Женя Снежкина — журналист, мать троих детей: Елизаветы, Йиржи и Северина. С 2008 года она живет в Праге — там, откуда родом ее муж Ондржей Соукуп, журналист чешской газеты «Господаржские новины». Один из детей в их семье, Йиржи (Юра), — приемный. Женя согласилась завести блог на портале «Измени одну жизнь», чтобы регулярно рассказывать свою историю усыновления.

tel

 

Некоторое время мы приходили в себя после того как оказалось, что рыжий мальчик, на фотографию которого я смотрела все время пока мы готовили документы на усыновление, неизлечимо болен. Я много думала о том, что предъявлять судьбе и будущему ребенку определенные и жесткие требования было с моей стороны как минимум самонадеянно, а как максимум глупо. За что и получила. И тогда мы решили, что будем рады любому малышу, который появится в нашей семье.

Поскольку у нас уже был резко отрицательный опыт общения с оператором базы данных о детях, оставшихся без попечения родителей Московской области, мы предполагали, что в Москве к иностранцам будут относиться с той же степенью доброжелательности, что и в области (и сообщения на форуме усыновителей это предположение подтверждали). А после моего позорного бегства обращаться к федеральному оператору мне было совестно.

Но хорошо, что российский закон позволяет усыновителям обращаться напрямую к любому региональному оператору, так что в поисках ребенка я начала обзванивать регионы. Сначала звонила в регионы, которые находились недалеко от Москвы. И опять началась какая-то ерунда.

— Из Москвы? У нас нет для вас детей!

— Да, но в базе данных содержится информация как минимум о десяти малышах, я смотрела…

— Вы не поняли? Для вас детей нет!

 

+++

— Мы не работаем с усыновителями из других регионов!

— Но в законе написано…

— В каком еще законе? У нас инструкция!

 

+++

— Женщина, у вас муж иностранец, чего вы еще хотите?

— Ребеночка…

— Только через агентства по усыновлению!

— Но ведь я гражданка России.

— Только через агентства!

 

+++

— Присылайте документы… (далее следует какой-то немыслимый список документов, который включает в себя рекомендации соседей) и мы рассмотрим.

— Но ведь такого требования нет в законе!

Гудки.

 

Владимирская, Калужская, Тверская, Костромская, Ярославская, Ивановская, Смоленская, Волгоградская области – и везде как в другой стране – другие законы, чиновники не в курсе федеральных правил или не хотят связываться с иностранцами. Опять передо мной возникла непреодолимая стена. И тогда я решила позвонить в регион наугад. Зажмурилась, ткнула в карту, мне выпала Республика Коми. Безо всякой надежды набрала номер регионального оператора.

— Добрый день. Я кандидат в усыновители, живу в Москве. Я хотела бы узнать, нет ли у вас случайно ребенка на усыновление… маленького мальчика…

— Подождите, подождите. Зачем вы звоните-то?

— Я – кандидат в усыновители…

— Это я поняла. Зачем звоните? Это же жутко для вас дорого. Напишите нам письмо — электронный адрес на нашем сайте находится на той же странице, что и телефон.

— А вы что, умеете пользоваться электронной почтой?!

Я понимаю, что со стороны эта моя реплика выглядела хамством. Но это я так от неожиданности и растерянности, от того, что впервые кто-то из региональных операторов проявил ко мне человеческое внимание, подумал о том, во сколько мне обходятся телефонные разговоры, да еще и предложил наладить общение в наиболее удобной форме. Ух ты!

Конечно, я сразу написала и тут же начала ждать ответа. Полчаса я ежеминутно перезагружала браузер. Через полчаса пришло письмо. Да, есть, мальчик, три месяца, вот фотография. С малюсенькой нерезкой фотографии на меня смотрел малыш в желтой распашонке. Черты его лица разглядеть было трудно, но это было неважно. В ту секунду я поняла, что Республика Коми и город Сыктывкар стал нашей судьбой. Едем!

Сотрудница базы данных попросила меня прислать по факсу заключение опеки и ксерокопию моего паспорта и еще через час сообщила, что дом ребенка готов нас принять. Когда нам будет удобно? Господи, когда нам будет удобно! Да хоть завтра!

Ближайший рейс, на котором для нас с мужем были места, оказался через два дня.

Все эти два дня мы засыпали и просыпались только с одним словом – Сыктывкар, Сыктывкар, Сыктывкар!

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *