Чего боятся родители, когда берут ребенка в семью? Татьяна Мишкина, блогер фонда «Измени одну жизнь», многодетная приемная мама поделилась своими страхами и способами избавиться от них.   

Если кроме шуток – мне было очень страшно! Легко рассуждать сегодня, воспитывая уже любимых детей. А в тот момент мне было совсем не до смеха! Так что же меня пугало? 

1. Не смогу полюбить ребенка

На самом деле теперь я уже поняла, что объект любви не имеет такого принципиального значения. Если любовь есть в душе, в сердце – она ищет выхода. Важно только понять: любовь ли это? Или желание всех удивить? Или еще что-то? Это важно – честно заглянуть в самого себя и ответить на вопрос. Честно. Если честный ответ «нет», значит, еще не время. Любовь может вызреть.

2. Ребенок не полюбит меня

Этот страх у меня был только с Женей. Изначально, еще до знакомства с сыном, нас предупредили, что парень «плохо идет на контакт». Знакомство было трудным, сыночек нас долго не подпускал близко. Пришлось проявлять терпение, настойчивость и ласку.

Читать также — история приемной семьи Татьяны Мишкиной «Я уверена: есть некое предназначение быть приемной мамой»  

Хорошая новость в том, что ответная любовь придет неизбежно. Особенно, если идет речь о маленьком ребенке или младшем школьнике. Чем младше детеныш, чем меньше травма – тем быстрее придет чувство, оно придет обязательно!

Малыш сам жаждет любить — всем сердцем. Ему просто нужно время, чтобы преодолеть боль и страх. Помогите ему. И все получится!

С Сашенькой меня уже СОВСЕМ не интересовал вопрос, любит ли она меня или нет, и как сильно. Я знала, что люблю ее сама. Это важнее.

3. Проявятся злые гены

Это, наверное, первое, что приходит на ум. Ведь, принимая в семью ребенка, родитель получает, по убеждению многих, «кота в мешке».

Все так. Но споры об определяющей роли воспитания либо наследственности идут непрерывно, и вряд ли будут когда-то разрешены однозначно. Мы можем влиять на судьбу наших детей, прививая им лучшие качества, окружая их теплом и вниманием.

Тот набор генов, с которым ребенок пришел в этом мир, никак от нас не зависит. Так стоит ли концентрировать на нем свое внимание?

Читайте раздел на нашем сайте – 5 шагов к принятию ребенка в семью.  Он создан для тех, кто думает о том, чтобы взять ребенка из детского дома. Подробные инструкции написаны в удобном формате. С чего начать? С шага №1!

Да, риск есть. Но риск есть и тогда, когда здоровые, успешные люди планируют беременность, готовятся к ней и принимают все необходимые меры. Есть много примеров, когда в таких семьях рождаются дети с отклонениями или особенностями развития. И это становится шоком, неожиданностью, ударом. В то время, как о приемном ребенке вам уже многое известно. Чем старше ребенок – тем больше информации о нем.

4. Страх непонимания и отверженности

Это прекрасный способ узнать, как к тебе НА САМОМ ДЕЛЕ относятся люди. Родственники, близкие, друзья. Те, кто с тобой душой, не уйдут и не отвернутся. Просто некоторым нужно время. А остальные… Как говорится, в добрый путь!

5. Если мы не справимся с трудностями воспитания, наш брак рухнет

Непременно рухнет! Но разве это единственная причина, по которой может разрушиться брак? Ведь отказ от идеи усыновления вовсе не гарантирует паре долгую счастливую жизнь до старости.

Но тут обратная сторона медали – ВАЖНО, ЧТОБЫ РЕШЕНИЕ ВЗЯТЬ РЕБЕНКА БЫЛО ОБЩИМ! Если один из супругов сомневается, лучше взять «тайм аут» и не давить. Иначе это будет просто эксперимент – над собой и ребенком. Что, конечно, безнравственно.

6. Ребенка могут дразнить «приемным» или «детдомовцем», обижать

Да, могут. Но можно научить его давать отпор — без агрессии, обид и рукоприкладства. И помочь ему принять самого себя, свою историю. Не как позор или беду, а как счастливую историю необычного рождения семьи.

В этом месте хочется затронуть тему гласности. Я против тайны усыновления, хотя, безусловно, это выбор каждого.

Мы с детьми смотрим иногда их фотографии из дома малютки. Женя знает, что его привезли из «специального детского садика, где дети ждут своих мам и пап». Что мы долго искали себе мальчика и выбрали именно его, Женю.

Он самый лучший для мамы и папы. И мы его не променяем даже на сто миллионов мальчиков. Все вместе мы — семья. Вот так и рассказываем, проговариваем, как сказку.

Важно правильно подать информацию ребенку. Не очернять его кровную семью. Не врать, а просто говорить о них с добром и благодарностью. Они дали ему жизнь. И дали нам ребенка.

7. Когда ребенок узнает, что мы не кровные родители, отвернется от нас

Вопрос решается просто – не делать из этого тайны. Маленькому ребенку не так важно, как он пришел в этот мир и в эту конкретную семью. Он радуется маме, которая с ним рядом, она окружает вниманием, заботой и любовью.

К моменту, когда он станет уже достаточно взрослым, чтобы поднять, наконец, все эти сложные и неудобные темы, его связь с семьей, с матерью, растившей его, будет уже очень крепкой, чтобы выдержать все испытания, связанные с осознанием себя.

Конечно, не стоит ждать, что тема усыновления никогда не будет всплывать в вашей семье. В порыве злости и обиды ребенок может вспомнить, что вы ему «не родные», кольнуть острым словом, задеть. Но все это можно пережить. И необходимо помочь пережить все это самому ребенку.

Утаивая от ребенка информацию о его происхождении, родители живут в постоянном страхе разоблачения. Их ложь, которая, по их убеждениям, должна быть во благо, может легко обернуться против них самих. Доверие, такое важное особенно в этот трудный для ребенка период принятия и осознания себя, может быть безвозвратно утеряно.

Хотя, тут могут быть разные мнения. Право хранить тайну усыновления по закону есть у каждого приемного родителя.

8. Биологическая мать будет пытаться вернуть ребенка. Выйдет на связь


Я не буду писать о том, что такие случаи — редкость. Пусть так, но шанс встречи с биологическими родителями есть всегда. Или с родственниками. Гарантий, что никто не раскроет тайну, что никто никогда не объявится – нет.

Просто нужно постараться быть максимально готовым к этой встрече.

Когда появляется ребенок – неважно, каким образом – единственный вариант, на мой взгляд, любить и постараться понять и принять, не ожидая ничего взамен.

Даже если он потом ошибется, предаст, уйдет. Если вы, как приемный родитель, не готовы к безусловной любви (хотя бы понимать ее смысл, стремиться к этому), любые другие варианты ущербны.

9. Органы опеки могут забрать ребенка из семьи и отдать другим родителям

Это возможно, но только в варианте опеки (не усыновления), если опекун, по мнению органов опеки, не справляется со своими обязанностями.

Что тут скажешь? Надо знать свои права. Свои обязанности по закону. И грамотно выстраивать отношения с органами опеки, избегая конфликтов, с одной стороны, и чрезмерной открытости с другой.

10. Дети из детских домов озлобленные, конфликтные и необучаемые

Это, конечно, не так. Они разные, как и все дети. Общее – то, что они имеют за плечами совсем не детский опыт страдания, который отразился на их душе и развитии. Но надо понимать, что эти приобретенные качества личности подлежат коррекции.

Со временем все негативные последствия переживания отверженности и одиночества, страха и боли пройдут.

Главное условие – создание «пространства любви» для ребенка, теплой семейной атмосферы, в которой он будет постепенно восстанавливаться и открываться.

Говорить о необучаемости можно только в случае, когда были испробованы все возможные способы и средства. Заподозрить подобное рвение у сотрудников детского дома вряд ли кому-то придет в голову. Даже простого внимания детям катастрофически не хватает.

Если сюда прибавить тревожность и стресс, сенсорное голодание в раннем детстве, травму привязанности, становится понятно, что в подобной ситуации чему-то научиться, в принципе, проблематично. Поэтому ставить такие диагнозы ребенку, находящемуся в учреждении, как минимум, преждевременно.

Исключения бывают. Но в большинстве случаев кажущаяся необучаемость – следствие пережитого огромного горя и педагогической запущенности. Не стоит рассчитывать, конечно, что как только ребенок попадет в семью, его развитие ракетой устремится вверх.

Только после завершения периода адаптации, длящегося, в среднем, по утверждению психологов, полтора года, можно ожидать ощутимый прогресс. Но при терпеливом внимательном и чутком подходе, каждый ребенок сможет постепенно раскрыть свой потенциал. Каков он – покажет только время. Впрочем, как и в случае с кровными детьми.

Здесь, на мой взгляд, уместна формулировка Гордона Ньюфелда: «Развитие происходит из точки покоя».

11. Страх первого шага: «Я не подойду»

Многие уверены, что не смогут быть приемными родителями, что им не дадут под опеку детей. Между тем, в нашей стране уже есть опыт очень молодых одиноких приемных мам – моложе двадцати пяти лет! Есть примеры, когда опекуном или усыновителем становился одинокий папа, некровный родственник ребенка.

Есть четкий перечень требований к кандидатам в усыновители и опекуны. Там нет ничего сверхъестественного. Напротив, вопреки расхожему мнению, даже иметь в собственности жилье не обязательно. Можно предъявить договор аренды жилья на срок от одного года.

Сам процесс сбора документов тоже многих пугает. И совершенно напрасно!

Побегать по инстанциям, конечно, придется. Но не больше, чем, например, при покупке квартиры в ипотеку.

Мы прошли обучение в Школе приемных родителей, совмещая процесс обучения с работой. Обучение очное, но оно проходит, как правило, вечером и в выходные дни, два-три раза в неделю. Весь курс занимает примерно полтора месяца и завершается экзаменом. В случае успешной сдачи экзамена выпускник получает пожизненный сертификат о том, что он прошел подготовку и может быть приемным родителем.

Это большая помощь будущим приемным семьям! Столько важной, нужной информации по вопросам адаптации и воспитания приемных детей вряд ли где-то еще можно получить.

Весь процесс сбора документов вместе с обучением занял у нас чуть меньше трех месяцев — в первый раз. Во второй раз мы собрали документы за месяц.

12. Диагнозы детей в базе. И длинные очереди

Все так. Нас сразу предупредили в опеке, что ждать придется долго, года два. Мы написали в заявлении, что хотим принять в семью двоих детей в возрасте от года до пяти лет. Не новорожденную голубоглазую девочку блондинку! Поэтому информация о том, что подбор ребенка займет два года, привела нас в недоумение.

Но все оказалось проще. В министерстве образования, куда мы приехали встать на учет и посмотреть актуальную базу данных о детях, мы тоже услышали фразу: «Детей нет!»

А потом чуть больше получаса пролистывали анкеты малышей, подлежащих усыновлению. И в тот же день взяли направление на знакомство с Женей. Спустя двадцать пять дней наш сын приехал домой.

Просто эти дети никому не нужны. «Они не подходят под требования!» Слышите? Родители имеют в своей голове некий «заказ» и ищут ребенка в строгом соответствии с ним.

У Жени, например, заболевание крови. Не заразное и не смертельное, но неизлечимое. И этого было достаточно потенциальным родителям, чтобы даже не останавливать свое внимание на анкете парня.

Сегодня он живет полноценной жизнью. Женя счастлив, чувствует себя здоровым и дарит счастье нам. И многие теперь спрашивают: по какому блату нам так быстро подобрали нашего красавца?

Не буду писать, как к этому отношусь я. Дело родителей – все мы разные. Но, в таком случае, ждать два года вполне реально. А, дождавшись и взяв ребенка, вдруг понять, что «что-то тут не то». И вернуть.

Дай Бог, чтобы такое случалось как можно реже! Это трагедия. Огромная, реальная беда. Для всех сторон.

Если на первое место встает мотив помощи, заботы и любви, пол и возраст ребенка, даже его диагноз теряют свою важность. Есть малыш, который нуждается в помощи – надо брать его и любить. Если есть ресурсы, силы и желание – бери и делай. Мотив получить радость и счастье, в первую очередь, для себя, приводит к неизбежному разочарованию.

Если кто-нибудь хоть раз в жизни и задумывался об усыновлении, знает, что останавливают именно они — страхи.

А чего боитесь Вы?

6 комментариев

  • Мария

    Спасибо за пост! Спасибо за вопрос, я впервые смогла сформулировать свои страхи.
    Я боюсь, что не переживу адаптацию, что муж еще добавит масла в этот огонь — он не выносит слез, истерик и упрямства.
    Еще боюсь, что буду сравнивать кровного и приемного ребенка не в пользу последнего.
    Боюсь психиатрических диагнозов, которые вылезут потом и вдруг.

    26 сентября 2019
    • Иоланта Качаева

      Мария, спасибо что так откровенно написали о том, чего вы боитесь. Вы уже прошли ШПР?

      26 сентября 2019
  • Юлия

    Очень люблю семью Мишкиных. Единственное несогласие: я на 100% за тайну усыновления. Конечно, при условии любви и полного принятия ребёнка таким, какой он есть в реальности, а не своих фантазий о ребенке. Если есть хоть малейшая шероховатость — тайна становится тайной, если любишь и принимаешь нет нужды в мутновато пахнущей «истории», есть реальная жизнь, в которой есть счастливые люди. Можно называть это «ложью» дело очень личное.
    Не согласна с предложением «не очернять кровную семью». Это тот случай, когда испортить репутацию невозможно, и изящные эвфемизмы про «оступившихся и не справившихся» и есть настоящая, большая такая ложь. Любой человек годам к 30 чётко знает, что далеко небезупречен, и не все поступки были порядочный и просто хороши. Но есть точка невозврата, после которой черного персика не отмоешь добела. Перекрасить можно, но постоянное подкрашивание корней много ресурсов потянет. Так что ещё как посмотреть, что тяжелей, лживей и муторней: честная тайна, или «дитя двух семей».

    25 сентября 2019
    • Иоланта Качаева

      Юлия, спасибо за ваше мнение! Вы тоже приемная мама?

      26 сентября 2019
      • Юлия

        Иоланта, да, у нас 3 приёмных детей, сейчас ждём четвёртого :)

        26 сентября 2019
        • Иоланта Качаева

          Юлия, как здорово! Какая большая семья! Сообщите, пожалуйста, когда пополнение случится!

          26 сентября 2019