Анна Сошинская, президент Благотворительного фонда компании Amway «В ответе за будущее» успешно совмещает руководящую должность с воспитанием пятерых детей – четырех кровных и одной приемной дочери. О том, как прийти к решению стать приемной мамой, как управлять эмоциями и оценивать свой ресурс, как не бояться принять особого ребенка, — Анна рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

Туся и Даня. Фото — из семейного архива Анны Сошинской.

О семье

У Анны с мужем Владимиром на двоих — пятеро детей, хотя детьми некоторых можно назвать уже условно. Леня (28 лет), Юля (26 лет), Вера (25 лет), Даня (10 лет) и Туся – их приемная дочка, ей 5 лет.

«Слава Богу, что все наши дети дружат, принимают недостатки друг друга, с удовольствием общаются и  радуются общим встречам, — рассказывает о сыновьях и дочерях Анна. — Леня – программист, окончил факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ им. М. В. Ломоносова, учился в Бельгийском университете по специальности «искусственной интеллект», увлекается лингвистикой, мне с ним всегда интересно. Вера после Высшей Школы Экономки закончила еще факультет корпоративных коммуникаций в Миланском университете, идет по моим профессиональным следам. Юля окончила художественный вуз с красным дипломом, с удовольствием работает по специальности, она живет с нами и поэтому – главная помощница. Все дети хорошо говорят на иностранных языках.  Дане -10 лет, он увлечен брейк-дансом, очень творческий и нереально энергичный мальчик. Приемная дочь Туся – это чудо-ребенок, ее любят все. Именно она одна оказала очень сильное влияние на всех членов семьи».

Также в семье Анны живет еще и собака по кличке Иста — родезийский риджбек. Реликтовая порода, охотник за львами, один из лучших охранников – вот некоторые отличительные особенности риджбеков. Несмотря на крутой нрав, Иста очень любит всех членов семьи и ревностно охраняет их.

О том, как появились мысли о приемном ребенке

«Впервые я задумалась о приемном ребенке 10 лет назад, когда моя подруга взяла девочку из детского дома. Мы вместе с подругой просматривали базы детей, и тогда, наверное, она меня и «заразила» приемным родительством. В то время у нас с мужем уже был опыт рождения и воспитания детей, а общего ребенка еще не было», — вспоминает Анна.

Когда подруга взяла в семью дочку Таню, у Анны с Владимиром родился  долгожданный ребенок, сын Даня.  Анна говорит, что восторгалась поступком подруги, называла ее героем. А подруга объясняла, что ничего геройского не совершала, реагировала на восхищение Анны достаточно спокойно. Она признавалась, что героем себя не чувствует, что это – желание сердца.

С того момента Анна сама смотрела базы: «Я понимала, что у меня 3 ребенка и грудной младенец, что сейчас взять еще одного малыша я не смогу. Но все равно изучала списки детей-сирот».  Судьба привела Анну работать в компанию Amway. «Я работала в западных компаниях и пыталась открыть в них благотворительные фонды, но это мне не удавалось, да и детской темы в них не было. Именно в БФ Amway «В ответе за будущее» основная программа  — помощь приемным семьям. Я очень люблю этот проект, потому что речь идет не о материальной помощи семьям, а об очень высокопрофессиональной, которая особенно нужна родителям в первый год жизни ребенка в семье во время адаптации, а также родителям подростков и детей с особенностями развития. Мы с радостью финансируем работу родительских групп и все виды обучения специалистов. Надеюсь, что в скором будущем каждая приемная семья сможет в любом городе получить профессиональную помощь психологов и других специалистов. И, конечно, сократится число возвратов в детские дома из семей, которые не смогли совладать со сложностями».

О Школе приемных родителей

Анна рассказала мужу о своем желании взять в семью ребенка. «Меня удивило, что он отнесся к этому задумчиво, не отверг сразу эту мысль вообще как невозможную, — рассказывает она. – Володя — сумасшедший отец, он балует наших детей, помогает им всем. И мы с ним договорились, что пойдем на обучение в ШПР, а дальше поймем, сможем ли мы стать приемными родителями. Когда мы обсуждали эту тему с детьми, то девочки – Вера и Юля – отнеслись к этому вопросу более мягко, чем Леня. Он был настроен скептически».

Анна и Владимир выбрали ШПР «Про-мама». Анна говорит, что им обоим очень понравилось обучение, оно оказалось полезным не только приемным папам и мамам, а родителям вообще. «Я сразу же увидела свои ошибки в воспитании старших детей, мне стало их безумно жалко, — признается Анна. — Я с ними потом говорила об этом, мы вместе обсудили то, в чем я ошибалась в их воспитании. Ведь я родила их, когда еще была молодая и несуразная, училась всему на своих собственных ошибках. В ШПР меня очень волновал вопрос о родительских компетенциях. Теперь в фонде мы проводим вебинары «О детях – по-взрослому».

Поиск собственного приемного ребенка для Анны оказался намного сложнее, чем поиски 10 лет назад, когда она помогала подруге. «С каждым региональным оператором приходилось общаться лично, — рассказывает она. — С моей нагрузкой дома и на работе было непросто встраиваться в часовые пояса, чтобы попасть в рабочее время операторов в разных концах страны. Так как я часто езжу в командировки, то стала выкраивать понемногу времени на то, чтобы прийти лично и встать в очередь за ребенком. Там я узнавала, что я в очереди 320-я или 572-я, но все равно оставляла документы».

Анна уверена, что стать приемной мамой чудесной девочки ей помог счастливый случай. Фото — из семейного архива Анны Сошинской.

В Москве и Подмосковье детей нет, говорит Анна. Она не смогла использовать личный ресурс и просить о том, чтобы ей дали ребенка «по блату», объясняя, что ей это казалось нечестным.

«В итоге я решила сделать так: у нас есть дача в Тульской области. И в те дни, когда мы туда будем приезжать, я буду приходить к региональному оператору и спрашивать, появились ли в базе дети, — рассказывает о своем судьбоносном решении Анна. — Меня еще очень волновал Даня. Он очень ждал брата или сестру, был очень «за», чтобы в семье появился ребенок. Помню, как он однажды горько спросил: «Мама, почему ты меня одного родила?»

О сборе документов

«Когда пришло время собирать документы, я столкнулась с проблемой, знакомой многим приемным родителям. Учитывая мои командировки и занятость, оказалось, что пройти медобследование – что-то несбыточное. Я согласна с тем списков необходимых документов для того, чтобы взять в семью ребенка. Но я не понимаю, почему не отработан механизм для того, чтобы приемные родители могли это выполнить без надрыва?» — задается вопросом Анна.

По ее словам, в районной поликлинике записаться к тому или иному врачу можно было только за две недели, причем для этого надо было приходить в поликлинику. «Я ходила к главврачу, просила о том, чтобы все-таки упростить способ записи на прием, учитывая мой бешеный график, — рассказывает она. — Наконец, за два месяца я прошла всех врачей. И тут вдруг выяснилось, что у нашей поликлиники вот уже полгода как просрочена лицензия на то, чтобы давать разрешение на медосмотр  приемным родителям. Конечно же, заранее мне об этом никто не говорил… Поэтому у меня была настоящая ЭПОПЕЯ, да именно так. Ведь другая поликлиника не могла подтвердить ни результаты анализов, ни осмотр врачей в моей поликлинике».

Все эти задержки влияли даже не на состояние будущей приемной мамы, а на то, что ребенок, который мог уже быть в семье, каждый лишний день жил в детском доме, говорит Анна. Почему-то кроме приемных родителей этого никто не хотел понять…

«Когда я пришла получать долгожданную справку, что я прошла всех специалистов, чтобы мне все подписали и заверили, была суббота, — вспоминает Анна. – Работал только дежурный врач и принимал только пациентов с сильной болью. Я под этот критерий не попадала.  Мне нужна была ксерокопия, печать и подпись. И мне опять пришлось идти к главврачу, чтобы та распорядилась, и только после этого мне оформили документы».

О встрече с Тусей

Посещения Тульского регионального оператора оказались ненапрасными. Так,  Анна нашла девочку без статуса, она жила в детском доме 7-го типа,  среди диагнозов у нее значилась умственная отсталость. «Меня в детдоме прямо спрашивали: «Зачем вам это?!» — говорит Анна. По ее словам, на фото она видела красивую девочку с умными глазами. И решила познакомиться с ней.

«15 минут общения с Тусей дали мне понять, что у девочки нет никакой умственной отсталости, что это лишь задержка в развитии, вызванная столь тяжелыми обстоятельствами в ее такой еще маленькой детской жизни», — говорит Анна. В свои 4 года Туся не ходила на прямых ногах, у нее не было нормальной речи, лицо выражало непонятные гримасы, она не умела проявлять свои эмоции.

Сначала Анна брала Тусю на гостевой режим. Прежде, чем забрать совсем, ребенок должен познакомиться с семьей, хотя согласие было уже подписано. Привозила ее на дачу, когда ездила туда с мужем, со старшей дочерью, с Даней. «Я поняла, что ребенок не знает, что такое жить в семье. Она в своем возрасте по-новому открывала для себя жизнь маленькой девочки, у которой есть родители, братья и сестры», — рассказывает Анна. На даче они вместе сажали и поливали  цветы, зелень, овощи. Много гуляли, играли.

И однажды Анна поняла, что Тусю надо забирать домой — насовсем. И воспитатели  сказали, что девочка уже с нетерпением ждет встреч с приемными родителями. Одевается, садится – и ждет… Так Туся стала жить в семье.

Об адаптации и достижениях

Анна не скрывает, что ей и всем домочадцам, да и самой девочке было очень сложно. Приемная мама однажды задумалась о том, что же она сделала…  Но мыслей о возврате не было, было желание помочь Тусе.

«Одной из серьезных сложностей была  попытка подружить Тусю и нашу собаку Исту. Туся боялась всех животных – птиц, кошек, собак… При виде их она сразу кричала. А вот когда она видела Исту, то просто орала каким-то нечеловеческим криком. Иста, конечно же, в ответ выла, — рассказывает приемная мама. – С того  момента, как у нас стала жить Туся, собаку мы отдали старшим детям. А на даче пытались как-то «подружить» дочку и Исту. Крики ребенка и вой собаки всех буквально сводили с ума. Но если месяца через четыре Иста первая поняла, что Туся – новый член нашей семьи, то дочка не собиралась «мириться» с присутствием собаки… Более-менее их отношения наладились позже».

Анна признается, что первое время очень сложно было выстраивать коммуникацию с Тусей. «Я вообще не понимала, что она говорит. А дочь  плакала от того, что не могла выразить то, что она хочет мне сказать, — рассказывает Анна. — В ответ на Тусины слезы я сдерживалась, чтобы самой не разрыдаться».

Туся очень любит учиться. Фото — из семейного архива Анны Сошинской.

Через 6 месяцев после того, как Туся стала жить в семье, она внезапно удивила всех своими достижениями. «Весной этого года она произносила неправильно лишь 8 звуков, а уже в октябре – всего 2! И это считается нормой для ее возраста, — с гордостью рассказывает Анна. — Туся очень любит учиться. Ее любимая фраза была: «Мама, дай жадание!» (раньше она плохо произносила «з»). Теперь она с удовольствием читает стихи; с радостью занимается с логопедом, ей это все очень интересно; плавает в бассейне и мечтает о поездке на море; раз в неделю индивидуально  занимается музыкой, где поет детские песенки; в саду ходит на дополнительные занятия по ИЗО и даже участвовала в детском конкурсе РОСТок в детском садике; отчаянно дрессирует нашу собаку».

Туся за год и два месяца, что она живет в семье, преодолела множество страхов. Один из самых сильных был, по словам Анны, страх воды. Теперь она ходит в бассейн без боязни, хорошо плавает.

Туся ходит в детский сад,  сдружилась с ребятами, можно сказать, социализировалась. Во время адаптации был период, когда Туся просила, чтобы приемные родители отвезли ее в «розовую группу» — так она называла свою группу в детском доме. Они поначалу водили ее. «Не так давно мы отвели ее, но к тому времени дочка уже много достигла, она изменилась. А в группе дети с большим отставанием, может, быть это повиляло, а может быть, что-то еще, но больше она туда уже не просится», — рассказывает приемная мама.

Об отношениях

Владимир — муж Анны как-то довольно быстро примерил на себя роль папы, хотя Анна этого не ожидала и совсем не хотела насильственно ускорять этот процесс. И Туся это быстро почувствовала, папа для нее — настоящий авторитет. «Она зовет его «папочка», обнимает его, у них как в обычной семье есть теплые чувства и привязанность к друг другу: отца и маленькой дочки», — рассказывает Анна.

Старший сын Леня, который всегда с опаской подходил даже к  младшему Даньке, когда тот был малышом,  неожиданно полюбил Тусю. «Мама, неужели бывают такие милые дети?» — спросил он у Анны, когда увидел малышку. «Помню, что я была в командировке, а мой сын, который живет в основном своими увлечениями, интересными событиями внешней жизни,  рассказывал мне, что он сам даже купал маленькую сестренку!» – удивляется приемная мама.

Бабушки тоже с удовольствием вжились в роль заботливых представителей старшего поколения: мама Анны сразу приняла Тусю, свекровь – тоже. «Так у нашей приемной дочери появились еще и две любящие бабушки. Поначалу муж боялся говорить своей маме о том, что мы берем в семью дочку, да еще и с таким диагнозом. Но когда «секрет» был раскрыт, бабушка сразу открыла сердце для приемной внучки», — говорит Анна.

О диагнозе

«Мне кажется, что все думают, что я немножко сумасшедшая, — смеется Анна. – Взяла ребенка, у  которого в медкарте было написано «задержка психического развития, речевого развития и умственная отсталость, не понимает бытовую речь». А я думаю, у какого специалиста поднялась рука поставить такой диагноз? Ведь для того с детьми в детдомах работают  специалисты, чтобы отличать умственную отсталость от задержки в развитии. Я даже не сомневаюсь, что до школы мы с Тусей все нивелируем».

Папа для Туси — настоящий авторитет. Фото — из семейного архива Анны Сошинской.

Анна уверена, что стать приемной мамой чудесной девочки ей помог счастливый случай. «Даже если бы Туся по-настоящему серьезно отставала в развитии и не могла бы преодолеть эту проблему, я все равно не поменяла бы своего решения оставить ее у нас в семье, — говорит приемная мама. — К тому времени я  уже решила, что ребенок в любом случае не должен оставаться в системе. Туся должна социализироваться и получить возможность для автономного существования, когда станет взрослой».

О ресурсе приемных родителей

«Я очень хотела бы стать приемной мамой еще раз,  — говорит Анна. — Но я даю себе отчет в том, что у меня есть 3 взрослых детей, один подросток и малышка, которой сейчас требуется повышенное внимание. Поэтому свои эмоциональные порывы я стараюсь регулировать. Вот недавно в базе увидела 4 братьев и сестер. Чудесные дети. Я помню, что ехала и плакала, понимая, что если я их возьму (а меня прямо накрывают чувства, мне этого очень хочется!), то и мне и моей семье будет очень сложно, потому что у меня нет ни времени, ни сил на их развитие и воспитание».

При выборе приемного ребенка рассчитывайте только на свои личные ресурсы, советует Анна. «Никто кроме вас ребенком заниматься не будет. А вы, взяв его в семью, несете ответственность и перед ним, и перед собой, за принятое решение», — отмечает она.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый

Инструкции по теме