Валентина Кудрикова
Валентина Кудрикова 14 сентября 2017

Эльмира Кнутсен, мама девочки без рук: «Мы воспитываем детей в уважении к человеку»

0
318
0

Эльмира Кнутсен, приемная мама Василины, девочки без рук, под видео которой в соцсети вице-спикер Госдумы Игорь Лебедев оставил комментарий в духе «Зачем таким детям разрешают появляться на свет?», рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь», чем ее порадовала сложившаяся ситуация и почему она не может посоветовать другим приемным родителям брать в семью детей-инвалидов.

DSC_5383-12

Эльмира с приемной дочерью Василиной. Фото — Дебора Хонер.

– Эльмира, какие эмоции вы испытали, когда прочитали комментарии к видео, на котором Василина кушает ножками?

– Я узнала обо всем этом от журналистов, так как была занята семейными делами и не заходила в соцсети. Должна сказать, что я очень благодарна Богу за сложившуюся ситуацию. Меня очень порадовал возникший общественный резонанс. Благодаря этому мы все увидели, как много вокруг нас людей, которые считают, что все дети – это огромная ценность, независимо от диагнозов и наличия ручек и ножек. Я счастлива, что наше общество оказалось настолько неравнодушным к этой проблеме. У меня появилась надежда, что в этом обществе у моих детей все будет хорошо.

– Ваш супруг – американец. Как отреагировали на случившееся ваши американские друзья и знакомые?

– В Facebook один из них предложил всем мамам особенных детей послать их фотографии господину Лебедеву. Не особенно слежу за ситуацией, но, насколько я знаю, фотографии теперь идут со всего мира – не только из России и США, но и из Австралии, например.

– Господин Лебедев после инцидента пытался связаться с вами непублично? Может быть, звонил?

– Сам Лебедев не связывался, но звонили его коллеги из партии ЛДПР. Пригласили меня к ним в Госдуму, сказали, хотят помочь. Я, конечно, поеду – хочется надеяться, что от нашего разговора станет лучше всем детям-инвалидам.

– Василину с собой возьмете?

– Нет, не возьму. Про Василину писали, о ней рассказывали по телевидению. Если ее захотят увидеть, то легко найдут сюжеты и статьи. Хотя если знакомство с моей дочерью поможет господину Лебедеву по-другому взглянуть на инвалидов, то препятствовать я, конечно, не стану.

– О каких проблемах детей-инвалидов вы расскажете в Госдуме в первую очередь?

– Конечно, пользуясь случаем, составлю список. Но для нас, пожалуй, самая сложная и насущная проблема – это протезирование. Мой старший приемный сын (у Дениса тоже недоразвитие конечностей) передвигается с помощью протезов. Менять их нужно раз в год, по мере роста. Это очень дорого, однако по закону должно осуществляться за счет государства. Как выходит на практике? В ноябре прошлого года мы получили протез, но уже к маю ребенок вырос. А заменить протез по закону можно лишь через полгода. Ну хорошо, мы сделали пока ремонт протеза – предприятие выставило нам счет на 491 тысячу рублей. При этом государство за ремонт может компенсировать лишь 200 тысяч, и только после прохождения специальной медкомиссии. То есть в любом случае нам придется вложить около 300 тысяч рублей своих денег.

e-k8

Читать историю приемной семьи Кнутсен — «Люди реагируют на моих детей по-разному»

Другой момент. За протезы мы должны платить из своих денег, а государство нам потом компенсирует. Новый протез обходится дорого (после 14 лет – примерно в миллион рублей). Мы пару лет назад заплатили, сделали протез и стали ждать компенсации от государства. Пришла отписка, что деньги нам переведут «по мере поступления в бюджет». В итоге мы прождали компенсации год! В следующем году я не стала ждать так долго, а обратилась с жалобой в прокуратуру, как мне подсказали знающие люди. Это помогло, деньги пришли буквально на следующий день! При покупке протеза через год опять пришлось писать жалобу в прокуратуру… Вот я и хочу спросить депутатов – почему закон работает только после вмешательства прокуратуры? Почему мы должны каждый год искать миллион, чтобы заплатить за протез? Я знаю, что люди даже берут в таких случаях кредиты, но разве это выход?

Все это очень обидно. Когда люди, которые хотят принять в семью ребенка-инвалида, спрашивают у меня совета, я, к сожалению, не могу их обнадежить, потому что это было бы нечестно с моей стороны. Дети-инвалиды в нашей стране нормально живут только тогда, когда у них мама, как говорится, коня на скаку остановит и в горящую избу войдет.

– Эльмира, как часто вам приходится слышать от окружающих замечания и вопросы, подобные комментарию вице-спикера Лебедева?

– К сожалению, часто.

– Как вы обычно отвечаете?

– У меня нет какого-то стандартного ответа. Иногда игнорирую. Иногда что-то отвечаю по ситуации.

– А как отвечает ваш старший приемный сын Денис? Он ведь уже подросток, наверняка сталкивался с бестактными вопросами…

– Мы воспитываем детей в уважении к человеку. Денис отвечает: «Меня таким Бог создал. Кого-то Бог создал с пятью пальцами, а кого-то – с двумя. Кого-то – с ногами, кого-то – без ног». А Василина еще маленькая, и ей пока не приходится давать такие ответы.

– В интернете уже появилась петиция в вашу поддержку: родители детей-инвалидов обратились к президенту России с просьбой дать оценку высказыванию Лебедева и принять решение о возможности его дальнейшего нахождения на посту вице-спикера Госдумы.

– Я не знала о ее существовании, не участвовала в ее создании. Но я ее подписала и поддерживаю…

В России почти 55 тысяч детей-сирот. Не каждый может взять приемного ребенка. Но каждый может помочь ребенку-сироте найти семью.