Иоланта Качаева
Иоланта Качаева 26 июня 2017

«Кто больше крови у меня попил, тот для меня самый кровный»

0
175
0

В семье Дениса и Валерии Аляпиной год назад было шестеро детей: двое приемных, один усыновленный и трое родных. Супруги ждали появления на свет сына. Когда летом 2016 года родился Роман, многодетная мама задумалась о том, чтобы взять в семью еще детей. Муж поддержал ее решение.

В рамках проекта «Летим за ребенком» Валерия с грудным малышом полетела из Москвы в Благовещенск. Оттуда она вернулась домой уже с тремя детьми –  к ним «присоединились» брат и сестра Вася и Ника из Приамурья. Как с увеличением количества детей —  до 9-ти —  изменилась жизнь в этой семье, корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» рассказала многодетная приемная мама Валерия Аляпина.  

Карнеевы4

Семья Аляпиных: папа, мама, 9 детей и верный пес. Фото Никиты Корнеева.

О решении взять детей

«Не знаю, почему я так захотела взять ребенка после того, как только родила сына, возможно, был всплеск гормонов, возможно, что-то еще, — вспоминает Валерия. – Но тогда я была твердо уверена, что у меня есть ресурс.  И я видела, что Вася и Ника — дети из Благовещенска, фото которых распространили в соцсетях, очень хорошие, они мне очень нравились. Я наблюдала за ними из Москвы примерно полгода. Постоянно интересовалась тем, как они, что с ними происходит. Общалась с девушкой-волонтером из Приамурья, которая «опекала» этих детей».

Супруги Аляпины тем временем растили шестерых детей и брали на гостевой брата с сестрой, которым было по 8 и 9 лет. «Эти дети были без статуса, и мы могли их только брать в гости», — говорит Валерия. Они, по ее словам, очень сильно привязаны к своим родителям, верят, что те будут брать их на выходные, как обещали. Но родители так ни разу к ним и не приехали.

19441325_1430834653650827_1600754924_n

Первый юбилей Карины. Фото из семейного архива Аляпиных. 

«Мне легко дается общение с детьми, когда к нам в дом приходят ребята из детдома. Я не испытываю никакого дискомфорта, — признается многодетная мама. – Эти брат с сестрой – очень позитивные дети. И они мне открываются. Мы с мужем всегда готовы поддержать их, поговорить с ними  по телефону, можем навещать».

О поездке

Когда Валерия собралась лететь за детьми в Благовещенск по программе фонда «Измени одну жизнь» и компании «ВИМ-АВИА» – «Летим за ребенком», ей пришлось преодолеть немало препятствий.

В ноябре 2016 года Валерия обратилась в опеку за документами. Опытная приемная и многодетная мама попросила лишь обновить заключение. Но почему-то в опеке ее принялись отговаривать ехать в Приамурье, предлагали взять ребенка из Московского региона.

Маму с малышом забрали в больницу, у сына — подозрение на пневмонию. «В то же время очень сильно держала опека, в буквальном смысле не отпускала меня, — рассказывает Валерия. — Продолжали говорить о том, что ни к чему ехать в другой регион, надо брать детей в Москве и Московской области. В заключении сделали ошибку в отчестве мужа. С таким документом нам бы детей, конечно же, не дали. Кое-как удалось получить на руки заключение с верными данными».

Накануне поездки, когда все уже было готово, из Благовещенска сообщили, что детей, которых  решили взять Аляпины, кто-то взял на гостевой. И возможно, их оставят в новой семье.

О полете в Благовещенск за детьми

Карнеевы11

Братья быстро находят общий язык друг с другом. Фото Никиты Корнеева.

«Несмотря на все эти сложности, мы с Ромиком, ему тогда было 6 месяцев, вылетели в Благовещенск, — рассказывает Валерия. — Муж остался с шестью детьми дома. Дорога – неблизкая, больше семи часов полета. Мы прилетели, я заблаговременно сняла квартиру и нашла няню. Одной было бы тяжело справляться со всеми детьми».

Как рассказывает Валерия, они прилетели ночью. Рано утром приемная мама приехала в опеку Благовещенска, затем – к детям.

«Та семья, которая брала Васю и Нику на гостевой, передумала оставлять их у себя, — вспоминает она. — И я встретилась с ребятами. Мы пообщались, все было хорошо. Социальный педагог детского дома сказала, чтобы я готовила документы. В 17 ч я приехала с малышом в опеку. Неожиданно меня принялись отговаривать: «Не берите этих детей». Мне приводили примеры того, что девочка никого не слушается, да еще и ворует. Эта неприятная беседа казалась мне бесконечной. Я кормила малыша грудью, а сама уже давно ничего не ела. И к тому же очень устала. Сотрудники опеки предложили мне еще хорошо подумать, а утром сказать свое последнее решение».

Карнеевы5

Когда в доме фотограф — приходится вести себя очень скромно. Фото Никиты Корнеева.

Валерия полагает, что, наверное, в опеке ее так отговаривали из-за того, что детей увозят в другие регионы, а потом случаются возвраты. «В то время – в конце 2016 года – как раз произошла история с семьей Светланы Дель, — говорит Валерия. — И приемные многодетные семьи были на особом контроле. У нас тогда было 7 детей, но это и кровные, и приемные дети. С одной стороны, не было ничего, что препятствовало бы тому, чтобы я взяла детей. С другой стороны – было немало причин, чтобы сомневаться в моем окончательном решении».

На следующее утро Валерия приехала в опеку. Сказала, что решение свое менять не будет.  «Я поехала к детям, привезла им одежду, обувь, мы с ними гуляли, — рассказывает она. — Нас сопровождала психолог. После этого отношение сотрудников опеки изменилось, мне пошли навстречу, во много помогали и поддерживали, быстро оформили документы, и мы с детьми улетели в Москву».

Как отнесся к решению Валерии взять еще двоих детей муж Денис, ведь в то время Роман был еще совсем  крохой? «Вообще, он всегда очень спокойно относился к детям, которых мы брали. А на этих среагировал особенно, сразу сказал, что они ему очень нравятся, к тому же они очень похожи на нас», — признается приемная мама.

О Васе и Нике

«Как только дети приехали к нам, то сразу вписались в нашу семью, — рассказывает Валерия. – 8-летний Вася – коммуникабельный, быстро находит со всеми общий язык. У него способность – он отлично разбирается в электронике. В самолете сразу сообразил, как включить планшет и смотреть фильмы. Многие пассажиры удивлялись: такой маленький мальчик быстро понял, что именно надо сделать? Уже дома Вася починил сломанный смартфон своей новой сестренки — Карины. Она была очень рада!»

Карнеевы2

Настоящие мальчишки любят технику. Фото из семейного архива Аляпиных. 

По словам Валерии, Васина сестра Ника, когда жила в кровной семье, в школе не училась. А в детском доме ее отправили в первый класс. Сейчас ей 10 лет. И приемные родители перевели ее заочно в 4-й. «Ника очень заинтересована в учебе, — говорит Валерия. — Буквально выслуживается, чтобы угодить всем нам. Очень любит слушать, понимает все с первого раза. Думаю, она быстро нагонит сверстников».

Однажды Ника решила сбежать из дома. Как потом выяснилось, чтобы всех испугать. «Мы с ней поговорили в таком ключе, что, давай завтра утром мы проснемся, а ты спрячься, и мы все тебя будем искать. Чтобы это было игрой, а не угрозой для всей семьи. И этот метод сработал. Больше она не убегала», — поделилась решением проблемы Валерия.

Карнеевы14

«Начиная заботиться о приемном ребенке, появляется связь и принятие». Фото — Никиты Корнеева. 

Каких-то серьезных проблем с адаптацией у родителей и детей не возникает. «Медицинское обследование с Васей и Никой мы прошли. Все, что надо, принимаем и наблюдаемся, — говорит Валерия. — Есть проблема с зубами у Васи, но кариес молочных зубов мы вылечим, это не так страшно».

Об адаптации

Больше всего родители переживали, как воспримет пополнение в семье приемная дочь Карина. Ее Аляпины взяли в семью весной 2015 года. Девочка – отказница с рождения, с инвалидностью. Валерии пришлось дойти до губернатора Свердловской области Евгения Ройзмана, чтобы взять Карину. Без его участия Альпиным просто не показывали ребенка в детском доме.

Как начиналась история семьи Аляпиных: Любовь сильнее диагнозов

Адаптация Карины в семье шла тяжело, ее ощутили на себе все члены семьи. И когда приехали Вася и Ника, приемная мама боялась, что у Карины может случиться откат. Ведь у нее были приступы, девочка спала по 3 часа в день, и вот, наконец,  она стала спокойнее… «Чтобы не было никакой ревности, чтобы даже повода для этого не возникало, я забрала Карину из комнаты девочек к себе, — делится опытом Валерия. – И в комнате остались две Вероники. Они поначалу пытались делить между собой территорию и влияние. Но я поговорила с ними, объяснила, что если они будут отбирать друг у друга и прятать игрушки, драться, то им будет очень тяжело жить вместе. А жить вместе им придется как минимум несколько лет. Поэтому надо учиться договариваться между собой. И они меня поняли. Конфликты прекратились».

Карнеевы3

Младшего Рому все хотят подержать на руках. Фото Никиты Корнеева. 

Валерия говорит, что в их большой семье у детей сформировалось  чувство сострадания, и это важно. Ведь им проще пытаться понять друг друга, поставить себя на место того, кто младше, слабее или уязвимее. Все это дает детям возможность самим, без участия родителей, помогать друг другу, решать проблемы и спорные моменты без применения силы.

О том, надо ли приемной маме работать

«Начиная с того момента, как ты борешься с системой, забираешь ребенка из детского дома, потом приводишь его в божеский вид, формируется очень сильная связь между тобой и ребенком, — рассказывает Валерия. – И в это время надо быть рядом с ним, проводить вместе как можно больше времени. Он и так долгое время был без мамы. И вот теперь, когда она у него только появилась, он нуждается в ее присутствии и внимании».

Карнеевы9

В большой семье у детей формируется чувство сострадания. Фото Никиты Корнеева.

Валерия считает, что хотя бы 6 месяцев надо побыть с ребенком. А вот когда он поймет, что мама всегда рядом, а если уходит ненадолго, то возвращается, что она не предаст его, потому что очень любит, тогда ей можно и на работу выходить.

«А когда выходишь на работу, то самое главное – не надо грызть себя тем, что вот, бедные дети, остались без моего внимания, — говорит она. – Распределить время на ребенка и на работу возможно, главное, суметь расставить приоритеты».

О любви

19441451_1430823526985273_1259176476_n

Сестренки. Фото из семейного архива Аляпиных. 

На вопрос о том, насколько приемный ребенок нуждается в любви, Валерия приводит слова Юлии Гиппенрейтер: «…Это значит удовлетворять одну из самых главных его потребностей. Каждому человеку, независимо от возраста, необходимо, чтобы его любили, понимали, признавали, уважали, чтобы он чувствовал себя нужным. А ребенок без любви просто не может нормально развиваться. И то, как он будет воспринимать себя на протяжении всей жизни, — его самооценка — во многом зависит от того, насколько удовлетворена его потребность в любви».

Принимая ребенка в семью, мы проделываем очень большую работу, говорит Валерия. «Я скажу больше: не важно какого возраста ребенок, пройти скорее всего придется все этапы развития, от младенчества, так как в основном,  дети из детских домов этого не получили, поэтому потребность внутри сидит, — добавляет она. —  Начиная заботиться о приемном ребенке, появляется связь и принятие. Я сама по себе очень люблю детей, возможно поэтому любить начинаю их сразу, но знаю, что такое «любить и ничего не получать взамен», такое часто бывает с детьми с реактивным расстройством привязанности. Это очень сложно, и к этому надо быть готовым».

19427515_1430836640317295_1616542391_n

В семье нет ревности и конкуренции между детьми. Фото из семейного архива Аляпиных. 

Валерия говорит, что не делит детей по принципу «приемный или свой». «У меня даже есть такая шутка: кто больше крови у меня попил, тот для меня самый кровный, — смеется она. — Я чувствую и знаю каждого своего ребенка, обмануть меня практически не реально. Поэтому делю заботу не дозированно, а кому в данный момент она нужна, но обязательно не забывая о других детях. Все мои дети знают, что мама для них доступна всегда! Наверное, не очень правильно отдавать всю себя материнству, но надо сказать, что когда ребенок чувствует и знает, что мама рядом, то ему совершенно не надо постоянно дергать маму. Поэтому в нашей семье нет никакой ревности или конкуренции между детьми».