Блог Юлии Колесниченко. Часть 2. А вдруг его бы не было?

0
2788
0

Иногда я думаю, а вдруг его бы не было. Ну, то есть он был бы — но где-то в другом месте… Вдруг бы его не было у нас, а нас — у него. Не было бы этих розовых пяточек, которые я совсем недавно целовала и которые как-то неожиданно превратились в длинные мальчишеские ноги с ботинками больше моих. Не было бы маленького теплого клубочка, к которому бежала ночью на на каждый полусонный писк. Не было бы первого выступления на сцене в почетной роли одного из гномов, когда на поклон трехлетнего актера с овациями вскочила на ноги чуть ли не половина зала, ведь в этот день поддержать сына, брата, внука, племянника съехалась вся семья, включая и живущих в другом городе. Не было бы первого раза в первый класс — и слез на глазах дедушки, тоже замеченных нами впервые в этой жизни. И самое страшное: вдруг бы вообще никто не целовал, не бежал ночью, не носил часами на руках, не вытирал слез на первой линейке?! И некого было бы назвать мамой, папой, сестрой, бабушкой, дедушкой, дядей, тетей…

Иногда я думаю о том, что было бы, если б мы не встретились. В это сейчас невозможно поверить, но так легко могло случиться.

Привет, мы едем домой!

С самого начала мы с мужем знали, что не хотим выбирать. Но куда тогда идти за ребенком? Это было время, когда в ФБД, федеральной базе детей-сирот, порой, к сожалению, встречались такие фотографии детей,  будто кто-то задался целью не давать им шанс на семью: нечеткие, с лицами, залитыми зеленкой, неумытыми, заплаканными, а то и просто черно-белые, явно смазанные распечатки с ксерокса. А в скупых характеристиках можно было найти такие эпитеты, как “лживый” про мальчишку лет восьми или “плаксивый, агрессивный” про шестимесячного карапуза… Сейчас эта база заметно поменялась, ушли прошлое некачественные фотографии и бездумные жестокие характеристики, добавились важные материалы для приемных родителей. И самым большим ляпом, пожалуй, остается лишь довольно частое несовпадение описания внешности ребенка и реальности, когда под фотографией голубоглазой светловолосой девочки написано: “цвет волос — темный, цвет глаз — карий”.

Но тогда, познакомившись с ФБД еще в Школе приемных родителей, я даже не открывать ее не могла. Тем более, что детей в ней было в то время ровно в два раза больше, чем сегодня. А значит, все равно придется как-то искать, выбирать, перелистывать странички и жизни… Это казалось невыносимым. Хотелось открыть, увидеть живого ребенка, а не плохую фотографию — и ехать к нему.  Фонда “Измени одну жизнь” и их видеоанкет детей-сирот, к сожалению, пока еще и в помине не было. Поэтому узнав, что девушка, с которой мы вместе учились в ШПР,  как фотограф-волонтер помогала проекту “Территория без сирот”, я недолго думая, зашла на этот сайт. И там на первой же странице с фотографиями детей и был тот, кто скоро стал нашим сыном.

Как выяснилось позже, оказался он там чудом. Потому что опека городка, где находился дом ребенка, наотрез отказалась сотрудничать с проектом, пускать волонтеров, чтобы те сделали качественные фотографии детей — не одну дежурную, а несколько живых, а то и видео — и написали про них хотя бы несколько человеческих слов. Так что ни фотографии хмурого малыша, только что разбуженного и вынутого из казенной кроватки, ни его странички там бы не появилось. И значит, я бы никогда его не увидела…

Тима. Фотография из базы.

Но чудо все-таки случилось. Тимур родился в другом, соседнем городке, орган опеки которого как раз разрешил сделать фотографии ребенка и разместить информацию о нем на сайте проекта. А когда Тиму перевели в дом ребенка в соседнем городке, в виде исключения дал согласие не удалять, а оставить его страничку со своими контактами. Дескать, если вдруг кто-то заинтересуется им и позвонит — сообщим, что нужно звонить в соседний город. И вот этим незнакомым людям — и сотрудникам опеки, проявившим такую человечность и понимание, и создателям проекта, и людям, сделавшим ту самую фотографию — я буду благодарна всю жизнь! Как и вся наша семья.

Когда мы забирали Тиму, я рассказала в его несговорчивой опеке о счастливой случайности, благодаря которой мы встретились и очень просила: пожалуйста, позвольте и другим детям быть увиденными! Разрешите съемку и размещение информации о них — от вас же ничего не потребуется, кроме согласия, люди сами приедут, все сделают и у детей появится дополнительный шанс. До сих пор помню сухой ответ чиновницы на эти мои доводы: “Нам этого не надо. Нашим родителям детей хватает”. Я, конечно, не удержалась и спросила: а детям, детям-то хватает родителей?! Вон у вас огромная папка на столе, каждая страничка в ней чья-то жизнь… Ответа не было.

В общем, я знаю, как это работает. Как важна информация. Что делает одна нормальная фотография, а еще лучше — видео. Как много значит для ребенка шанс перестать быть невидимым. Почему нужно, чтобы его можно было найти не только в одной базе, но и на нескольких ресурсах. И спустя несколько лет, уже здесь, в фонде “Измени одну жизнь”, я получаю подтверждение этому каждый день — как и все мои коллеги.

Вот он, ворох счастливых писем и отзывов, читая которые и плачешь, и смеешься:

“Большое спасибо вам еще раз за видео и за нашего мальчика! По фотографии в ФБД казалось, что это вообще другой ребенок — мы боялись, что он в жизни будет «как в ФБД», а он оказался как в вашем ролике, прямо чудесный, только что уже не такой стеснительный:)”, — Наталья

“Никогда бы не подумала, что смогу вот так вдруг, увидев видеоролик, уже на следующий день обзванивать сначала регионального оператора, а потом и поехать в органы опеки по месту жительства писать заявление. Это ураган, а не ребенок с лучистыми чистыми глазами! В психолого-педагогической характеристике было написано замкнут, на контакт идет тяжело, педагогически запущен. Враки всё!!! Ребенок контактен, заботлив, маленький почемучка! Всегда найдет чем заняться помогает, ему все интересно”, — Татьяна

“Если бы не ваш фонд, увидела бы я свою кровиночку… большой вопрос! Так что у меня пожизненная к вам благодарность и молитвы. Столько детей обрели гораздо больше шансов попасть домой! Даже наш одногруппник Темочка тоже летом уехал домой — благодаря тому, что мама посмотрела на вашем сайте видео мальчика. Благому делу — Благословение свыше! Счастья Вам!”- Анастасия

«И вот я снова в Самаре.Завтра улечу (т-т-т) отсюда с третьим сыном. За почти два месяца и три перелета Москва-Самара-Москва с нашей первой встречи я стала даже неплохо ориентироваться в этом городе). Спасибо, Фонд «Измени Одну Жизнь» — благодаря видео анкете на вашем сайте мы встретились)))” — Ксения

Но даже еще более важные, невероятно дорогие для нас доказательства мы получаем от самих детей. Иногда ребята постарше, узнав про фонд, сами пишут и звонят нам, чтобы попросить сделать видео и про них или поблагодарить за то, что их жизнь изменилась:

“Я очень мечтал стать домашним. Где-то до восьмого класса. Потом этой мечты уже не стало, понятно, кому нужен такой взрослый пацан… И тут вдруг — бац, прямо в конце восьмого класса, за мной пришли” — Лев, 16 лет

“Благодаря вашему проекту меня забрали в семью! Спасибо вам!” Марина, 13 лет

“А почему нас не выкладывают? Съемки в нашем детском доме были уже около месяца назад. Может, нас уже выклали?” Артур, 15 лет

“Пожалуйста, найдите мне приемных родителей я вас прошу пожалуйста просто я 8 лет без мамы. Я умею все и кушать варить и убираца. Пожалуйста. Посторайтесь. Пожалуйста. Я вас буду благодарить.” Аня, 16 лет

Мы очень хотим, чтобы все дети в детских домах и домах ребенка перестали быть невидимыми! Чтобы у них появилось что-то большее, чем имя, первая буква фамилии, год рождения, одна фотография и краткая характеристика. Чтобы можно было услышать их голос, увидеть улыбку или серьезный недетский взгляд.

Я снова захожу на наш сайт и вижу — Матвей, ровесник моего сына, одиннадцатилетний Юра, двенадцатилетний Игорь, погодки Степа и Настя… Это лишь маленькая часть детей, которые ждут шанса получить свою видеоанкету и надежду на семью. И, глядя на них, так хочется верить в чудо, в Деда Мороза, в исполнение желаний под бой курантов – да во что угодно, только чтобы их мечта сбылась!..

Юра. Один из тех, кто только ждет свою видеоанкету.

В Деда Мороза я не верю. Но зато верю в людей. Говорят, за свою жизнь мы все проходим три стадии: вначале верим в Деда Мороза, потом не верим, а в конце концов сами становимся Дедами Морозами. Так давайте побудем ими? Если вы прочитали мой текст и дошли до этих слов, может быть вы тоже захотите подарить детям, живущим в детдомах, самый главный подарок? И не только на Новый год, но и на всю жизнь. Сделать пожертвование на видеоанкету можно за пару кликов. И за эти же пару кликов можно изменить чью-то жизнь.

Я только что это сделала. Кто со мной?

Спасибо вам!