Татьяна Трушина – профессиональный психолог. Вместе с мужем Евгением они воспитывают двух приемных детей, Светлане и Николаю по 14 лет. Третий приемный ребенок, прожив с ними полгода, вернулся в кровную семью, и Трушины этому посодействовали. Об этом Татьяна рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» Дмитрию Хазиеву.

Евгений Трушин с детьми — Колей и Светой. Все фото — из семейного архива Трушиных.

«Пусть дети выберут нас, а не наоборот»

Татьяна Трушина работала психологом в одном из коррекционных детских домов Москвы, растила двух кровных детей. Дети выросли. Дочь вскоре стала сотрудником интерната. На работе она очень подружилась с одной из девочек и взяла ее в свою семью.

Глядя на дочь, ставшую приемной матерью, Татьяна с мужем тоже стали думать о том, чтобы взять ребенка на воспитание. «Правда, мы решили поступить следующим образом: пусть дети выберут нас, а не наоборот, как это обычно происходит», — рассказывает Татьяна.

Так и случилось. «Света выбрала меня, еще находясь в детдоме. Хотя я с ней общалась так же, как и с остальными детьми, — вспоминает Татьяна. — Когда детдом стали расформировывать, она сказала, что хочет жить со мной. Я никогда не спрашивала Свету о причинах ее выбора. Мы ее, конечно, приняли. И просто начали вместе жить. Света сразу решила называть нас «папа» и «мама».

Когда супруги брали детей, то вместе с мужем советовались с кровными детьми. Они уже взрослые и живут отдельно, говорит Татьяна, но все вместе обсуждали это решение. Дети поддержали родителей в их решении.

С приемным сыном Колей было все сложнее, говорит приемная мама. Мальчик готовился после расформирования детдома перейти в интернат. «О нашей семье Коля ничего не знал, — рассказывает Татьяна. — Первое время он называл нас с мужем только по имени-отчеству. Это длилось ровно год, а потом он поехал в летний лагерь. Там Коля почувствовал жизнь вдали от нас, начал скучать. И по возвращении из летнего лагеря начал называть нас «папа» и «мама».

По словам Татьяны, Коля – сложный по характеру ребенок. С одной стороны, он многое уже испытал в жизни, с другой стороны, приемным родителям сложно было оправдать обстоятельствами жизни в детдоме его, порой, очень неправильное поведение.

«В какой-то момент мы достигли пика в конфликте, после которого было два пути: вернуть ребенка в детский дом либо же начать понимать друг друга, — говорит Татьяна. — Тогда муж сказал Коле: «Если хочешь, то можешь собрать вещи и вернуться в детский дом». Он сказал это в сердцах. Я подошла к Коле и спросила, действительно ли он хочет вернуться обратно? Но, честно признаюсь, в тот момент даже мысли не было о возврате. И Коля, и мы с мужем, наверное, в тот день выговорились друг другу, после чего Коля заметно смягчился. Стало больше доверия с его стороны, родилась какая-то привязанность».

Дочка с сыном живут в семье Татьяны и Евгения 4 года. «Наши отношения в семье формировались все эти годы, несмотря на то, что я профессиональный психолог», — говорит приемная мама.

«Каких-то истерик у детей во время адаптации не было, — говорит Татьяна. — Но дети поступали по-своему. Я делала им замечания, а они не реагировали. Пожалуй, притирка заключалась в этом. Сложно начать жить с человеком. Одно дело, когда ты видел его каждый день в стенах детдома, и другое дело, когда ребенок живет рядом с тобой. Принятие ребенка с его мыслями, поведением должно сформироваться. Но сначала ты должен вложиться в ребенка временем, силами, переживаниями».

«Твоя мама – молодец, ведь она вернула ребенка себе»

«Период адаптации проходят все приемные родители»

Татьяна с мужем взяли ее и еще мальчика Диму, Светиного родственника. Но мальчик прожил в их семье всего полгода, поскольку его мама восстановилась в правах и забрала сына.

По словам Татьяны, Диму изъяли из семьи еще в дошкольном возрасте. Его переводили из одного детдома в другой. Он не тянул учебную программу, и было принято решение о его переводе в коррекционный детский дом. Кровная мама все это время общалась с Димой, появлялась в детдоме, обещала забрать его. Период был достаточно длительным.

«Однажды Димина мама пришла ко мне на работу, и я сообщила ей о том, что детдом закрывается, и Дима будет жить в нашей семье, — рассказывает Татьяна. — Я рекомендовала ей восстановиться в правах, поскольку биологическую маму ни одна приемная не сможет заменить в абсолютном смысле. Это подтолкнуло женщину ускорить процесс восстановления родительских прав. Надо признать, что Дима не потерял связь с ней, и мечтал вернуться домой. Мы даже ездили к ней, чтобы он мог посмотреть, где будет жить. Дима подолгу разговаривал с мамой. Нам с мужем важно было понять: реально ли Дима хочет вернуться в кровную семью?»

Мальчик стоял перед сложным выбором. И он выбрал кровную мать. «Мы с Димой встречались и после его ухода из нашей семьи, — рассказывает Татьяна. — У него, возможно, сформировалось чувство вины перед нами. Он считал, что своим уходом предал нас. Конечно, мы разубеждали его в этом. Я поддержала его выбор и сказала, что твоя мама – молодец, ведь она вернула ребенка себе».

По словам Татьяны, Света не знает ничего о своем отце. Она не знает, что он жив и отказался от нее до рождения. Но девочка знает, что ее мама умерла через два месяца после появления дочки на свет. «Я не хочу ворошить прошлое. Пусть Света чуть повзрослеет, и тогда мы поговорим. Коля знает о том, что его оставила мама. Мальчика воспитывала бабушка и папа, потом он отдал его в приют», — рассказывает Татьяна.

«Адаптация – временный период»

«Понимание того, что любовь приходит не сразу, возможно и дает надежду на лучшее».

«Период адаптации проходят все приемные родители, — говорит Татьяна. — Не нужно опускать руки. Важно помнить: адаптация – временный период, и все проблемы решаемы. Наберитесь терпения. Привязанность быстро не сможет сформироваться. В данном случае время работает на всю семью».

Основная причина возвратов — трудное поведение детей, родители просто не выдерживают, говорит приемная мама. «Нужно исключить любую мысль о возврате ребенка назад в детдом. Нужно прогонять эти мысли прочь. Самый трудный день необходимо просто пережить», — советует она.

«Как мне удалось найти силы в период адаптации? Родственники поддержали, специалисты службы сопровождения, — рассказывает Татьяна. — Я – человек верующий, и для нас с мужем вера — сильная поддержка. В самые тяжелые моменты родителю нужно просто переключиться на что-то другое, ненадолго, на час, на один день. Отвлечься от проблемы. Это действительно помогает снять внутреннее напряжение».

«Когда берешь первого ребенка, то проходишь период адаптации впервые, но проходит время, ты к нему привыкаешь, — говорит она — Затем берешь еще одного ребенка, и все проходишь заново. Надо понимать и эти вещи».

Когда приходит любовь к ребенку? Когда ты забираешь ребенка из детдома, ты его уже любишь, считает Татьяна. «Но чувство «он – мой, и никому его не отдам» приходит, конечно, позже. Понимание того, что любовь приходит не сразу, возможно и дает надежду на лучшее. Особенно в период адаптации», — добавляет она.

Не всегда слепая любовь играет хорошую роль. «Воспитание в семье должно быть осознанным. Нужно осознавать весь груз ответственности: поставить ребенка на ноги, дать ему опору в жизни. Подростки – особая категория приемных детей. У них уже сложилось определенное мировоззрение. Необходимо набраться терпения и мудрости в решении каких-то конфликтных ситуаций», — уверена приемная мама.

Инструкции по теме