Блог Ксении Мельниковой. Часть 4. Про опеку

0
932
0

Читать все записи в блоге Ксении Мельниковой

Мое знакомство с опекой началось с телефонного звонка. Нужно было узнать перечень документов для оформления гостевого режима. Перечень мне озвучили и пригласили приехать. Решив действовать на опережение, я прошла медкомиссию и собрала все справки еще до первой поездки в опеку. С этим пакетом документов явилась в отдел. Увидев меня, специалисты удивились, начали расспрашивать о возрасте, о ребенке и о том, зачем мне все это. Но, выслушав мою историю и убедившись, что отступать я не собираюсь, все-таки приняли документы и предложили в этот же день обследовать мое жилье.

Фото — foto.ua

При обследовании сотрудницы были корректны и вежливы, все прошло достаточно быстро. Пообщавшись с семьей (мы были дома с мамой и младшим братом), а также осмотрев комнату, подготовленную для ребенка, они пообещали позвонить, когда будет готово заключение, и уехали. Через неделю положительное заключение на гостевой режим было готово.

Совсем по-другому проходило общение с опекой по месту пребывания ребенка. Когда было принято решение забрать Валеру домой навсегда, мы очень хотели успеть к Новому году. В принципе, это было возможно, но по некоторым причинам ребенок оказался в семье только в марте.

Итак, расскажу про причины по порядку. В начале сентября я приехала в свою опеку и сказала, что хочу забрать ребенка в семью, попросила направление в ШПР. Направление мне дали вместе с номером телефона психолога, к которой нужно было подъехать на предварительное тестирование. Дозвониться и пройти тестирование удалось только после 20 сентября. Причем перед тестированием была долгая «проповедь» от психолога на тему «зачем оно вам надо?», рассуждения о ребенке, как о помехе в жизни, расспросы о семье и т.д.

У меня возникло четкое ощущение, что меня в чем-то подозревают и что нужно в чем-то оправдываться. Правда, что плохого они подозревали, я не могу понять до сих пор. Из тестов были проведены — тест Люшера, тест Сонди, опросник MMPI и какой-то опросник на отношение к ребенку. Вскоре после тестирования начались занятия в ШПР. (Про ШПР я уже рассказывала в своем блоге)

Экзамен в ШПР был сдан в середине декабря. Сразу же отвезла сертификат в опеку. Специалист оказалась на больничном, мне было сказано — ждать. Кроме того, были высказаны сомнения в том, что ребенка отдадут. Причина — отсутствие в нашем районе спецшколы (на тот момент у Валеры стоял диагноз ЗПР). На вопрос о том, как  как избежать отказа, ответа мне никто дать не смог.

Тут мне на помощь снова пришел Интернет и сайт фонда «Измени одну жизнь», здесь нашлась ссылка на сайт юридической помощи приемным семьям. На этом сайте мне посоветовали взять справку из ближайшей школы о возможности обучения в ней ребенка с ЗПР. Так я и сделала. В конце декабря специалист вернулась на работу и предложила провести повторный осмотр жилья уже после новогодних праздников.

На зимние каникулы забрала Валеру домой еще по гостевому режиму. Это был его первый Новый год дома, в семье. Мы праздновали и грустили одновременно, потому что знали, что скоро ему придется вернуться в интернат до окончания оформления документов.

12 января был проведен повторный осмотр жилья и через неделю получено положительное заключение. Специалисты настоятельно рекомендовали оформить приемную семью вместо безвозмездной опеки, пришлось согласиться.
Дальше началось самое сложное — взаимодействие с отделом опеки по месту пребывания ребенка. Анализируя прошедшее, я пришла к выводу, что этот этап был самым сложным именно психологически, потому что то, что было до него, уже изрядно подкосило веру в свои силы и справедливость нашего государства.

Ехать до этого отдела от нашего дома — почти как до Москвы, около 300 км. Хорошо, что в том городе у меня есть друзья, которые очень помогли нам в тот период. При первом посещении у меня приняли документы, но еще дали перечень дополнительных необходимых справок — начиная от результатов рентгена и анализов и заканчивая справкой об отсутствии долгов в ЖКХ.

Это было как гром среди ясного неба. Снова собирать справки, при том, что у некоторых документов, которые уже были собраны, заканчивался срок действия, — означало продолжение пребывания ребенка в интернате еще на неопределенное время. Чуть успокоившись и согласившись на все условия отдела опеки, поехала домой.

Решила взять все справки, которые делают быстро и предоставить в отдел, а если все же будут требовать невозможного, то обратиться за помощью к юристу. Собрала справки, отправила в отдел по электронной почте на проверку. Обещали позвонить, когда проверят. Через неделю позвонила им сама, обрадовали что документов им достаточно, начинают общаться с администрацией интерната. Оказалось, что интернат тоже должен собрать кучу бумаг, чтобы отпустить ребенка в семью. Ожидание продолжалось.

Скоро должны были начаться весенние каникулы. Мы со специалистом опеки договорились, что они постараются успеть все завершить к этому времени. И вот 24 марта я поехала снова в этот город. Рано утром пришла в опеку, мне предложили подписать множество документов, ознакомиться с медицинскими справками, с заявлениями родственников ребенка, еще с какими-то заключениями. Вся беседа и изучение документов заняла около полутора часов.

В итоге, когда мне сказали: «Собирайтесь, мы едем с вами в интернат за ребенком», я не поверила своим ушам. Мы со специалистом приехали в интернат, пошли в кабинет директора. Директор сказала, что с нами ей разговаривать не о чем, так как она поговорила с ребенком и все поняла для себя. Мне было сказано: «Ну что ж, забирайте». Специалист из опеки сказала, что ей уже пора, я поблагодарила ее за все, и мы попрощались.

Я стояла в коридоре в каком-то ступоре минут 10. Мне все казалось, что это сон, что сейчас кто-нибудь подойдет и скажет, что нужно сделать еще что-то, что ребенка мне отдать не могут или что-то еще произойдет. На автомате прошла в следующий коридор и в окно увидела мальчишек, которые играли на площадке в лапту, среди них был и Валера.

Бегом спустилась во двор интерната, младшие узнали меня и подбежали обниматься, кто-то крикнул: «Валера, за тобой приехали!». Валера подбежал ко мне, и я сообщила ему новость: все закончилось, и мы едем домой. Вначале он тоже не поверил, что такое может быть, стоял в ступоре как и я, не зная что делать.

На помощь пришли мальчишки, они сказали: «Ну, что ты стоишь, иди, собирай вещи!» Собрался он быстро, минут за пять. И мы, счастливые, но пока не верящие своему счастью, поехали, наконец-то, домой — навсегда!

И в завершении этой длинной статьи хочу дать практические советы будущим приемным родителям:

  1. Начните с малого, не идите сразу же в опеку, почитайте сайты, пообщайтесь на форумах, предварительно позвоните. Так вам будет проще подготовиться, и вас не смутят различные вопросы.
  2. Не стесняйтесь и не бойтесь. Сообщите сотрудникам опеки свои мотивы к принятию ребенка. Настаивайте на своем, если вас будут отговаривать.
  3. Если вы хотите усыновить подростка или ребенка с каким-то диагнозом, то предыдущий совет для вас — основной. Вас будут отговаривать. Все. Еще будут пугать. Тоже все. Ничего не бойтесь, если вы уже все для себя решили. Диагнозы — не приговор, а особенность, с которой придется работать. Менее счастливыми они вас не сделают.
  4. Подумайте над ответами на вопросы окружающих. Не позволяйте никому принимать решение за вас. Это — ваша жизнь, ваша семья. И только вы должны решать: брать ребенка в семью или нет. Будьте готовы к тому, что многие будут вас не понимать и, может, даже осуждать. Но это их проблемы, а не ваши.
  5. При общении с органами опеки будьте корректны, но уверены в себе. Не стесняйтесь сказать, что вы консультируетесь с юристом и знаете свои права. Желаю вам удачи!