Блог Татьяны Мишкиной. Часть 4. Я была чужая тетя. Знакомство

0
1727
0

Первая наша встреча, совершенно ожидаемо для меня, не завершилась знакомством. Нас предупреждали в министерстве, что малыш не особенно готов к контакту с незнакомыми, и от предыдущей потенциальной мамочки попросту сбежал. У меня тогда возник только один вопрос: неужели взрослая женщина не смогла догнать годовалого малыша?

Читать все записи в блоге Татьяны Мишкиной

Видно, не смогла. Или не захотела. Наверное, многим первая встреча с сыночком или доченькой представляется такой радостной, долгожданной для всех:

— Здравствуй, сынок! Я — твоя мама! Наконец-то я нашла тебя! — и счастливое чадо бросается на шею.

Хотя, если задуматься, подобный сценарий вполне реален и в жизни. Дети в ДД так часто страдают нарушением привязанности, что и случайного взрослого готовы назвать мамой и кинуться в объятья.

Женю, туго запакованного в зимнюю одежду, вручили мне, как кулек. Все фото — автора.

Но, как бы радостные мамы не тешили себя иллюзиями на тему «узнал сердцем», или «любовь с первого взгляда», зачастую, это буйство эмоций — всего лишь следствие депривации. В ШПР нам много рассказывали об этом. Поведение Жени меня порадовало именно своей адекватностью.

Второе наше свидание состоялось спустя всего несколько часов после первого. И к тому, что малыш не примет меня радостно, я была готова. И совсем не печалилась на эту тему. Молилась про себя о том, чтобы не напугать его слишком сильно, чтобы не травмировать еще больше раненое сердечко.

В душе я надеялась даже, что с нами будет какой-то работник ДМ, воспитатель, человек, которого Женя знает. Но мне сразу сказали, что такой возможности нет. Хотелось надеяться, что у нас получится без слез пообщаться, и мне удастся успокоить малыша. В том, что он сначала будет сопротивляться и плакать, у меня сомнений не было. Я была чужая тетя.

Женю, туго запакованного в зимнюю одежду, практически лишающую малыша возможности двигаться и сопротивляться, вручили мне, как кулек, и сразу же выставили на улицу, т.к. в ДМ был объявлен карантин ветрянки. Глядя на меня в упор расширенными от ужаса глазами, малыш истошно кричал, заливаясь слезами, и отчаянно пинался маленькими ножками.

Очутившись на улице, я сразу же огляделась по сторонам, в поисках укрытия. Пронизывающий насквозь ветер и дождь компенсировали отсутствие мороза, я просто дрожала от холода. Женя продолжал кричать. Я повернула его спиной к себе и плотно прижала. Малыш замолчал от неожиданности и начал испуганно озираться по сторонам. На его еще мокрые от слез щечки падали капли дождя, я ежеминутно вытирала их и тихонько бормотала на ушко все детские считалки и стишки, какие только могла вспомнить.

Впервые мы остались наедине, общались, и малыш не плакал.

Пространство вокруг ДМ было оборудовано просто великолепно для игр в сухую и солнечную погоду, но под мелким противным дождем вперемежку со снегом все эти милые сооружения – яркие и красочные домики, горки, машинки и кораблики – выглядели довольно уныло.

Нам удалось, кое-как, влезть с Женьком в узкий проем игрушечного домика. Там я плюхнулась на мокрую лавочку и покрепче обняла ребенка. Малыш пошевелил губками, будто пережевывая что-то, сглотнул и затих. Он больше не плакал, перестал даже всхлипывать. Видимо, смирился.

Мы играли в сороку, варили кашу на моей холодной ладошке, вернее, кашу варила я, а Женя смотрел очень сосредоточенно, как я загибаю пальцы один за другим. Потом еще в ладушки-ладушки. Вспомнила косолапого Мишку и что-то из Корнея Чуковского. Когда мы дошли до «Курочки Рябы», Женя запрокинул голову и посмотрел на меня удивленно. Очевидно, эта сказка была ему хорошо знакома. Мы оба немного выдохнули, напряжение спало.

Я старалась как можно лучше запомнить каждую деталь происходящего, чтобы потом суметь воскресить в памяти этот момент. Впервые мы остались наедине, общались, и малыш не плакал. Это было так важно для меня, так дорого и значимо! Душа наполнилась удивительным чувством гармонии, счастья. Так хотелось поделиться этим с малышом, дать ему кусочек моего тепла.

Я старалась как можно лучше запомнить каждую деталь происходящего, чтобы потом суметь воскресить в памяти этот момент.

Я стала специально дышать в лицо Жене, чтобы согреть его холодные щеки и нос, целовала маленькие ладошки. Он очень плотно прижался ко мне, слушал мой голос и иногда опять начинал шевелить губами. Мы вместе смотрели в окошко нашего теремка на мокрые деревья, лужи, на черных ворон и маленького воробушка, и я рассказывала ему обо всем этом. Мы знакомились.

Из-за угла вышел охранник с зонтом, позвал нас. Администрация ДМ, видимо, сжалилась над нами и решила уступить. Нас пустили в музыкальный зал.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый