Супруги Елена и Александр из Москвы 3 месяца назад взяли в одном из детдомов города Кирова 7-летнего мальчика. Видеоанкету Вани снимали сотрудники фонда «Измени одну жизнь». У приемных родителей есть также кровный сын, ему 20 лет. Сейчас Елена с Александром переживают сложнейший период в адаптации. Своими переживаниями, а также историей 7-летнего Вани Елена поделилась с нашим корреспондентом.

89391aef75f54f44b0890b9bf1db4009

В свои почти 7 лет мальчик многое пережил и пытается осмыслить свое прошлое. Фото — psychologos.ru

О том, как все начиналось

«Если бы 3 года назад меня спросили: готова ли ты взять ребенка в семью, то я однозначно ответила бы нет, это вообще не про меня, — признается Елена. — Но время от времени мне стали попадаться истории об усыновлении, я стала больше интересоваться этой темой, стала смотреть базу данных детей-сирот. Однажды мы с мужем заговорили о будущем, и я задала ему вопрос, хотел бы он взять приемного ребенка. Он ответил: да, хотел бы. Его ответ заставил меня задуматься».

Супруги записались в школу приемных родителей, собрали документы, что им было совсем не сложно, стали смотреть анкеты детей. Хорошее впечатление на Елену произвел Киров, точнее органы опеки. Там она с мужем и встала там на учет. Елена говорит, что они с Александром хотели взять одного ребенка, а не нескольких. Становиться профессиональными приемными родителями не хотели в силу того, что не предполагали существенно менять стиль жизни.

Изначально они планировали взять девочку, поскольку у них уже есть старший сын. Но смотрели анкеты мальчиков тоже. На одной из встреч сотрудники опеки показали анкету шестилетнего мальчика Вани. Ваню изъяли из приемной семьи, когда ему было 2,5 года. После этого за 4 последующих года мальчик сменил два детских дома. У мальчика были задержки в психическом и физическом развитии.

Других детей иногда навещали или даже забирали новые родители, а к нему никто никогда не приезжал. Ваня очень хотел найти семью и открыто об этом говорил.

О первых днях с Ваней

«Мы забрали нашего мальчика и первые две недели я была с ним рядом, для этого взяла на работе отпуск, — рассказывает Елена. — Потом две недели с ним провел муж. Он также взял отпуск на работе. Мы считали месяц периодом знакомства с семьей, с новым городом, бытом».

Супруги устроили Ваню в частный садик — с посещением до обеда. Два раза в неделю водят сына к дефектологу, раз в неделю – к психологу. Периодически им помогает няня: забирает Ваню из садика, занимается и играет с ним. Кроме того, он 2 раза в неделю ходит на футбол и 2 раза в неделю на плавание.

«Выходные мы проводим на даче, где Ваня очень любит бегать до изнеможения, кормить птичек, забивать гвоздики и рубить с папой дрова, топить печку и париться в бане, — перечисляет любимые занятия сына приемная мама. — Он обожает прогулки в лесу, как их называет сын, «походы», где есть возможность для его фантазии и игр. Вечерами мы спешим домой, чтобы успеть вместе с младшим погулять и поиграть. Конечно, его мир теперь стал огромным, и Ваня очень активно им интересуется. Да и стиль нашей жизни сейчас отличается, от того, что было раньше».

О трудностях поведения

Елена нисколько не скрывает, а, наоборот, искренне делится сложностями поведения сына. «Вспышки истерики начались на третий день после его приезда в Москву, — рассказывает она. — Ваня начал швырять вещи, бросаться, угрожать, кричать, возмущаться: «Вы не мои родители», использовать много грубых слов. Истерика обычно заканчивается рыданиями и словами «я скучаю по своей семье». Никаких деталей о своей кровной маме он сказать не может. Иногда вспоминает человека, которого называл «папой». Детский дом вспоминает скорее нейтрально, в некоторых бытовых ситуациях».

По словам Елены, сын боится оказаться брошенным. Это выражается даже в играх. «Приведу пример: мы играем в прятки, прятаться можем только он, но не родители, потому что он сразу пугается. Хотя мы с мужем постоянно повторяем, что не отдадим никому и что очень-очень нужен», — говорит она.

Его истерики, первые недели адаптации без преувеличения стали для приемной мамы настоящим ужасом. Родители не понимали, что служило спусковым механизмом таким истерикам. «Ваня начинал кричать на нас дома, на улице, даже во время безобидной прогулки, — рассказывает Елена. — Поначалу истерикам не было начала и конца. Сейчас я знаю, что первые 20 минут будет истерика, потом рыдание, потом мальчик успокоится. В какой-то момент я поняла, что не у меня портал в ад открылся, а у него на душе, мягко говоря, неспокойно. Я осознала, какой ужас внутри него творится, и какое нечеловеческое напряжение приходиться ребенку испытывать».

Елена говорит, что почувствовала его переживания. Ведь в свои почти 7 лет Ваня многое пережил и пытается осмыслить свое прошлое. По словам приемной мамы, ощущение безысходности сейчас ее оставило. Она начала по-другому смотреть на всю ситуацию.

«Теоретически мы все готовы к испытаниям, адаптации, — объясняет она. — Эти вопросы довольно подробно разбираются в школе приемных родителей. Но на практике, когда на тебя обрушивается весь поток детских страданий, который зачастую принимает совершенно отвратительные формы с точки зрения принятого поведения, далеко не все родители могут справиться. Мы старались найти подход и успокоить малыша. Иногда успешно, иногда нет».

О понимании

В каких-то случаях ребенку просто не хватало умения общаться, особенно возражать, не было нужных слов в лексиконе, признается Елена. По ее словам, он не умел выражать свои мысли спокойно, сразу переходил к грубости. К примеру, он в сердцах мог крикнуть: «Закрой пасть, ушла отсюда».

«Такое обращение от ребенка шокирует, — говорит приемная мама. — Мы старались объяснить: если ты хочешь, чтобы я замолчала скажи просто: «Мам, не могла бы помолчать, пожалуйста». Ты можешь говорить вежливо «Не могла бы ты не заходить в комнату, пожалуйста». Постепенно и очень медленно, по мере того, как Ваня к нам привыкает, появляется доверие, учимся вместе обсуждать, уходит страх и поведение его начинает меняться. Ваня стал сам играть, стал говорит, если ему что-то не нравится, иногда начинает сам признаваться в своих обманах. Стал более мягким. Три месяца – небольшой срок для адаптации, но я смотрю на будущее с оптимизмом».

Дорогие родители, если вам в поиске ребенка помогла видеоанкета из базы changeonlife.ru, поделитесь, пожалуйста, с нами этими новостями на форуме «Измени одну жизнь».

Для нас это всегда что-то особенное — узнавать, что еще одна жизнь ребенка изменилась, и дает силы двигаться дальше. Расскажите, как вы нашли ребенка, как проходит адаптация ребенка, были ли сложности? Заранее большое спасибо!

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

1 коммент. к записи “«Сын боится оказаться брошенным»

  1. Вы большие молодцы! Желаю вам терпения, с помощью него многое можно преодолеть!

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *