Виталий Никитин — выпускник школы-интерната № 15 имени Юрия Никулина, он прошел профессиональный путь циркового артиста. После окончания интерната, Виталий поступил в цирковое училище, работал в Росгосцирке, гастролировал по всему миру. Затем он ушел из цирка и выбрал для себя иное направление – госслужбу. Сегодня Виталий Никитин — и.о. начальника отдела молодежных программ Департамента семейной, молодежной политики г. Москвы. О жизни в интернате, о годах, проведенных под куполом цирка Виталий Никитин рассказал в интервью порталу «Измени одну жизнь».

nikitin

Каким образом школа-интернат № 15 из обычной стала цирковой?

До прихода нынешнего директора Игоря Ашотовича Акопянца школа была обычной. Он начал процесс перепрофилирования. Так в моей жизни появился цирк, и я благодарен что это произошло. Я случайно пришел в эту профессию и так же случайно ушел. Как я тогда воспринял новость о том, что отныне наш интернат становится цирковым? Дело было в четвертом классе, о какой-то профессиональной карьере, конечно же, никто не думал в этом возрасте. Всем хотелось гулять, ездить на море, веселиться. Между тем, цирк – это великий труд, каждодневные занятия. Тогда мы восприняли это все с большим любопытством. Мы осваивали несколько жанров одновременно. К примеру, я занимался акробатикой, эквилибром, жонглированием и гимнастикой.

Конечно, интернат имени Юрия Владимировича Никулина должен, что называется, всегда быть на высоте. Каждый день, год за годом мы трудились и осваивали цирковое мастерство в полной мере. Преподаватели мне посоветовали выбрать жанр акробатики. Так получилось, что по окончании 11 класса я твердо решил поступать в цирковое училище. К поступлению туда меня и моего одноклассника Алексея Поливанова готовил уважаемый в мире циркового искусства человек Александр Иванович Гульфиков. Алексей занялся эквилибристикой, а я акробатикой. После училища мы вместе с ним пришли в Росгосцирк, где я проработал 5 лет. Удивительное было время, мы постоянно гастролировали.

Но в одной из поездок у меня случилась травма. Я принял решение уйти из цирка. Кроме того, из-за многочисленных поездок я стал реже бывать в Москве. А здесь мой родной дом, друзья, моя семья. Следующим этапом моей жизни стала работа в Департаменте семейной и молодежной политике Москвы. Я пришел туда на полставки, а 6 лет спустя стал и.о. начальника отдела молодежных программ. По сей день работаю. Еще работая в цирке, я поступил в Московский государственный университет культуры и искусств на кафедру режиссуры и театрализованных представлений. Так я получил вторую специальность и по этому направлению работаю в Департаменте.

Во время жизни в интернате, вторую половину дня у вас занимали занятия по цирковому мастерству. Не было момента, когда ты уставал и не хотел идти на учебу?

Учебный график был очень плотным. С понедельника по субботу цирк, цирк и еще раз цирк. И вот наступает воскресенье – ты можешь отдохнуть. Но вместо того, чтобы пойти поиграть в мячик, ты идешь в зал и отрабатываешь профессиональные приемы. С ритма трудно переключиться.

Из вашего класса многие стали цирковыми артистами?

Из моего класса только Алексей Поливанов. Его профессиональной биографии очень богатая: работа в «Шангри-Ла», в Cirque du Soleil, у Ильи Авербуха и т.д. Мы по сей день с Лешей общаемся, дружим. Правда, видимся редко, поскольку он постоянно гастролирует по миру: звонит мне то из Европы, то из Австралии. Наверное, на карте почти не осталось стран, где Леша не был. Вообще профессия циркового артиста — безгранично интересная. Кстати, я знаю, что наш родной интернат предложил Леше стать преподавателем. Его огромный профессиональный опыт будет интересен и педагогам, и самим детям. Он сумел сделать успешную карьеру в цирковом бизнесе.

Наличие цирка делает жизнь саму по себе яркой. Но что тебе еще запомнилось из времени, проведенном в интернате?

Каждому ребенку хочется иметь свою семью, быть социально равным. Для меня интернат стал домом. И оглядываясь назад, могу твердо сказать, что не хотел бы другой истории, другой судьбы. Цирк – это большая часть моей жизни. Это нечто яркое незабываемое. Поэтому мне сложно назвать что-то запоминающееся, что находится вне границ цирка. В 2006 году оказался на одной сцене с Майклом Джексоном. Это произошло благодаря школе-интернату №15. Миллионы детей во всем мире мечтали оказаться хотя бы на минуту рядом с Джексоном. Могу сказать, что интернат и цирк дали мне очень многое.

Я не помню, чтобы в интернате нас кто-то обижал или мы кого-то обижали. Окружающие люди были как будто специально подобраны, мы жили дружно. Мы по сей день встречаемся, ездим друг к другу в гости, празднуем дни рождения. Сложилась некая коалиция.

Считается, что ребята после выпуска из интерната стараются друг с другом не расставаться, вообще, редко впускают в свой круг людей извне, и это идет дальше по жизни так. Есть такое явление?

Это все индивидуально. Сегодня я общаюсь со своими одноклассниками, многие из которых являются близкими друзьями. Например, Леша Поливанов, о котором я уже рассказывал. Он может прилететь в Москву на 2 часа, чтобы потом снова улететь за рубеж, и мы обязательно в эти 2 часа с ним увидимся. Многие из ребят обзавелись семьями, видимся уже реже. Но я не могу сказать, что мой личный круг общения состоит только из людей, с кем я прожил в интернате. У меня есть институтские друзья, те с кем я когда-то работал.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *