Блог Ксении Торопцевой. Часть шестая. Брать или не брать? Пошагово определяемся с главным решением в нашей жизни. Шаг 1 — Моя мотивация.

1
160
0

Все записи в блоге Ксении Торопцевой читать здесь.

После истории Гномика мне стали приходить письма от людей, желающих взять ребенка из детского дома. Некоторые писали, что готовы взять ребенка с особенностями здоровья, некоторые – только здорового новорожденного малыша, некоторые сомневались в вопросе – какого? Но все спрашивали, потянут ли; у всех были сомнения, страх, неуверенность. Я им рассказывала, кто такой приемный ребенок, к чему ты точно никогда не будешь готов, как справляться с адаптацией, что влечет за собой его появление в вашем доме.

И я считаю успехом тот момент, что некоторые люди приняли решение подождать, поняли, что не совсем готовы, или не готовы их мужья, жены, что у них нет тех ресурсов, которые жизненно необходимы в этом вопросе. Решение принять в семью сироту должно быть максимально взвешенным и обдуманным, поскольку ответственность за судьбу ребенка здесь принципиальна и необратима!

Давайте проведем самоанализ, после которого, я думаю, станет проще ответить на вопрос: «Готов ли я?», «Хочу ли я на самом деле?», «Брать или не брать?».

Блог разделен на четыре шага: моя мотивация, мои ресурсы, люблю или принимаю, мое решение.

Шаг 1. Моя мотивация.

Помню, один из первых вопросов в Школе приемных родителей был: «Почему вы приняли такое решение, взять ребенка из детского дома?» Мы тогда, не задумываясь, ответили: «Потому что хотим помочь». Вопрос мотивации принципиален, от вашего ответа зависит то, какого ребенка вы можете взять, с каким рюкзаком проблем и диагнозов за спиной, насколько вы подготовлены внутренне к предстоящим сложностям.

Когда вы принимаете решение взять ребенка из учреждения, вы должны также принимать во внимание множество факторов, которые влияют на адаптацию ребенка в семье, на его характер, на его привычки. Вот некоторые из них:

— Травма брошенности есть у каждого ребенка из учреждения. И это обязательно, в большей или меньшей степени, отразится на нем в семье.

— Формирование психики ребенка происходит первые три года жизни.

— Первый год жизни ребенка – «Моя мама – вся моя связь с внешним миром».

— Медицинская карта ребенка и анамнез матери.

— Почти все дети из системы отстают в развитии.

— Травма изъятия, повторного помещения в учреждение, негативный опыт в семье (физическое и сексуальное насилие, голод, алкоголизм, наркомания и проч.) – все это ляжет на ваши плечи, и вы должны знать, как это может проявляться, и быть к этому готовым.

От этих факторов необходимо отталкиваться, когда вы решаете для себя, какого ребенка вы готовы взять.

Спросите себя: почему я хочу взять ребенка из государственного учреждения? Как правило, среди объективных причин называется: «невозможность иметь своих детей», «желание дать семью ребенку, у которого ее нет», более опытные в этом вопросе родители говорят, что система не помогает, что только калечит, детьми не занимаются, и что необходимо вытащить ребенка из сиротского ада, что хочется помочь. Мотивация схожая, но надо понимать, что от нее зависит напрямую, какого ребенка вам лучше всего рассматривать.

Возьмем первую мотивацию – невозможность иметь своих детей. В 95% случаев такая семья берет ребенка «для себя». Неимение собственных детей зачастую ложится тяжким грузом на родителей, они чувствуют свою нереализованность. Желание дать нерастраченную любовь маленькому человечку, вложить в него все свои знания, вырастить из него родного ребенка – очень мощная мотивация. В данном случае, я не вижу объективных проблем. Родители берут здорового новорожденного и растят его своим родным малышом.

Другой вопрос, если родители с такой мотивацией решают (по каким-либо причинам) взять ребенка с особенностями развития или ребенка, который провел в сиротском учреждении первые несколько лет жизни (даже не имея больших проблем со здоровьем). Я писала выше, что формирование психики ребенка происходит первые три года жизни, и первый год жизни ребенка без матери (или значимого взрослого) означает отсутствие нормальной связи с внешним миром. Ребенок не получает информацию о внешней среде, она для него остается враждебной, страх неизвестности и отсутствие защиты оказывают самое пагубное влияние на его психику.

Ребенок, оставленный матерью, испытывает огромный страх, волнение, он постоянно напряжен. Мой младший приемный сын до сих пор на препаратах, выписанных психиатром, которые помогают ему успокоиться, избавиться от множества фобий, снизить его «дерганность» и чрезмерную истеричность. Поначалу он боялся всего, постоянно вздрагивал, когда ложился спать – был весь мокрый от страха и напряжения.

Тревожность приводит к тому, что ребенок может обкакаться и описаться в общественном месте. Многие дети приобретают аутистические черты поведения (см. парааутизм). Препараты сгладили это, но до конца не ушло. Я не утверждаю, что такое поведение присуще всем детям, кто с рождения в учреждении. Например, мой старший приемный сын не боится ничего. Тут все непредсказуемо, Гномик (старший приемный сын) – ребенок, который всю жизнь боролся за выживаемость, будь у него другой характер – не уверена, что он бы справился со всеми трудностями, которые на него свалились (читайте историю Гномика). В любом случае, надо быть готовым ко всему.

Далее, ребенок, проживший первые несколько лет жизни в сиротском учреждении, как правило, значительно отстает в развитии. И тут не всегда поможет медицинская карта. Как правило, почти у всех стоит диагноз ЗПР, а у многих и умственная отсталость разной степени. И понять, насколько ребенок сможет выкарабкаться из этого диагноза, можно только косвенно, какими-то вопросами или своими наблюдениями. Детский дом вряд ли скажет вам что-то внятное относительно перспектив развития вашего ребенка.

Например, были ситуации, когда люди брали ребенка, будучи уверенными, что вытянут его на уровень нормы, а по факту оказывалось, что ребенок с огромными ментальными проблемами, и навсегда останется коррекционным. Что вы будете делать в таком случае? Если уже заберете, но поймете, что ребенок не сможет учиться в гимназии, как вы о том мечтали; что он не сможет играть в футбол, потому что у него логика не работает, и он не способен думать на поле; он не сможет учить английский язык, да и по-русски будет писать с трудом? Поставьте себя на это место и решите, что вы сделаете. Ведь таких ситуаций очень много. Разочарования и приятные неожиданности – вот что ждет вас при встрече с вашим ребенком.

У моего младшего приемного ребенка стоит ЗПР. Если честно, то он все соображает, у него отличная память, и если ему надо, он может выучить стихотворение за несколько прочтений. Но тут главный момент – ЕСЛИ ЕМУ НАДО! Реактивное расстройство привязанности делает его практически необучаемым. У него ноль мотивации на учебу. Через минуту занятий он начинает ныть, что устал и не хочет ничего делать. Все, баста…И если это поведение не сгладится к школе (а у меня на сегодня цель номер один – замотивировать ребенка на учебу), школа для нас будет самым сложным испытанием.

У второго ребенка стояла тяжелая умственная отсталость. И я забирала его из детского дома, осознавая, что беру коррекционного ребенка. Но! Учитывая его упертость и желание учиться, его аккуратность и способности усидчиво выполнять кропотливую рутинную работу (учебу), мне порой кажется, что мы сможем достичь больших результатов с ним, нежели с сыном, у которого стоит всего лишь ЗПР.

Медицинская карта ребенка и анамнез матери. Это очень важный момент. Он может помочь понять, что происходило с вашим ребенком в утробе матери, как он родился, с какими осложнениями и патологиями. Что ему корректировали, а что нет. И самое главное – с чем он придет к вам, поскольку от этого зависит ваша вовлеченность в его реабилитацию (ее продолжительность, затратность, сложность, степень восстановления и т.п.). Мне лично очень помогла информация о биологических матерях моих приемных детей. Понятно, почему у ребенка такие патологии и такие особенности поведения. Я сразу смогла прикинуть, сколько предстоит работы с детьми и насколько реально их вытянуть на норму.

Если в медицинской карте ребенка и матери вас что-то смущает, первое что вы должны сделать – собрать всю необходимую информацию по диагнозам, лечению. Я рекомендую проконсультироваться с сотрудниками институтов и крупных больниц на предмет операбельности той или иной патологии, стоимости (если не входит в ОМС), продолжительности лечения. В противном случае вы можете быть неприятно удивлены и не готовы к тем проблемам здоровья, с которыми придет ребенок в вашу семью.

Самый сложный момент, о котором я хочу упомянуть – травма изъятия, возврата и негативный опыт в кровной семье. Я лично считаю, что детей «с опытом» лучше всего брать либо уже состоявшимся приемным родителям, либо людям, мотивация которых звучит – «я хочу помочь». Это крайне важно! Потому что здесь вам надо будет пройти путь сложнее и тернистее, чтобы в финале вытащить ребенка и по-настоящему помочь ему. Надо отдавать себе отчет в том, что может происходить, как негативно появление такого ребенка может сказаться на семье (особенно если один из родителей не был до конца готов), на детях, даже на животных!

Травма изъятия оставляет рубец на сердце ребенка. Он помнит свою кровную семью. И, как правило, винит в сложившейся ситуации не их, а органы опеки, которые пришли и забрали его. Он любит свою кровную семью, он тепло вспоминает их. И в данной ситуации приемный родитель становится красной тряпочкой для такого ребенка. Он срывает весь тот накопленный негатив, который перенес, он постоянно сравнивает вас с кровной родней, он не принимает вас за родителей.

В дальнейшем он научится любить вас, но при малейшем вашем к нему строгом отношении, упреке, будет вспоминать и сравнивать с кровной семьей. Будет появляться агрессия и протест. При этом он может и научиться жалеть вас, но, не умея контролировать свой негатив, по-прежнему будет сохранять свое поведение. Чем старше ребенок, тем протест может ярче выражаться. Здесь очень важно научиться сочувствовать такому ребенку, жалеть его, но при этом зачастую оставаться хладнокровным – ребенок должен отвечать за свои поступки, учится контролировать свои эмоции.

Для этого вам придется первое время работать с его эмоциями, говорить с ним об этом, озвучивать, что он чувствует, потому что дети из системы, как правило, с неустойчивым эмоциональным фоном. Им сложно понять, что с ними происходит, сложно контролировать себя. Они зачастую совершенно не хотят что-то делать, но делают или говорят, потому что просто не могут себя остановить. Мой младший приемный сын настолько не понимал, что с ним происходит, что начинал просто орать и махать руками и ногами вразнобой. И только через полтора года пребывания в семье он научился говорить: «Я обиделся», «Мне больно», «Ты меня не понимаешь совсем», «Ты меня ругаешь» и т.д.

Негативный опыт в кровной семье (особенно физическое и сексуальное насилие) – то, к чему очень многие оказываются не готовы. Представьте, что вы берете красивую пятилетнюю девочку, Божий одуванчик, ваша мечта. И дома, к примеру, выясняется, что эта замечательная девочка даст фору по знаниям о сексе любому взрослому или подростку. И, более того, начнет демонстрировать все, что знает, на куклах (посмотрите фильм «ЛЮБА» Ролана Быкова). Как вы отнесетесь к такому поведению? А представьте, если ваша приемная дочка станет играть в то, что знает, в гостях на глазах других маленьких детей. Что вы будете делать? Как реагировать? Многие приемные дети не могут досчитать до 5 в возрасте 6-7 лет, но зато прекрасно могут отличить водку от пива, а также назвать вам ценник и марки данных напитков.

И самое главное – с этим опытом можно жить, этот опыт можно принять, можно сделать его прошлым без будущего! Любовь, терпение и колоссальные усилия с вашей стороны обязательно приведут к хорошему результату. Главное – твердо определиться, готовы ли вы к этим колоссальным усилиям без возможности вернуться к точке «ДО».

Собственно вот почему, только получив максимально возможную информацию о вашем ребенке, его матери, здоровье, прошлом опыте, лучше всего принимать решение. Определитесь с мотивацией, что вами движет, что вы хотите, на что готовы. Повторюсь еще раз: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СУДЬБУ РЕБЕНКА ЗДЕСЬ ПРИНЦИПИАЛЬНА И НЕОБРАТИМА.

Шаг второй — «Мои ресурсы» — рассмотрим совсем скоро. Продолжение следует.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *