Катерина Демина
Катерина Демина 28 января 2016

Гадкий Я: Почему подростки живут в состоянии постоянного стыда и что с этим делать

4
113
0

Порой кажется, что подросткам неведомо чувство стыда. Но это совсем не так. Им бывает стыдно намного чаще, чем могут представить себе родители. Как распознать это завуалированное переживание и помочь ребенку с ним справиться — рассказывает практикующий семейный психолог Катерина Демина.

53404192_51838284_x_43d236d6

Для начала пару слов о терминах, чтобы понимать, о чем, собственно, речь.

Стыд — это горячее, яркое, нестерпимое переживание своей абсолютной «плохости», непригодности к проживанию здесь, сейчас и с этими людьми. Я настолько ужасен, что должен исчезнуть. В языке это отражено множеством речевых оборотов и пословиц: «умирать от стыда», «хочется сквозь землю провалиться», «его уши пылали от стыда», «она не пережила стыда (позора) и утопилась».

Ребенку с раннего возраста внушается некий свод правил и предписаний относительно того, как он должен себя вести, выглядеть, разговаривать, чтобы быть принятым в этой семье, поселении, стране и — совсем уж глобально — в этом мире.

Сравните с переживанием вины: «Я в общем и целом хороший человек, но сейчас совершил плохой поступок, я должен извиниться и возместить ущерб, исправить последствия, и тогда все будет опять в порядке». Нет мотива отвержения, исключения из списка живых, никто никого на мороз не выгоняет. Это гораздо более зрелое чувство, напрямую связанное с ответственностью и добровольным принятием морального кодекса.

Стыд всеобъемлющ. Я не просто совершил нечто ужасное, я сам — чудовище, изгой, мне нет прощения, и сделать с этим ничего нельзя. И это одно из самых тяжелых переживаний подросткового периода.

В три-четыре года, в которые уложен этот сложнейший переходный возраст, с ребенком происходят разнообразные метаморфозы. Меняется тело, голос, пищевые пристрастия, привычки и любимые занятия. Настроение меняется по сто раз на дню, голова набита ватой, хочется одновременно плакать, смеяться, всех ненавидеть, и чтобы кто-нибудь меня любил.

Родители, которые до сих пор были богами и супергероями, внезапно становятся занудными кретинами, не понимающими элементарных вещей

Все бесит, раздражает и больше всего — я сам. До момента начала пубертата ребенок (в нормальной ситуации любящей и принимающей семьи) относится к себе с той или иной степенью симпатии, не особо переживает по поводу своего внешнего вида, у него есть друзья и понятные увлечения. Когда его стыдят в школе или дома (обычно за лень и нерадивость), он выслушивает нотацию, но забывает о ней сразу же, как только воспитательный момент окончен.

Подросток стыдится себя целиком. Прыщи, длинный нос, большой рот, большая/маленькая грудь, вьющиеся или невьющиеся волосы… такое впечатление, что в глаз ему попал осколок зеркала Тролля из «Снежной королевы», и теперь все видится в кривом отражении.

Больше всего проблем доставляет обрушившаяся сексуальность. Раньше «эротические кошмары» так и назывались — стыдные сны. Кажется, что все знают, о чем ты думаешь, догадываются, что ты проснулся в луже (ага, ага, как в два года, такой же «стыд-позор», только маму не позовешь и в постель к родителям не спрячешься). Любое слово, только намекающее на взаимоотношения полов, вызывает немедленный «подъем флага» или кидает в жар.

Девушкам чуть легче, но эти ужасные месячные, постоянное зубоскальство идиотов-сверстников, грубость преподавателей физкультуры… Отдельный ад — это комплименты и комментарии по поводу внешности. Если вы думаете, что комплименты — это приятно, вы сильно ошибаетесь. Когда они тонкие и умные, то да. А когда родная тетя на семейном сборище говорит «Твоя попа как орех, так и просится на грех». И искренне недоумевает «А что я такого сказала? Я же похвалить хотела!». Или того лучше: «У тебя есть молодой человек? Нет? А почему?». Не твое собачье дело, вот почему.

Ну вы поняли теперь, откуда грубость, хамство, вранье, истерики и скандалы? Им просто стыдно

Постоянно, каждую минуту, они живут, как в котле с кипятком. «Шоколад на крутом кипятке» — есть такой сильный роман, рекомендую. Да, кстати, и освежите в памяти наши старые книжки о ранней юности: Анатолия Алексина, Михаила Львовского, «В моей смерти прошу винить Клаву К.». Только не фильмы. Там нет внутреннего монолога героев, а это сейчас самое важное.

Итак, что можно (и нужно) делать родителям:

1. Не комментировать! Вообще, ничего, совсем. Рот зашить и пластырем сверху заклеить. Вы же не оцениваете постоянно внешность, манеры, высказывания взрослых людей вокруг? Или все-таки — да? Отучайтесь. Хорошие манеры должны быть у всех, не только у детей по отношению ко взрослым. Хочется вам сказать: «Что за ужас ты нацепила?!» — позвоните подруге и расскажите ей. Хуже нет, чем эти «тихие семейные ужины», посвященные обсуждению того, что ваш подросток сказал, сделал и подумал. Ужас. Только «Я-послания» и взаимные договоренности. Если хотите, поищите на ютьюбе ролики по ненасильственному общению с детьми, там все подробно расписано и показано.

2. Быть в курсе. Это не означает тотальный контроль, «руки на одеяло», взлом письменного стола и чтение дневников. Но быть уверенными, что ребенок действительно посещает школу, а не бродит по торговым центрам, что он не состоит в сообществе «как легко и безболезненно покончить собой», что ему не пишут странные люди. Озаботьтесь сетевой безопасностью, заходите иногда в школу внеурочно — «я подумала, может нам пообедать в кафе?».

3. Одобряйте его друзей. Да, они кошмарные бандерлоги, от них пахнет табаком (и кошками! Кошками, я просто умираю каждый раз), вы подозреваете их в самом страшном. Но группа сверстников сейчас для них самая важная и значимая. Когда оказывается, что все твои сверстники мучаются от одного и того же, перестаешь ощущать себя изгоем и отщепенцем. А мы же помним, что стыд — это, прежде всего, изоляция и отвержение.

4. Прячьтесь. Стыдитесь его, не ходите по дому в нижнем белье или в халате. В моей практике были совсем уж тяжелые случаи, когда мама троих подростков (16, 14 и 10 лет) ходила по дому голой. Совсем. Без белья. Потому что «пусть лучше дома приучаются, чем по проституткам ходят». Мама там была с большими проблемами в голове, но мальчишек пришлось лечить.

Кстати, и самого ребенка приучайте к порядку в этом вопросе. Непонятно, осознают они свою сексуальную притягательность или нет, но выглядят достаточно взросло и соблазнительно, чтобы разгуливать нагишом. Да, я ханжа и моралист. А теперь пойди и оденься, ты не один в доме. И за стол без майки я не пущу, хоть тут лето, жара и баня. На пляже — сколько угодно. Здесь приличный дом.
(Узнаете голос ваших родителей? Теперь понимаете, что они имели в виду?)

В общем, ваша политика сейчас должна быть, как российский герб, о двух головах: отстранение и принятие. Сразу. В одно и то же время. То есть ребенок должен знать, что вы рядом, но сбоку. Поддержите, но не будете вмешиваться. Хорошо, если есть вменяемые родственники, с которыми у ребенка есть контакт, некоторые вопросы легче обсуждать с чуть более посторонними людьми.

«Посмотрите на себя, неужели вам не стыдно?

Ну тогда ложитесь спать, видимо, уже стемнело».

Григорий Остер, «Вредные советы».

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *