Читать все записи в блоге Анны Титовой.

Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня я расскажу, как мы решились на второе усыновление.

Наверное, как вы уже догадались – это была тоже моя идея. Сейчас я понимаю, что все правильно и все вовремя, но было время, когда дети были меньше, и было очень тяжело.… Но все по порядку.

Когда мы забрали старшего ребенка домой, за первый год его жизни нам звонили пять раз из опек нашей области и говорили о том, что есть дети. Я заранее сама обзванивала все опеки и говорила, что мы ищем ребенка.

http://i71.ltalk.ru/55/11/51155/19/1211519/1.jpeg

Самое трудное в материнстве — это перейти от понимания того, что ребенок уже не один, что их двое. Фото — i71.ltalk.ru

Так вот, каждый раз я рассказывала об этом супругу. Он очень интересовался тем, что за ребенок, откуда он и т.д., но не делал никаких встречных предложений. Вообще, первые два года, когда в нашей семье появился ребенок, мой супруг очень много работал, а я сильно уставала. Супруг хотел заработать больше денег на развитие бизнеса, а я была жуткой перфекционисткой и «сумасшедшей мамашей». Я постоянно переживала из-за здоровья малыша. Каждый зуб лез с температурой от 39 градусов и выше.

Мы жили отдельно от родителей, да еще и в квартире, поэтому обсудить проблемы и даже просто поболтать мне было не с кем. А я по натуре очень общительный человек. Врачи нас пугали, что сын слишком мало весил, что нужно лечить его перинатальные «болячки» и т.д. Я обязательно об этом всем напишу отдельно эссе.

Так вот, когда Андрюшке исполнился 1 год 8 месяцев, мы переехали жить к бабушке моего мужа. Точнее, мы хотели погостить у нее летом, но с тех пор живем здесь уже второй год! Так вот, после того, что я постоянно была одна с ребенком, и все домашние хлопоты были в основном на мне, мы переехали в частный дом, где в одном дворе живут три семьи и все друг другу помогают.

Думаю, что многие спросят, а что за хлопоты в однокомнатной квартире с одним ребенком? Отвечаю, если проблем нет, я их сама себе придумаю и буду стойко решать, а потом требовать медаль на грудь от уставшего мужа, — знакомо? Я не одевала ребенку подгузники (только на прогулку), готовила есть всем отдельно. Я сама была на особой диете, а ребенку прикорм готовила так, чтобы только приготовить и сразу съесть, никаких «вчерашних» каш! И не дай Бог, еду из баночек каждый день! Если я гуляла один раз в день с сыном (у нас первый этаж и балкона нет), то корила себя за то, что я — плохая мать.

Я шила, занималась йогой дома, читала книги без остановки (воспитание, закаливание, про наши болезни), вставала каждый день в 6 утра, чтоб все успеть. И этот список можно продолжать до бесконечности… В общем, усложняла максимально жизнь себе, мужу и сыну.

Пишу это все, чтобы многие женщины узнавали себя. Это особенно сильно выражено у тех женщин, у которых ребенок «поздний» и очень долгожданный. Слава Богу, это все в прошлом, теперь в моей жизни еще больше увлечений. При этом у нас двое детей, но все в кайф, в радость и по силам, все по-женски, без надрыва и «пахоты», хотя иногда бывает, что забываюсь.

Мы переехали, и я так расслабилась в плане того, что дети (у нас еще племянник и племянница в этом же дворе живут) гуляют сами во дворе, мы только приглядываем, кушать бегают стаей то в один дом, то в другой и т.д. Бабушка мужа Екатерина Петровна (ей 86 лет), дай Бог ей здоровья, нам очень помогала. Да что говорить, помогали все нам и словом, и делом.

Родители супруга — мама Маша и папа Витя – тоже помогают. Мне стало в разы легче, самое главное, эмоционально. Работы я не боялась никогда, поэтому начала потихоньку грустить о грудничке. Я вспоминала, какой был Андрюшка наш маленький и беспомощный, а тут он уже все сам и кушает, и даже просыпается ночью не каждый день.

И я почувствовала, что опять хочу малыша, что соскучилась по пеленкам-распашонкам. Рассказала мужу. Он говорит, что не могу сейчас тебе помогать с детьми, т.е. и не против, но и вижу, что не особо рад перспективе опять погрузиться в заботы о маленьком ребенке. Просила Матронушку и Серафима Саровского, чтобы он дал нам еще деток. Была надежда, что сама забеременею (часто так бывает, когда берешь детей, а потом у самой получается забеременеть). А мысль засела глубоко и чувство опять такое — надо поспешить собирать документы на второго ребенка. Все были, откровенно говоря, в недоумении: куда спешим, маленькая разница в возрасте у детей получится. Тяжело с двумя детьми будет: и финансово, и физически, и эмоционально.

Но я из таких людей, которые живут по принципу — «куй железо, пока горячо!» Добилась от мужа положительного результата и начала документы собирать (вот даже в первом слове предложения понятно, что я на него очень давила). Собрала все быстро, опыт уже был. Почему–то у меня в голове сложилась картинка, что идеальная разница между детьми — два года. К примеру, усыновили четыре ребенка подряд, а к сорока годам можно уже и планировать свою реализацию, карьеру и путешествия (многодетные родители поймут, какое это заблуждение).

Узнаете подростковый максимализм и перфекционизм? От них я начала избавляться совсем недавно, потому что начала понимать реалии жизни. Документы собраны, ждем. И — ничего, ни одного звонка, никаких изменений. Так пролетело несколько месяцев. И вот после Нового года я поняла, что ждать мы будем долго, надо что-то делать. Я поехала в одну из опек нашего города, где работает очень хороший специалист, с которым у меня нормальные отношения. Рассказала о нашей ситуации. Она честно сказала, что даже если бы мы у нее не снялись с очереди усыновителей, то до нас еще бы очередь с первым ребенком не дошла. А нашему сыну, между прочим, уже исполнилось 2 года. Она объяснила, что детей очень мало, а усыновителей много.

И рассказала, что есть только одна семья из трех детей: мальчик (5 лет) и две девочки (3 года и 1 год). Вспомнила, что недавно рассылка была про парнишку, у которого были проблемы с документами, он гражданин Узбекистана, и его отправили в область. Я вышла из опеки расстроенная. Мужу рассказала все, а он говорит, ну давай троих брать и все сразу «отстреляемся». Получится два мальчика и две девочки — все, как и мечтали.

Я об этом подумала, но у меня внутренний протест пошел. Я проблему увидела в следующем: старшему ребенку 5 лет, а нашему Андрюше 2 года. Вот думаю, например, начнется адаптационный период, и, например, этот мальчик обидит нашего сына (ну старшие дети частенько в семье младших обижают). Вот думаю, смогу ли я промолчать, смогу ли полюбить этого мальчишку? И поняла, что нет. Все читаю про опыт многодетных родителей. И все пишут, что важно вложить все хорошее в старшего ребенка, что он будет маяком и примером для подражания всем младшим детям (у меня эта мысль откликнулась).

Знаете, у нас старший Андрюшка именно такой, каким я и мечтала видеть своего первенца. Он очень добрый, открытый, жалостливый и нежадный, очень контактный и всех любит. Вот и ответ, он однозначно должен быть старшим в семье. Тогда я задумалась о мальчике без документов, муж согласился с моими доводами. Нашли мы этого ребенка. Дениска родился в декабре, и на тот момент ему был месяц. Благодаря ему мы узнали нашу Ксению Игоревну – это женщина — не просто специалист по опеке, она пристраивает всех детей, с любыми диагнозами и «бардаком» в документах. Таких людей, как она, я не встречала за всю жизнь.

О ней ходят легенды, она использует любые возможности помочь всем. Когда мы к ней приехали, конечно, начала нас отговаривать, но по-доброму, ребенок – национальный. Мы объяснили, что мечтаем об интернациональной семье. И Дениска нам очень понравился. В общем, началось. Мама биологическая – беженка, отказ написала, но была официально не разведена, поэтому никто ребенка взять не может, пока не найдут папу в Узбекистане.

Мы подняли всех знакомых: милицию, неофициальные каналы, нашли знакомых даже в Москве в посольстве. Я просила отдать ребенка на время под опеку, чтобы малыш был не в доме малютки, а в семье. Но это незаконно, правительство Узбекистана могло подать в суд на опеку, и дело «пахло» международным скандалом. Понимаете, вот и все, ждите официального ответа от правительства, пока они не найдут биологического отца.

Я молилась о том, чтобы поскорее малыша забрали из учреждения, пусть не мы, просто чтобы он был в семье, а не деградировал в доме малютки. Приехали в очередной раз в опеку, это в области, у них в городе большой храм. А я по поводу Дениса молилась иконе «Нечаянная радость», даже не знаю почему. Вот захожу в храм свечку поставить, людей нет. Думаю, буду именно эту икону Божьей Матери искать, в таком храме она точно будет, он старинный. Ищу, молюсь, и в этот момент поднимаю глаза, а икона Божьей Матери «Нечаянная радость» нарисована над головой на всю стену.

Я заплакала от счастья, поняла, что не оставит она Дениса, что у него все будет хорошо. Забегая вперед, скажу, что когда мальчику было полгода, его забрало правительство Узбекистана. Наша Ксения Игоревна его выхлопотала, потому что, оказывается, это первый случай, чтобы им выдавали такого маленького ребенка. Обычно проблема с документами тянется годами, а дети — абсолютно здоровые дети — в это время живут в домах ребенка. Мы становились на очередь в область и были 224-е, а в это время дети без документов живут в домах ребенка. Это наша страна, ее страшные реалии.

Не подумайте ничего такого, я — патриот, и я горжусь тем, что живу в России, но такие вопиющие случаи нередки. Просто это мы с вами делаем нашу страну такой, страну, где больше всего детских домов и брошенных детей. Эта тема отдельного эссе, просто в следующий раз, когда узнаете, что есть многодетная малоимущая семья, ее не осудите, а помогите чем можете, чтобы поддержать, чтобы родители не «ломались» под тяжестью бытовых проблем.

Близилось 8 марта, у нас истек срок медсправки. И я почему-то вспомнила, что именно в праздничные дни нам не назначали суд по Андрюше, и не просто так вспомнила. В конце февраля мы поехали по опекам в область, чтоб лично развезти анкету и сдать документы, ждать я не хотела. И вот звонят нам из опеки и говорят, что есть маленький мальчик Илья, но у него «контакт ВИЧ». Это именно тот диагноз, которого мы боялись больше всего. Я опять ночь не спала, читала, мужу рассказала, он говорит, что я сошла с ума (напоминает что-то, не правда ли?). С первым ребенком было то же самое.

Я рассказала мужу, что прочитала тонны литературы, что ВИЧ это не страшно, что бытовым путем заразиться невозможно – и это тоже правда. Здесь для непросвещенных отвечу, что ВИЧ передается половым путем, через грудное вскармливание и непосредственно при манипуляциях с кровью (переливание, лечение зубов, операции).

Проблема этих детей в том, что нужно давать противовирусную терапию, строго по часам, обязательно сдавать периодически кровь всей семье и правильно воспитать ребенка, чтобы он понимал, какая это ответственность. Когда ребенок вырастет, он не сможет менять партнеров и не предохраняться. Дети у таких женщин появляются на свет только кесаревым сечением. Но самое главное, что меня поразило – это то, что все усыновители, которые берут «плюсика» — так называют детей, у которых ВИЧ подтверждается в полтора года, — все эти люди вторых детей берут тоже «плюсиков».

Почему? Да потому, что это обычные дети, все лечение оплачивает государство, на них нет очередей. А таких детей боятся брать. В общем, после всего этого мой супруг сказал, что мы все неандертальцы, и ребенка надо брать. Я перезвонила, сказала, что хотим взять Илью к себе, а мне ответили, что была пара, которая его смотрела раньше нас, и они его уже оформляют. Так мы поняли, что малыш не наш. Я периодически позванивала и узнавала о Денисе.

Перед 8 Марта я снова сделала медсправку, так как истек ее срок. Почему-то опять было чувство, как и с первым ребенком, что нужно поспешить. И не зря!

В конце марта Ксения Игоревна написала мне о том, что есть хороший парень, у него «контакт», как и у нашего старшего сыночка, и просит помочь пристроить малыша. Спрашиваю, а мы ведь тоже хотим ребенка. Она уточнила про Дениса. Я ответила, что решили брать всех, каких дают. Тогда, говорит, приезжайте знакомиться. Мы поехали к ней за документами, а потом в больницу. Главврач нам опять рассказала про диагнозы, и тут внесли самого «виновника торжества».

Почему-то каждый раз из-за волнения я не успеваю сделать фотографию первой встречи. Подходим к столу, а на нас так серьезно смотрит малыш, которому всего три недели от роду. Такой изучающий взгляд, и никакой тебе улыбочки. Смотрим: белокожее создание с серо-синими газами. В этот раз муж уже не разговаривал по телефону, происходило настоящее знакомство с нашим сыном.

Нам рассказывали, как плохо он переносит вирусную терапию, как его приходится кормить через зонд… И тут мы задали вопрос: «Когда можно его забрать?». Главврач говорит: «Вижу, что уже все решили». Мы объяснили, что это не первый ребенок, которого видим, что он — наш. В общем, забрать мы его смогли только через 10 дней, потому что документы оформлялись, а терапию прерывать было нельзя. С этим ребенком у всей нашей семьи сразу такая связь сильная образовалась, не могу объяснить, его полюбили, даже еще не увидев.

Честно скажу, эти десять дней мне дались очень тяжело. Понимаете, есть ребенок, есть мы, и чем скорее заберем домой, тем лучше ведь, правда? Но есть определенные условности. Я молилась все дни. Помню, стою я на службе. 7 апреля, праздник — Благовещение, и батюшка такую проповедь читает, а я стою, реву и успокоиться не могу. Думаю, ну когда же и мы услышим нашу благую весть, ну почему так все несправедливо? Идем домой с сынулей из церкви, а тут звонок из опеки, завтра можно нашего Даниила забирать! Я, конечно, разревелась уже в благодарность Богу, за то, что благая весть и к нам пришла.

Поехали мы за нашим «бубаньком» (называем его так, потому что все время очень громко бубнит!). Когда нам его вынесли, он спал. Спал всю дорогу, только дома проснулся. Вот такой мне подарок на 8 марта был, родился он 7 марта, а я не знала! Купил муж заранее подарок от Даниила для старшего сынули — большой мусоровоз (его любимое авто на тот момент). Поэтому первая адаптация сложилась хорошо, вообще про это отдельно напишу.

Даниилу недавно исполнился год. Это был самый сложный год в моей жизни: из-за физической нагрузки, из-за эмоциональных переживаний, но этот год — самый счастливый для нашей семьи. Говорят, что самое трудное в материнстве — это перейти от понимания того, что ребенок уже не один, что их двое. И это — чистая правда. Распределить все свои ресурсы на всех членов семьи, чтоб всем хватило, и ты сама была не в дефиците. Обязательно об этом напишу отдельно.

Еще один момент — то, что Данька у нас под опекой, настояла на этом Ксения Игоревна. Я очень негодовала сначала, говорила, что как только приеду домой, сразу усыновлю, но она мне посоветовала не торопиться, использовать пособие от государства на малыша, хотя бы в первый год его жизни, пока расходов много на питание и подгузники. Сейчас я ей очень благодарна, эти деньги были не лишними. Я уже так категорично не отношусь к опеке, а говорю: наоборот, если вам все равно под какой фамилией ребенок, если нет никакой угрозы того, что могут появиться кровные родственники и претендовать на малыша, обязательно оформляйте опеку, ведь даже те немногие блага, которые дает государство, в ином случае придется зарабатывать самим.

Было время, когда мне супруг говорил: ну зачем мы так спешили, я вижу как тебе тяжело! Даниил очень громкий и требовательный малыш, его любимое место — на руках, а после 18 часов он обязательно должен находиться в одной комнате со мной, он не может и минуты побыть в мокрых штанишках. Если он хочет есть, то орет так, что соседи с параллельных улиц предлагают свою помощь, он уже сейчас доводит старшего брата до слез своими объятиями.

Но когда мы видим его серо-голубые огромные глаза, белокурые кудряшки и улыбку в четыре зубика, то понимаем, что вытерпели бы гораздо больше. Кстати, наш Андрюша вообще до сих пор очень плохо переносит громкие звуки, детский плач и крик взрослых, он сразу начинает плакать и проситься на руки. Парадокс, но громкий и пронзительный плач Данюши он не только воспринял достаточно спокойно, но даже ни разу не проснулся от него ночью, хотя мы спим в одной комнате, и эти «вопли» раздаются три раза за ночь, перед каждым кормлением.

Однозначно, этот ребенок попал домой. Еще скажу про особую любовь друг к другу наших сыновей. Раньше Андрюшка после пробуждения забирался ко мне на руки и еще нежился в маминых объятиях, сейчас он подскакивает с вопросом: «А где Даня?». Бежит его обнимать и целовать. Данюха у нас крикун, но как только на горизонте появляется старший брат, сразу улыбки и хлопанье в ладоши (это значит — очень рад я!).

Сложный год закончился, и недавно мне муж говорит: «Ну что, когда за девчонкой?» Это значит, все хорошо и правильно, значит будут еще и две девочки, только лет через пяток, отдых между старшей и младшей парой детей. Наши мечты сбываются, хоть мы и живем не богато, как средняя российская семья, просто для нас счастья не в деньгах, а в том, чтобы мы были вместе и все были здоровы.

Еще пару слов о денежном достатке. Денег уходит на детей не очень много, потому что вещи и игрушки, коляска и т.д. остались от старшего сына. Много денег уходит на питание, мы выбрали дорогое, потому что без пальмового масла, но благодаря опекунским деньгам нам намного легче. Подгузники второму ребенку я покупаю уже не японские, а подешевле (уходят признаки «сумасшедшей мамашки»). Баночные пюре я почти не покупаю, все готовлю сама, только если в поездки, но они бывают не часто. Мы ездим на обычной российской «двенашке». Бог даст, в этом году сделаем ремонт в бабушкином доме, а в следующем году начнем строить дачу, чтобы выходные проводить за городом и посадить сад-огород, я люблю все «эко», и на фермерские продукты уходит немало денег.

Еще я попросила супруга меньше времени тратить на работу и почаще помогать мне, потому что дети, в основном, оставаться могут только с ним, а мне иногда нужен отдых. И я стараюсь заниматься своим здоровьем. Супруг пошел мне на встречу и частенько возиться с малышней, считаю это его личным подвигом, потому что он, как и все мужчины, хочет построить дом и ездить на хорошем авто, заниматься бизнесом не от случая к случаю.

Мы вместе решили, что пока дети маленькие, то им важнее быть рядом с нами, а не в детском саду. Ведь детство пройдет очень быстро, и уже через несколько лет они не будут в нас нуждаться, так же как и сейчас. И тогда мы — взрослые сможем заняться самореализацией, а супруг еще и зарабатыванием денег. А я мечтаю о коучинге и волонтерской деятельности, а также на меня ляжет нагрузка спортивных секций и домашнего уюта.

Недавно я прочитала две книги Людмилы Петрановской «Дети двух семей» про усыновление и «Тайная опора» про детскую психологию и возрастные кризисы, очень рекомендую эти две книги всем, кто увлекается идеей позитивного родительства и гуманной педагогики. Так вот, прочитав эти и множество других книг, я подтвердила все свои мысли, о том, что дети даются Богом, что они сами выбирают семью, что мы не можем повлиять на ход событий, как и кто придет в нашу семью.

Дорогие читатели, если к вам приходят мысли об опеке и усыновлении, поверьте это не просто так, это значит, что в ваших сердцах они, эти дети начинают поселяться. Можно усыновить, взять под опеку, можно помочь многодетной семье или быть волонтером благотворительного фонда, а можно совмещать все это в своей жизни, как делают многие наши знакомые и мы с ними. Я очень счастливая женщина, потому что еще каких-то пять лет назад я думала, что счастье в карьере и в том, сколько стран ты посетил, на какой машине ездишь, какие платья можешь себе позволить, сейчас все изменилось.

Я не могу купить дорогое платье, но я начала их шить себе, мы с семьей в первый год младшего ребенка успели два раза махнуть на Черное море (первый раз ему было 4 месяца, и это был разгар сезона). Я перестала бояться ездить с детьми на нашем авто с механической коробкой, и на автомат уже и пересаживаться не хочу, потому что механика — это драйв.

В декретном отпуске мне не скучно, потому что некогда скучать вообще, сейчас задумалась о втором высшем, буду маленькими шагами идти к своей мечте в плане реализации. Кстати, сейчас пишу это эссе, а у нас четверо детей дома (племянники пришли в гости). Они рисуют, пьют чай и играют все вместе. А мое дело — выполнять их потребности, ведь они небольшие. А потом у меня есть целых 15 минут свободного времени — до следующей их потребности. Пишу не для того, чтобы всем показать, какая я умница, а для того, чтобы все понимали, как здорово можно жить и с большим количеством детей, я — приверженец многодетства.

P.S Знаете, меня переполняет такое количество чувств: благодарность за помощь и поддержку нашим родным и друзьям, огромная материнская любовь к нашим сыновьям, любовь и вера в своего супруга, он самый лучший мужчина на свете и самый заботливый папа в мире. Нас переполняет благодарность Богу за то, что он дал нам наших мальчишек, и еще огромная благодарность и любовь кровным матерям наших детей.

Они не просто выносили и родили их, они написали отказные записки, что позволило забрать их домой. Может, все это даст вам возможность не осуждать этих женщин, а послать им частичку любви из своего сердца, попробовать оправдать их поступки добрым помыслом, ведь ситуации в жизни бывают разные.

Друзья я желаю всем веры, любви, благодарности и осознанности. Слава Богу за все!

4 коммент. к записи “Блог Анны Титовой. Часть 3. О втором усыновлении

  1. Анна, спасибо за Вашу статью. Она имеет огромную ценность.
    Я сейчас учусь в школе приемных родителей, хочу взять домой девочку. младшему сыну сейчас 5,5, много вопросов, желание огромно. Волнует вопрос возможной необходимости выстраивания отношений с биологическими родственниками. Пишите о Вашем опыте, это огромное подспорье для нас. Спасибо!

  2. Я узнала в Вашем рассказе нашу Ксению Игоревну. Благодаря ей в моей жизни есть мой сынок. Ксения Игоревна, большое человеческое спасибо!!!

    • Светлана, очень рада за Вас! Она специалист от Бога, пристраивает детей с самыми разными и сложными диагнозоми! Дай Бог ей здоровья и благополучия!

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *