Блог Юлии Колесниченко. Часть 1. Про фонд, Тимошу и несбывшийся прогноз

0
1615
0

«Девочки, звонили родители из Магнитогорска, которые в прошлый раз усыновили мальчика. Они только что взяли брата с сестрой, нашли их по нашей видеоанкете!» «Нужно срочно включить в «Передышку» еще одну семью и найти помощника, имеющего опыт с «особыми» детьми — там у мамы родился кровный малыш с особыми потребностями, а потом она взяла ребенка с таким же диагнозом, увидела у нас — и не смогла пройти мимо».

Так начинается новый день в фонде «Измени одну жизнь». Небольшое помещение в обычном офисном здании. На стенах — фотографии детей и пара ангельских крыльев. Их, кстати, может примерить на себя любой желающий – потом расскажу, как. Здесь редко бывает тихо, здесь смеются, спорят, совещаются, устраивают мозговые штурмы, иногда даже немного ругаются и сосредоточенно стучат по клавишам. Постоянно звонит то телефон, то скайп, падают сообщения во все мессенджеры и письма в почтовые ящики. И именно здесь, в этой комнатке, каждый день понемногу вычерпывают море детей, находящихся в сиротской системе — ведрами, чашками, а то и просто ладонями. И оно ведь уменьшается, это горькое море!..

Эти дети уже в семьях. Их видеоанкеты были сняты и размещены на сайте фонда «Измени одну жизнь». 

А с выгоранием тут борются проверенным способом: найти страничку со словами «Ребенок в семье», посмотреть, как подросла цифра, показывающая, сколько детей оказалось дома за годы работа фонда или открыть фотографии мальчиков и девочек до и после усыновления. Такие есть у каждого приемного родителя. Есть они и у меня…

Мое личное знакомство с фондом «Измени одну жизнь» началось довольно необычно. Меня пригласили сюда работать, когда и фонда-то как такового не было, он только  задумывался и должен был вот-вот появиться на свет. Я пришла на собеседование, послушала — и с сожалением сообщила, что цели так не ставят, тему не поднимают и вообще из этого, боюсь, ничего не получится. После чего отправилась работать в другую уважаемую благотворительную организацию.

И не было в моей жизни случая, когда я была бы так рада ошибиться в прогнозах! Потому что из этого все же кое-что получилось: например, один из самых известных и эффективных фондов, связанных с темой социального сиротства и семейного устройства. Его команда за пять лет сумела добиться, на мой взгляд, невозможного. Поняли, что дети в детдомах «невидимы» — и вот уже снято более 36 000 (!) видеоанкет мальчиков и девочек из сиротских учреждений по всей России. Такие короткие видео, в которых ребенок может рассказать о себе, о своих мечтах, о том, что ему нравится и не нравится. Для будущих приемных родителей это редкая возможность по-настоящему увидеть ребенка — возможно, своего сына или дочку, услышать его голос, заметить какую-нибудь характерную черточку, улыбнуться в ответ на улыбку… А тем, кто пока далек от темы, случайно увиденная видеоанкета позволяет понять, что сироты в детдомах — это просто дети, оказавшиеся там, где им совсем не место. И, возможно, принять какое-то решение. Потому что, хотя и не каждый готов усыновить или взять под опеку ребенка, помочь ему найти семью под силу каждому из нас.

Сотрудники фонда снимают видеоанкеты детей.

Но фонд — это не только самая большая база видеоанкет детей-сирот. Ведь сделать, чтобы дети в детдомах перестали быть «невидимыми» — лишь часть задачи. Нужно поддержать и приемных родителей, настоящих и будущих. Сказано-сделано: сайт фонда стал одним из самых востребованных информационных ресурсов по теме семейного устройства. Помню, как когда-то сама, проходя этот путь и готовясь усыновить своего младшего ребенка, я судорожно прочесывала весь интернет в поисках хоть какой-то информации — фонда «Измени одну жизнь» тогда еще и в помине не было. Как важны мне были истории других семей, как хотелось поговорить с опытными приемными родителями!.. Теперь все это есть на нашем сайте — инструкции, статьи, вопросы-ответы, вебинары, блоги приемных семей и многое другое.

Но словами «Ребенок в семье» история, на самом деле, не заканчивается, для приемных родителей это только начало. Как поддержать их в непростой период адаптации? Как помочь справиться с выгоранием, с нехваткой ресурсов? Как предотвратить самое страшное — возврат ребенка в систему? Ведь в органы опеки семьи в кризисных ситуациях часто боятся обращаться, опасаясь, что все будет только хуже… Так в фонде родился проект «Передышка», позволяющий приемным родителям получить бесплатную помощь профессиональных бебиситтеров. И мы даже представить не могли, что какие-то несколько часов в неделю смогут оказаться такой огромной поддержкой и мы будем все чаще слышать: «Спасибо, вы просто спасли нашу семью!»

Но постойте, а почему это я все время говорю «мы», «наш фонд»? Да потому, что через пять лет после его основания, я все-таки вернулась сюда и стала частью команды:) Вот уже почти год мы вместе. И я подумала: должен же кто-то рассказать об этих людях, работающих в маленькой светлой комнате? Чем тут вообще занимаются, чем живут и дышат, почему и как существует фонд «Измени одну жизнь»? Не знаю, как вам, а мне это кажется очень важным – ведь приятнее поддерживать организацию, которую ты, по-настоящему, знаешь.  А еще мне хочется рассказать здесь про вас. Потому что без вас — тех, кто читает наш сайт, подписывается на рассылку и соцсети, делится видеоанкетами детей, делает пожертвования, дает надежду на семью детям-сиротам и поддерживает приемные семьи — без всех вас не было бы ни фонда, ни 12 с половиной тысяч детей в семьях, ни 36 тысяч видеоанкет…

Фонд «Измени одну жизнь» — в лицах.

В общем, давайте знакомиться! А чтобы с чего-то начать, расскажу о себе. Меня зовут Юлия Колесниченко, я — руководитель информационно-просветительского направления фонда «Измени одну жизнь». По образованию — журналист. У меня двое детей — кровная дочь Полина, которой на этой неделе как-то неожиданно исполняется уже целых 17 лет, и приемный восьмилетний сын Тимур. Когда-то я начинала, как и многие – с подарков в детские дома, с каких-то бестолковых поездок туда, с волонтерства… Потом постепенно поняла, что делаю не то и не так. Тогда стала помогать по мере сил благотворительным организациям, занимающимся проблемами социального сиротства. Начала погружаться в тему, учиться новым навыкам: фандрайзингу, просветительской работе, позже рискнула поменять профессию и полностью уйти из журналистики в благотворительность. И, уже понимая, что лучшая помощь для ребенка из детского дома – это семья, стала мамой во второй раз. Чтобы хотя бы еще «минус один». Минус один из сиротской системы, минус один из детдома. Мы с мужем знали, что не будем выбирать – просто возьмем того, у кого меньше шансов. Так и увидели нашего будущего Тимошу. Просто первая открывшаяся страница, сонный малыш, родившийся раньше срока и которым за все это время никто не интересовался. Это было еще до пресловутого «закона Димы Яковлева» и всплеска повышенного внимания государства и общества к «сиротской» теме. Поэтому даже маленькие дети так называемой «неславянской» внешности имели довольно небольшую надежду на семью. Это все и решило.

Тима в День аиста.

Наша дорога к сыну не была усыпана цветами, но и какой-то особо трудной тоже не оказалась. Встретилась на ней, конечно, и врач, злорадно отказывавшаяся ставить нужную печать и утверждавшая, что нормальные своих рожают, а не чужих подбирают – но был и специалист, приехавший осматривать жилищные условия в нерабочее время, «чтобы ребенок ни одного лишнего дня не ждал». Была судья, потерявшая все наши документы, но были и сотрудники дома ребенка, действительно беспокоившиеся за нашего Тиму.

Пока я ездила к нему, это был такой вялый сверточек, то доверчиво засыпавший у меня на руках, то утешавший сам себя, отчаянно насасывая рукавчик распашонки. Но в тот день, когда мы наконец-то приехали его забирать… В общем, когда его вынесли, такой же ни на что особо не реагирующий комочек, Тима увидел нас (при этом мужа – впервые в жизни) — и засмеялся, счастливо захохотал во весь голос, мы ни до, ни после ни слышали от него такого смеха… Так и стояли: крохотный Тимоша хохочет, немало повидавшие сотрудники дома ребенка пораженно шепчут: «Господи, он все понял…» и вытирают глаза, а я свои даже уже и не пытаюсь вытирать…Тиме тогда было всего 4 месяца. И это было ровно 8 лет назад.

Тима — дома.

В общем, это я все к чему: изменить одну жизнь – это, конечно, ни с чем не сравнимое счастье.  А  кто хочет изменить не одну, а больше, присоединяется к фонду «Измени одну жизнь»:)  Вы уже с нами?

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый