24 марта 2015

Ирина Алешина: «Мы строим дом и обязательно возьмем еще детей»

1
6
0

Так приятно, что герои наших материалов не останавливаются на достигнутом! Мы уже писали про семью Алешиных из Самары, удочерившую двух девочек Настю и Дашу. Теперь они забрали Сережу, их родного брата.

IMG_0884

Ирина Алешина рассказывает:

Впервые я увидела Сережу почти полтора года назад, но меня напугало состояние его здоровья. Ему тогда было два годика. Когда мне его вынесли, он не ходил, практически не фокусировал внимание на предметах, его косоглазие меня тоже напугало. Так как Настя, сестра Сережи, была тоже с инвалидностью (она не разговаривала), я побоялась, что не смогу уделить им всем достаточно внимания, побоялась, что не потяну.

Прошел год, я звонила, интересовалась, как он, как растет, есть ли положительная динамика. Мне отвечали, что это ребенок с тяжелыми диагнозами, у него детский церебральный паралич, что потребуется серьезное и длительное лечение. Но, вопреки всем прогнозам, он очень хотел жить и быть как все! Без лечения Сережа пошел. Да, он падал и был слабеньким, но пошел. Говорил вообще непонятно, проглатывал все слова, но ведь говорил что-то.

И я, наконец, решилась… В Ростов-на-Дону за ребенком мы с мужем ездили на машине. Когда я увидела Сережу во второй раз, то заметила, что он очень изменился, подрос, но был такой худой! Вставал, делал пару шагов, падал, опять вставал. Я смотрела на него часа полтора точно, потом как очнулась. «А что я думаю? Пора решать — я же за ним приехала, без него-то точно не уеду!» Он, конечно, панически боялся садиться в салон машины. Но потом затих и всю дорогу сосал палец — успокаивал себя, как привык.

Опека и наша местная, и ростовская — все поддерживали. Спасибо им за это и за то, что не задают вопросы, на которые я и сама не могу ответить.

Но иногда встречались люди, которые, мягко говоря, были в шоке от того, что я взяла детей с ограниченными возможностями. Слава Богу, что эти люди не из опеки, и я с ними встречаюсь раз в год, а не каждую неделю. Некоторые даже спрашивали: «А зачем вам это надо? Ужасно тяжелые дети!», «А вы что, диагнозы не читали, когда их забирали? Это такая обуза!». Или, например, одна врач сказала, что, мол, работаю с такими детьми более 20 лет и сразу вашу девочку вижу насквозь: у нее взгляд пустой, ни одной мысли в голове, она у вас вообще ничего не понимает.

Дома Сережа всего два с половиной месяца, но у нас уже огромные результаты во всем. Благодаря занятиям с логопедами, он стал много говорить. Мальчик оттаял, постоянно подходит ко мне, целует, обнимает.

Вначале он никогда не ложился на кровать, если хотел прилечь, или делал все на полу, если хотел рисовать или лепить. Я его поднимала, сажала, объясняла, что есть стульчики и на них удобно, есть кровать, на которой мягко спать. Теперь приятно смотреть, как он залезет на кроватку и ляжет и ножка на ножку.

Конечно, придется преодолеть много трудностей: это и операция на ноги, которая планируется на весну, и операция на глаза. В поведении много чего нужно корректировать, но на это нужно больше времени.

Меня беспокоит, что ему больше трех лет, а он сосет пальцы на руках, нос себе гладит, успокаивает себя, раскачивается, поэтому я стараюсь чаще брать его на руки. Еще у него есть привычка, которая многих, наверное, напугает, и моих домочадцев напугала поначалу. Когда у него что-то не получается, он психует и бьется головой об пол. Это тоже все из-за того, что не было рядом человека, который бы мог его пожалеть, обнять, успокоить, поэтому он душевную боль и обиду заменяет физической.

Его любимой едой поначалу были хлеб и вода всегда и в любом количестве. Что бы ни лежало на столе, он выбирал хлеб и старался как можно больше положить его в рот.

image (1)

Операцию нужно делать на ноги: у него вывернуты стопы, ходит еле-еле на полусогнутых. Конечно, ходит Сережа сейчас уже увереннее, но хочется, чтобы он мог ходить ровно, как все, мог прыгать и бегать. Будут вправлять и накладывать гипс на месяц, а потом станем учиться ходить заново.

Левый глаз у него очень косит и он не рабочий, как я поняла. Для этого сейчас я ему закрываю здоровый, заставляя левый глазик работать. Когда он начнет работать, будем оперировать, ставить на место.

Насте сейчас пять с половиной лет, но проблема с речью не решилась. С ней занимаются психологи, логопеды-дефектологи, но пока, кроме «мама», «да» и «папа», она ничего не говорит. Инвалидность с нее не сняли. При этом она научилась плавать в жилете, ходить в туалет, кататься на велосипеде.

Она может говорить «мама» с такой разной интонацией! Иногда она меня зовет, кричит: «Мама!», или обнимает и ласково: «Мама». Говорить она может, слух у нее есть, обращенную речь она понимает. А вот учиться отказывается. Врачи разводят руками, говорят, это психологическая травма. Ребенок оттает, но пока, увы, все труды не дали результата. Из-за того, что она не может сказать, объяснить, она дерется, машет руками направо и налево. К ней нужен особый подход, я ее очень люблю, хотя, как и любая мама, бывает, и наказываю. Она очень добрая и ранимая, любит мне помогать, убирать со стола, вытирать пыль, пылесосить, поливать цветы, развешивать белье. Она все понимает.

А Даша — это наша звезда. Она абсолютно адаптировалась, восстановилась, ходит в садик, всегда в центре внимания. Очень ласковая, общительная, шустрая, активистка. У нее хорошая память. Мы с ней учим длинные стихи. Любит слушать сказки, особенно про Бабу-Ягу, освоила всю технику в доме: и планшет, и телефон, и DVD, который я им купила, чтобы смотреть мультфильмы. И зубы она чистит, и кровать заправляет, и сама одевается — обычный, здоровый, домашний ребенок, наша радость. Начали мы, было, ходить на танцы, ей все понравилось, но сказали, что все-таки по возрасту маловата, так что на следующий год продолжим.

Мы строим дом и когда достроим, примерно через год, обязательно возьму еще детей. Жду не дождусь этого момента!

IMG_0881

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *