Десятилетняя Нюра пережила предательство дважды. Когда девочке было пять лет, от нее отказалась родная мать. В девять лет ее вернула в детский дом приемная семья. С таким опытом непросто научиться доверять новой маме. Однако Нюра учится.

4ff815452c560b8895d0dde78522d0ee

Все фото из личного архива семьи

Самая быстрая приемная семья в мире»

В семью Елены Мачинской Нюра (тогда ее называли Аней) попала почти случайно.

«Прошлым летом моя знакомая опубликовала в соцсети пост с криком о помощи: приемная семья планирует вернуть 9-летнюю девочку из-под опеки. Поэтому, чтобы не отправлять ребенка в больницу и затем в детский дом, срочно подыскивается новая приемная семья, — рассказывает Елена Мачинская, приемная мама и генеральный директор компании, занимающейся разработкой программных продуктов. — Тема возврата детей в детские дома всегда была для меня очень болезненной, и я стала наблюдать за комментариями.

Люди откликались, проявляли интерес, но забирать ребенка нужно было немедленно, буквально в ближайшие часы. Скоро стало ясно, что никто не готов принять решение так быстро.

Тогда я позвонила в органы опеки и спросила, отдадут ли мне девочку под временную опеку, на время поиска новой семьи. Там поняли, что жить после возврата ребенку лучше в семье, чем кочевать по маршруту «больница-приют-детский дом», и согласились. Для того чтобы взять девочку под временную опеку, мне нужно было предоставить паспорт и акт обследования жилого помещения. Я срочно поехала в отдел опеки по месту жительства — меня там хорошо знали, ведь я не так давно оформляла опеку на другую приемную дочь, тоже Аню, и мои документы еще были действительны. Мне быстро подготовили акт обследования жилого помещения, и я поехала в Бутово знакомиться с девочкой».

На тот момент Елена Мачинская воспитывала двух дочерей: родную Надю (ей было 14) и приемную Аню (ей было 13). Елена долго думала о том, чтобы стать приёмным родителем, занималась волонтерством, укреплялась в этой мысли, шла к своей цели.

«Мы часто шутим, что у нас самая быстрая приемная семье в мире, — рассказывает Елена Мачинская. — Со старшей Аней мы познакомились буквально за пять минут и мгновенно приняли решение об опеке. С момента первого знакомства до выхода с вещами из детского дома прошло минут 15.

С младшей Аней-Нюрой мы побили предыдущий рекорд. Я приехала в Бутово, когда девочку еще только забрали из предыдущей семьи и везли в детдом. Сотрудники опеки спросили: будете знакомиться или начнем оформлять документы? «Оформляйте», — ответила я. Когда пришла Нюра, мы быстро познакомились, посмотрели друг на друга и сразу пошли в машину: мы ведь не планировали, что это надолго, надеялись, что найдется новая приемная семья».

«Мама все равно за мной приедет»

Когда Нюре исполнилось пять, ее мама, намереваясь устроить жизнь с новым мужчиной, своими руками сдала дочь в детский дом, якобы временно, пообещав ребенку вернуться. Малышка ждала. Плакала. Надеялась. Повторяла воспитателям: «Мама все равно за мной приедет». Часами смотрела в окно и спрашивала: «Мама придет сегодня или завтра?» Но мама не спешила ни сегодня, ни завтра.

Шло время. Поскольку родная мать разорвала с дочерью все связи, она была лишена родительских прав, а ребенка отдали под опеку другой женщине, которая выразила желание забрать Нюру. Так она попала из Ростовской области в Москву.

В новой семье Нюра продолжала ждать родную маму. Контакт с приемной матерью не сложился, и, не справившись с ершистой воспитанницей, опекун решила вернуть девочку в детский дом. В этот момент Нюра и попала в семью Елены Мачинской. Оформили временную опеку, и девочка поехала в Видное к Елене и ее дочерям Наде и Ане.

«Мы с самого начала договорились, что она едет к нам не насовсем, мы просто ищем ей новую приемную семью, — рассказывает Елена Мачинская. Но параллельно я решила попробовать найти ее родную маму, к которой она столько лет рвалась. И мне это удалось буквально с первого запроса в интернете. У мамы обнаружился активный профиль в популярной соцсети, я ей написала. Довольно быстро пришел ответ: я так рада, что вы меня нашли, я была молодой и совершила глупость, отказавшись от ребенка, но теперь планирую вернуть дочку, в ближайшее время займусь подготовкой документов для восстановления в родительских правах.

Написала, что живет с мужчиной, родила еще двоих детей, все в порядке, не бедствует. Поначалу она показалась мне довольно-таки дельной, я предложила ей помощь с документами. Но время шло, а дело не двигалось. Всё время находились какое-то невразумительные отговорки. Мол, ходила в опеку, а там никого не было. Или написала заявление, а его почему-то не приняли, и все в таком духе».

Как-то раз Нюра, узнав о переписке Елены с ее родной мамой, сама написала ей сообщение: «Здравствуй, мама. Как у тебя дела? Это Аня, твоя дочка. Приезжай за мной, я тебя помню и жду». Ответа не последовало. Написали еще раз, и еще раз — опять тишина.

Почувствовав неладное, Елена Мачинская позвонила в отдел опеки, с помощью которого мать по идее должна была восстанавливаться в родительских правах. И услышала: нет, она не являлась, не звонила, никогда не интересовалась, никаких заявлений не подавала.

Родная мама опять обманула Нюру. «Да, она иногда выпивает, но не алкоголичка, выглядит хорошо, мобильный телефон с интернетом и камерой, фотографии в приличной квартире, — делится наблюдениями Елена Мачинская. — Нюру она родила в 20 лет, то есть сейчас ей 29. Такое впечатление, что эта женщина никак не выйдет из детства, поэтому сама не готова стать ответственным родителем. Влюбляется, сходится, расходится. Недавно я узнала, что она сдала в детские учреждения еще троих детей, рожденных после Нюры. Сдала и отправилась искать новую любовь. Хорошо, что впоследствии двоих из этих малышей забрал отец… Мы еще некоторое время писали маме и ждали ответа, но она не отвечала. Стало понятно, что забирать ребенка она не намерена».

Девочке пришлось ещё раз пережить отказ матери. «Нюра никогда не говорила о ней плохо, — рассказывает Елена. — В родной семье девочку не били, худо-бедно ухаживали за ней. Нюра просто не могла понять за что, почему её бросили. Насколько же ей было плохо! Мама бросила, опекун отказался…

Некоторое время Нюра еще надеялась, что мама ей напишет, и даже сочиняла какие-то истории: мол, мама мне написала, но сообщение почему-то пропало. Потом перестала. Тем не менее, я очень благодарна этой женщине, что она родила такую умную, красивую, хорошую дочь, которую мы все очень любим».

a2561ac4bee3054aa44d3609394793be

«Ты все равно сдашь меня в детдом!»

В семье Елены Мачинской младшая Аня очень быстро стала Нюрой. «Надо же было как-то выходить из этого курьеза с именами — два приемных ребенка, и обеих зовут Анна». Все три девочки подружились.

«И Надя, и старшая Аня стали говорить мне, что Нюра отличная девчонка, пусть, мол, она останется с нами, — рассказывает Елена. — Она действительно очень хорошая, добрая, сообразительная. Просто жизненный опыт у нее был сложный, травмирующий. Когда стало понятно, что мама ее не заберет, мы предложили ей остаться у нас насовсем. Нюра согласилась, мы оформили приемную семью».

Адаптация проходила тяжело. Девочка никак не могла поверить, что приемная мама настроена всерьез и не собирается от нее отказываться.

«Год был очень трудным, мы пережили многое: плач, угрозы, агрессию, — говорит Елена Мачинская. — В запале Нюра кричала: «Все мамы одинаковые, меня никто не полюбит, и ты тоже сдашь меня в детдом, поэтому я не буду тебя любить и слушаться! У меня есть своя мама». Я каждый раз убеждала, объясняла, успокаивала…

Нюра закатывала многочасовые истерики — фактически это были истерические припадки. Громила все вокруг. Как-то раз спустила с лестницы кровать с криком: «Не буду с вами жить!». Ссорилась с девочками: им пока трудно объяснить, что нужно проявлять терпение, они ведь тоже еще дети, поэтому, когда Нюра им хамила, Надя и Аня могли и ответить. Бывало, что Нюра била нас, пыталась даже навредить себе… Градус накала все время повышался. И я, и дети были очень вымотаны».

Психотерапевт и тематические психологи помогли подобрать правильное лечение и линию поведения. Все это в комплексе с терпением приемной матери дает результаты.

«К весне нам стало легче, — говорит Елена Мачинская. — К Нюре постепенно приходит осознание того факта, что родная мама не придёт, что нужно привыкать к нам, что мы готовы ей помочь. Она стала оттаивать, привыкать, говорить, что любит. Теперь это другой ребенок. Недавно она сказала: «Мама не та, которая родила, а та, которая любит, и Лена — моя настоящая мама». Наладились отношения с Аней и с Надей, особенно с Аней, потому что они ближе друг к другу по возрасту, Надя все-таки слишком взрослая».

1f616d46c5e1041d808b8ede525d0239

Трудности с учебой

Со школой у Нюры поначалу не складывалось. «Было просто не до учебы, разобраться бы с истериками, — рассказывает Елена. — При этом Нюра — девочка неглупая. В свои 10 лет она прочитала очень много книг: даже «взрослые», научно-популярные, которые и взрослым-то не всем понятны и интересны. Нюра любит читать, охотно пересказывает прочитанное, рассуждает, у нее отличная память. Гуманитарные дисциплины даются ей легко, в отличие от математики. Никак не может понять, что такое умножение, действия с числами больше десяти вызывают сложности».

Обеим приемным дочерям очень помогает Анина школьная учительница, Наталья Алексеевна Коннова. Она учила Аню в школе, когда та нагоняла программу начальных классов, а сейчас занимается с Нюрой дома. «Наталья Алексеевна стала для нас практически членом семьи, — делится Елена. — У меня нет такого количества терпения, как у нее, и мы очень благодарны ей за помощь Ане и Нюре. Фактически она занимается с девочками репетиторством, но при этом денег практически не берет, отказывается».

Приемная мама уверена, что трудности с учебой у Нюры временные: «Она пережила сильный стресс, который не мог не сказаться на психических функциях. Пройдет время, и учиться станет легче».

6fe532bbfe39f59fecf511663dd1aabc

Постепенно отношения с Нюрой налаживались, с Аней тоже стало проще.

«Прошедший год был непростым, и иногда мне было так тяжело, что хотелось перегрызть себе вены от усталости, — признается Елена Мачинская. — Как мы справились? Сложный вопрос. Я стараюсь не зацикливаться только на детях: работаю, учусь, устраиваю личную жизнь. Могу, например, сесть на мотоцикл и поехать на байк-шоу — мама ведь имеет право на отдых. У меня появился человек, мужчина, которому я могу доверять. Он с большим уважением относится к приемному родительству.

Девчонкам нравится мой образ жизни, они рады, что у них не мама-пила и не мама-наседка, которая только и делает, что «воспитывает», а мама-лидер. Во всяком случае, я стараюсь быть для них такой».

Вероятно, в этом и кроется секрет успешного налаживания отношений с подростками: взрослый должен быть не просто взрослым, «педагогом», а примером того, как можно строить свою жизнь.

«Я много работаю и неплохо зарабатываю, стараюсь хорошо одеваться. Девочки говорят мне: мама, твои кеды моднее, чем у нас! Что ж, отвечаю я, учитесь, работайте, зарабатывайте, и у вас будут не только кеды, но и все, что вы захотите. Конечно, у них есть все необходимое — одежда, книги, игрушки. Но я приучаю их к мысли, что мы сами строим свою жизнь».

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

2 коммент. к записи “Преданная дважды. Как вторая приемная мама научила Нюру верить людям

  1. Ужасная история. Сдать свою пятилетнюю дочь, которая всё понимает, которая ждет и надеется. Дикая история!

  2. Из всех историй усыновления/удочерения, которые прочитаны мной на данный момент, эта история впечатлила меня больше всего. Особенно заставили задуматься меня слова приёмной мамы этих девочек о том, что она старается не зацикливаться только лишь на детях, и что девочки рады, что у них мама не наседка. А ведь я уже морально готовлюсь к тому, что, если мне удастся усыновить ребёнка, то придётся отложить в долгий ящик все свои увлечения и интересы и, как раз таки, зациклиться только на ребёнке. Спасибо вам за вашу историю!

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *