Женя Снежкина
Женя Снежкина 21 сентября 2012

Интернет-сообщники. Как сетевые друзья помогли в усыновлении

0
14
0

Женя Снежкина — журналист, мать троих детей: Елизаветы, Йиржи и Северина. С 2008 года она живет в Праге — там, откуда родом ее муж Ондржей Соукуп, журналист чешской газеты «Господаржские новины». Один из детей в их семье, Йиржи (Юра), — приемный. Женя согласилась завести блог на портале «Измени одну жизнь», чтобы регулярно рассказывать свою историю усыновления. 

Если бы не интернет, вполне возможно, что всей этой истории вообще не было. Почти одновременно с решением о том, что мы будем усыновлять ребенка, мне на глаза попалась статья Веры Шенгелия, где она описывала свой опыт усыновления. Именно в этой статье она дала «правильный адрес» – ссылку на сайт 7ya.ru, где на одной из конференций усыновители обсуждают свои проблемы. На этой конференции родители, которые находятся в стадии сбора документов или родители, которые уже усыновили ребенка делятся своим опытом и как могут помогают друг другу.

"Я бесконечно благодарна своим сетевым друзьям за помощь и поддержку", - пишет Женя Снежкина.
«Я бесконечно благодарна своим сетевым друзьям за помощь и поддержку», — пишет Женя Снежкина.

Как только для нас стало окончательно понятно, что да, мы усыновляем, я зарегистрировалась там, и как и все остальные участники начала терзать более опытных своих собратьев (сестер) бесконечным количеством вопросов: как выглядит гербовая печать (например, в ряде медицинских учреждений на гербовой печати нет собственно герба); можно ли проходить обследование в ведомственных поликлиниках; почему нельзя сначала познакомиться с ребенком в детском доме, а потом уже начать собирать документы; какая репутация у того или иного специалиста в органах опеки; как бороться с произволом региональных операторов базы данных детей-сирот – это совсем крошечная часть вопросов, которые волновали меня тогда и ответы на них я нашла или в крайнем случае обсудила на этой конференции. 

А для многих усыновителей вопросы возникали уже после того как ребенок попадал домой. Начиналась адаптация, а вместе с ней и проблемы, радости, горести, срывы и опять же бесконечные вопросы по поводу оформления документов.

Бывали дни, когда все валилось из рук, когда очередной чиновник уходил в отпуск или предъявлял какие-нибудь совершенно немыслимые требования, которые нужно было успеть выполнить в нереальные сроки, когда я окончательно доставала своих близких своими тревогами и сомнениями. И тогда я заходила на конференцию, открывала топик, называла его «поныть» и писала туда все то, что меня мучило. И чудо – мне отвечали люди, мои соратники, у которых или были такие ситуации в прошлом и они помогали найти решение, или просто сочувствовали и подбадривали – не горюй, прорвемся! Честно скажу, без их помощи и фактически ежедневной поддержки словом, делом, я вряд ли бы осилила эту дистанцию.

Да, иногда на конференции дискуссия велась жестковато, а потому нередко можно было прочитать вопрос или сообщение, которое начиналось со слов «девочки, не кидайте в меня тапками» или наоборот «девочки, киньте в меня тапком». Иногда градус дискуссии повышался до взаимных обид, виртуальных ссор и банов. И у меня, кажется, есть объяснение почему это происходило. Ровно в тот момент, когда мы начинали собирать документы на усыновление, у каждого из нас где-то на той стороне бюрократического барьера появлялся еще неизвестный нам, но уже любимый ребенок. И так получалось, что мы сразу попадали в роль сказочного персонажа, который должен был износить три пары железных башмаков, сходить туда, не зная куда и выполнить главное задание – доказать, что ты можешь быть хорошим родителем. Ведь именно это подразумевается в конечном итоге под рекомендацией от опеки о возможности быть усыновителем.

А что значит быть хорошим родителем? Государство – оно большое, кому конкретно во всей этой махине нужно показать, что ты хорошая мама или папа? Вот это все мы и начинали так или иначе рассказывать друг другу и немудрено, что рано или поздно наши представления о том, что такое хорошо, а то такое плохо приходили в столкновение. Сколько копьев было сломано на темах скрывать или не скрывать факт усыновления, чем лечить, как учить, наказывать или нет, терпеть или нет невозможное поведение наших ненаглядных во время периода адаптации, как мирить их со старшими или младшими братьями-сестрами. Вокруг каждой проблемы возникали группы, поддерживающие тот или иной способ решения задачи. Иногда эти группы ссорились, потом мирились, но главное, все эти вопросы можно было обсудить. И это работало: у меня появлялись силы идти к своей цели.

А еще иногда я думала – а вдруг чиновники читают все то, что мы тут обсуждаем? Вдруг они хоть на минуточку могут себе представить как нам мучительно и тяжело, но как мы хотим быть родителями?

Я бесконечно благодарна тогдашним своим сетевым друзьям за помощь и поддержку, за теплые слова и практические рекомендации, за чувство, что не только у меня в голове стучит метроном «только бы успеть, только бы документы не утратили срок годности». И я очень счастлива от того, что почитала за это время не одну, а множество счастливых историй родителей, которые нашли своих детей.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *