты у меня есть!»

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *