Валентина Кудрикова
Валентина Кудрикова 18 апреля 2016

Взрослые усыновленные: «Узнав, что я был усыновлен, смог бросить наркотики». История Дмитрия

3
576
1

Усыновление не гарантирует малышам безоблачного детства, а родителям — гордости за сына или дочь. Но через тернии, как известно, лежит путь к звездам. История Дмитрия Нехая из Уссурийска — о том, как чувство благодарности к приемным родителям помогло преодолеть наркозависимость.

8d0e9e3c81937300b1d2273bd780e5d5

Все фото из личного архива семьи

К 22 годам Дмитрий плотно сидел на героиновой игле. Всё, что его тогда интересовало, — где взять денег на новую дозу. Профессии не было, и он не гнушался ничем — ни обманом, ни воровством, ни грабежами. Как-то раз, придя в родительский дом поискать в шкафах деньги или что-нибудь ценное, что можно было бы продать, Дмитрий наткнулся на документ, которого никогда раньше не видел. Это было свидетельство об усыновлении. Выяснилось, что в далёком 1980 году родители забрали его из дома малютки двухнедельным крошкой, сменив ему фамилию, имя, отчество и дату рождения.

«Часто болтался один…»

«Я стоял посреди квартиры потрясённый, — вспоминает Дмитрий тот день. — Я вспоминал сотни моментов, за которые мне было стыдно перед мамой и папой. Сколько же боли я им принёс! И ни разу, никогда никто из них и словом не обмолвился: дескать, ты такой, потому что не наш. Я всегда был для них сыном».

В раннем детстве маленький Дима серьёзно болел, и мать неделями лежала с ним в больнице. «Сам я этого, конечно, не помню, но знаю кое-что со слов мамы, хоть она и не любит это вспоминать, — говорит Дмитрий. — Со здоровьем у меня было что-то серьёзное, порок сердца и какая-то инфекция, мне даже делали переливание крови. Биологической матери было всего лишь 17 лет, кто знает, может, она и отказалась от меня из-за моих проблем со здоровьем?»

Родители Дмитрия жили в Находке и много работали: мама, Татьяна Дмитриевна, швеёй на фабрике, папа, Александр Алеевич Нехай, механиком в торговом порту. Это была обычная рабочая семья, похожая на сотни тысяч других в те годы. «Я помню тёплые моменты: как сидел у мамы на коленях, как она со мной играла, — говорит Дмитрий. — Но всё же мне не хватало родительского тепла: они всегда были на работе, я часто болтался один. Особого внимания мне не уделяли. Не скажу, что обо мне заботились меньше, чем о моих сверстниках, нет. Просто время было непростое — конец 80-х, 90-е годы. С раннего детства я чувствовал себя одиноким, хоть и не мог это объяснить словами».

d31730aeb8829f89466c21379f4717f8

С мамой

Уже в детском саду стало ясно, что с педагогической точки зрения мальчик, мягко говоря, непростой. За бесконечные драки его то и дело ставили в угол. Впрочем, это не помогало. «Родители запрещали своим детям со мной дружить, — вспоминает Дмитрий Нехай. — Меня даже спать укладывали отдельно, потому что я бросался кубиками».

Однажды маленький Дима так разошёлся, что столкнул прямо на детей довольно большой аквариум. «Сейчас я понимаю: это чудо, что никто из детей не пострадал, — говорит Дмитрий. — Помню стёкла, воду, полуживых рыбок на полу…»

В возрасте 4–5 лет Дима стал сбегать из детского сада. Он перелезал через забор, собирал окурки поблизости, потом залезал на крышу находившейся неподалёку кочегарки и пытался курить. «Мне казалось, что весь мир против меня, — рассказывает Дмитрий. — Я был каким-то отверженным и агрессивным. Родители тоже нечасто становились на мою сторону, не были моими союзниками». Из детсада Диму отчисляли трижды.

Осознание ошибок


Как-то раз в 2002 году Дмитрий в очередной раз искал в родительской квартире деньги. А нашёл свидетельство об усыновлении. «Я не сразу понял, что это. Вчитавшись, осознал, что речь идёт обо мне. Потрясённый, выбежал из дома. Меня терзало острое чувство вины перед родителями. Но тогда я не смог сразу бросить наркотики, и мне было вдвойне стыдно показываться им на глаза».

Некоторое время Дмитрий жил в наркоманском притоне, так называемой «приштырочной». Постепенно приходило осознание своих ошибок. «Однажды лежал на старой кровати-сетке в каком-то углу с плесенью на потолке, — рассказывает Дмитрий Нехай. — Думал, до чего же я докатился, как обидел родителей… Стал молиться Богу, просить его о помощи. И скоро встретил свою знакомую, которая, как оказалось, перестала колоться — ей помогли в центре для наркозависимых при одном храме во Владивостоке. Я не сразу туда поехал, но однажды решился. Стал ходить на службы: ничего толком не понимал, мне просто было хорошо. И однажды я завязал. Просто завязал — и всё. Это оказалось легко, настоящее чудо, не иначе как Бог услышал мои молитвы и помог мне».

Дмитрий долго не решался позвонить родителям. Как разговаривать с ними после всего того, что им причинил? «Я смотрел на бухту Золотой Рог и думал о маме. Вспоминал детство, вспоминал, сколько раз я её огорчал. Но она не из тех, кто сворачивает на полпути. Она продолжала растить меня, как своего сына. Один Бог знает, чего ей это стоило. Поступок родителей вызывал у меня искреннее уважение. Несмотря на мои выходки, они ни разу даже не намекнули, что я не их сын».

Только через полгода Дмитрий Нехай вернулся в Находку. «Позвонил родителям, но они поначалу ответили холодно и неприветливо — не верили мне. Я понимал, почему, и не обижался. Стал ездить к ним, навещать. Постепенно лёд в наших отношениях растаял… К наркотикам я больше не возвращался».

«Хорошо, если родители — это друзья своих детей»

Сегодня Дмитрий Нехай — предприниматель, занимается строительством и ремонтом домов, живёт в Уссурийске. Счастливо женат и растит четырёх дочек: 9-летнюю Настю, 7-летнюю Сашу, 5-летнюю Дашу и 3-летнюю Соню.

17d088378cec55ded89482a92a34389f

Вместе с супругой Татьяной Дмитрий Нехай основал благотворительный фонд «Добрый самаритянин», который помогает наркозависимым вернуться к нормальной жизни. «Мы всегда пытались помочь таким, как я, тем, кто наделал ошибок в жизни, — говорит Дмитрий. — Недавно создали свой благотворительный фонд, чтобы было удобнее разговаривать с администрацией города. Так людям понятнее, кто мы и чем занимаемся».

Своим детям Дмитрий старается быть не только отцом, но и другом. «Детьми нужно заниматься, недостаточно их просто кормить и водить в школу. Хорошо, если родители — это друзья своих детей. А иначе друзья и учителя непременно найдутся вне дома, как это было со мной», — рассуждает Дмитрий.

Отец Дмитрия скончался в 2007 году. Мать по-прежнему живёт в Находке. Дмитрий частенько навещает её со своей семьёй. «Слава богу, сейчас у нас отличные отношения, — говорит он. — Она прекрасная бабушка и обожает внучек. Я искренне благодарен ей за всё».

32ac651914d6bc77cfe1bfc081aeed09

Мнение

Ирина Гарбузенко, психолог-консультант, преподаватель Школы приёмных родителей, ведущая вебинаров на сайте благотворительного фонда «Измени одну жизнь»:

— Спасибо Дмитрию, что поделился своим опытом. Это история о том, что только сам человек может отказаться от наркотиков, и о том, как важно не упускать своих детей. Ведь помогло Дмитрию то, что у него были значимые люди в жизни, которые любили его безусловной любовью. Любили и воспитывали как могли.

Семья — это колыбель для человека. Своих детей Дмитрий будет воспитывать по-другому. Как мы относимся к своим родителям, так дети относятся к нам. Хорошо, что у всех хватило ума и любви не поругаться навсегда. Постараемся не повторять чужих ошибок.

1 комментарий

  • Жукова Юлия

    Ясно же сказано: Бог помог!

    6 сентября 2016