Елена Мачинская
Елена Мачинская 15 мая 2018

Замри, беги или нападай! Агрессия приемных детей и реакция родителей

0
2958
0
Так выходят из ребенка боль и обида. Фото - mamaclub.info.

Почему у приемных детей зачастую зашкаливает уровень агрессии? Как с этим справиться опекунам и усыновителям? Психолог, приемная мама Елена Мачинская специально для фонда «Измени одну жизнь» рассказывает историю мальчика из детского дома, пережившего лишение его кровной матери родительских прав и два возврата из приемных семей, а также дает советы родителям.

Тимур – «агрессор и тиран»

Рассказ основан на реальных событиях, имена и биографические данные изменены, совпадение с реальными людьми случайно.

Тимур прожил в первой приемной семье со своим кровным братом и сестрами два года. Младшей Аленке было 4 месяца, когда маму лишили родительских прав. Именно за ней и поехали бездетные супруги Ивановы, увидев в Интернете фото красивой белокурой девочки, ищущей семью. Но, приехав в Орел, им пришлось брать «в довесок» и семилетнего Тимура. Через пару месяцев внезапный звонок застал их врасплох – в детском доме в соседнем регионе нашлись еще Олег и Даша — брат и сестра Тимура.  Ивановы были верующими людьми: держали посты, стояли церковные службы, с паломниками ездили по святым местам. Поэтому, хоть и нехотя, но решили, что это воля Бога, и забрали Олега и Дашу к себе.

Все дети, кроме Тимура, как-то быстро влились в семейный уклад: младшая Аленка почти не доставляла хлопот, Даша, по характеру ведомая и нерешительная, на радость маме послушно носила платок и посещала воскресную школу. Самый старший – Олег — жил в доме, скорее, на правах временного гостя (до армии оставались считанные недели) и неплохо помогал по хозяйству.

В Тимуре же, видно от отца, текла кровь южных народов. Смуглый, темноглазый, шустрый пацан отличался от родных не только внешне, но и поведением — темпераментный, вспыльчивый, бесшабашный, он часто дрался с мальчишками, отчаянно скучал по родной матери и прогуливал уроки, нарушал запреты, матерился и хулиганил. А еще он совершенно не мог, не хотел и не терпел ходить в церковь. Его даже «отчитали от бесов», но это, как и следовало ожидать, не помогло.

Фонд «Измени одну жизнь» проводит бесплатные консультации для действующих приемных родителей

Однажды, когда шла праздничная служба, толпа прихожан прижала Тимура к витрине, в которой были выставлены церковные сувениры для продажи. Неловко повернувшись, Тимур задел витрину, и она со страшным грохотом упала. Вся толпа обернулась, хор перестал петь, и батюшка, прервав молебен, лично подошел пожурить «одержимого бесами» Тимура. Опозоренные опекуны за уши вывели мальчика из церкви. Этот инциндент стал последней точкой. От Тимура решено было «избавиться, пока не поздно».

***

Тимур тяжело переживал расставание с приемной семьей и родными братом и сестрами. Он перестал есть, во всем винил себя. Даже пытался расцарапать себе руку монеткой «чтобы сдохнуть», но ничего не вышло. Елена Олеговна, сердобольная пожилая соседка Ивановых, навестила Тимура в детском доме и, увидев мучения ребенка, сразу решила его забрать.

Елена Олеговна надеялась, что Тимур будет счастлив такому подарку судьбы и станет помогать ей по хозяйству, но он часто плакал, просился домой к сестрам и братьям, кричал и пытался убежать то к «мамочке Кате», то к «родной мамочке». А еще дерзил и плевался. Однажды во время ссоры даже схватил нож и обещал убить всех. Елена Олеговна схватилась за сердце и уже на слудующее утро отвела Тимура в опеку.  «Убьет еще, чего доброго, придурочный, ему только в психушке место», — сказала Елена Олеговна, развернулась и ушла.

***

В этот день мне позвонили из опеки и попросили помочь с поиском новых родителей для Тимура. Так вышло, что с ним мы были знакомы уже давно. Я попросила разрешения увидеть мальчика в больнице, где он находился. В больничной палате я нашла Тимура под кроватью. Он рыдал и не хотел вылезать. Пришлось прилечь рядом. Он узнал меня и со злостью запустил в меня деталью конструктора.

— Эй! А еще друг называется, — воскликнула я и запустила в него этой же деталью, потом фантиком и еще чем-то, что нашлось под кроватью. Тимур перестал рыдать и начал «отстреливаться». На его лице появилась улыбка. Он согласился погулять со мной.

— Тимур, меня попросили найти тебе новых родителей. Что думаешь про это?

— Мне пофиг, — опять напрягся Тимур. Кулаки сжаты, тело как пружина.

— Ты клевый. Я хочу тебе помочь. Я попробую найти для тебя родителей, которые точно тебя не бросят.

Испытующий, злой, недоверчивый взгляд из-под бровей. Отвернулся. Часто дышит. Идем рядом. Молчит.

— Я никому не нужен, меня все равно бросят. Потому что я плохой. Меня никто не полюбит НИ-КОГ-ДА, поняла? Они сперва думают, что я хороший, а потом все… отдают. У меня уже было 3 мамы. Так вот и буду по разным тетенькам ездить. Потому что я — урод.

— Я так не думаю.

***

По счастливому совпадению одна моя знакомая как раз искала ребенка. Уже на следующее утро она примчалась в Москву. Вера воспитала трех приемных детей. Скажем прямо — не самых простых.

—Кстати, — спросила меня Вера, пока мы шли в сторону опеки. — Как звать-то героя? Вчера я что-то забыла спросить.

— Тимур.

—О, нашей команде Тимура не хватало, — ответила Вера и засмеялась.

***

Тимур долго испытывал Веру на прочность. Агрессия зашкаливала: бил посуду, матерился, дерзил. Один раз чуть не поджег дом. Кидался камнями и разбил соседскую машину. В приступах ярости бил Веру, кусался. Иногда бился головой о стены и выл: «Я все равно плохой! Ты все равно сдашь меня! Я тебя ненавижу!» Вере пришлось перевести Тимура на надомное обучение, так как в школе он был агрессивен с другими детьми. Иногда Тимура приходилось даже держать, чтобы он не нанес травму другим или себе.

Но Верин опыт подсказывал, что это временно. Это не «тяжелая психиатрия». Ему просто очень больно. Больно от того, что его столько раз предавали. От того, что его разлучили с сестрами и братьями. И эту боль нельзя, следуя советам, просто «забыть» и «быть хорошим мальчиком», потому что каждый день, как пытка, крутятся вопросы без ответа: «Почему это случилось со мной? Где мои родители, брат, сестры? Когда меня снова сдадут?» Нет желания любить, привязываться, прирастать. Опасно и бесполезно. Зачем, если весь мир против меня? Если даже самые близкие – предают?

— Как ты терпишь, когда он разносит твой дом? Ломает мебель, бьет посуду? — спрашивали Веру друзья. — Зря ты его взяла. Он опасен, тебе не страшно?

— Чего мне бояться? Что меня убьет? Это вряд ли, я сильнее его. А он действительно боится. Боится, что я предам. Поэтому делает все, чтобы я его не любила, сдала. Когда некого терять, тогда и не страшно. Понимаешь? А что вещи ломает… Ну, вот вещи. А вот — человеческая жизнь. Что важнее?

***

И Вера изо дня будет упрямо делать свое дело. Вопреки прогнозам и советам. Молча. Не жалуясь, не скуля, сжав зубы, отчаянно шагая к намеченной цели. Каждый раз парируя на крики Тимура «я тебя ненавижу!» неизменным — «А я тебя люблю, сынок, и никому никогда не отдам».

Вскоре вместе найдут в социальных сетях сестру Тимура Дашу, и дети начнут общаться. Навестят кровную бабушку и узнают, что мамы не стало. После армии брат Олег будет часто брать Тимура к себе на выходные. Тимур вырастет и станет хорошим врачом. И уже никто не будет помнить, что он «опасен и агрессивен».

Комментарий психолога

Елена Мачинская:

«Реакция человека на стресс определяется лимбической системой мозга и выражается в трех формах: «замри», «беги» или «нападай». Люди смогли выжить, потому что эти реакции были заложены в программу их нервной системы. Исследования Джона Боубли, основоположника теории привязанности, показали, что ребенок в случае потери значимого взрослого испытывает колоссальный стресс. Лимбическая система запускает одну из трех программ.

Мозг Тимура выбрал стратегию «нападения», поэтому в его организме постоянно поддерживался высокий уровень необходимых гормонов. Безусловно, каждая последующая потеря семьи только усиливала стресс и закрепляла поведенческие реакции. Тимур стал агрессивным и трудноуправляемым. Ему очень повезло, что рядом с ним оказался мудрый человек, который посмотрел на мальчика не как на «бесноватого психа», а как на ребенка с тяжелой травмой. Благодаря этому история закончилась хорошо. Бывает и по-другому».

Советы приемным родителям:

  • Родителям, которые приняли ребенка и столкнулись с его агрессивным поведением, хочется пожелать терпения. Если ваш ребенок в гневе пытается сделать вам больно словами или делами – не принимайте это на личный счет. Так выходят из него боль и обида, которые нанесли ему не вы.
  • Не стесняйтесь обращаться за поддержкой к тематическим психологам.
  • Возможно, вам понадобится помощь врача, который мог бы назначить терапию, направленную на стабилизацию психического состояния ребенка. Это может быть хорошим решением. Однако, постарайтесь найти такого специалиста, который имеет большой опыт работы с травмой, вызванной разлукой со значимым взрослым. Такой врач не предложит госпитализировать вашего ребенка отдельно от вас (за редким исключением), так как разлука с вами станет новой серьезной травмой и упрочит мнение ребенка о том, что он плохой.
  • Помните, что в подавляющем большинстве случаев агрессивное поведение ребенка — не самостоятельное заболевание, а следствие травмирующих событий в прошлом. Поэтому велик шанс, что через некоторое время ребенок полностью восстановится.
  • Не забывайте больше заботиться о себе.

В рамках совместного с МегаФон проекта «Будущее зависит от тебя» мы публикуем видеоанкеты подростков, которым также, как и малышам, очень нужны семьи. Не каждый может взять ребенка в семью, но каждый может дать им шанс, поделившись анкетой в социальных сетях: присоединяйтесь к сервису «Ангелы-Хранители» и помогайте детям обретать любящие семьи.