Ведущая: Сапожникова Александра — детский психолог, преподаватель, работает с трудностями обучения и развития дошкольников и младших школьников. Проводит семинары и мастер-классы для родителей и специалистов на базе Ресурсного центра помощи приемным семьям с особыми детьми (проект Благотворительного фонда помощи детям-сиротам «Здесь и сейчас»).

Мы рассмотрим следующие вопросы:

  • как отличить общение от не общения?
  • должен ли родитель быть авторитарным?
  • что значит «ПРА-МЫ» и зачем это ребенку?
  • нужно ли общаться с ребенком на равных?
  • что важно знать об общении с подростками?

 

ТЕКСТОВАЯ РАСШИФРОВКА ВЕБИНАРА:

Знакомство с темой «Общение».

Сегодня мы поговорим об общении. Посмотрим, как общение, предметная предметная деятельность, игра и обучение связаны друг с другом, где есть точки пересечения и какие можно создать условия для того, чтобы ребенок максимально активно и результативно развивался.
Эта информация полезна всем родителям, а для родителей детей с трудностями в развитии, с трудностями в судьбе эта информация просто необходима.
Мы поговорим сегодня о том, что такое общение и какие у него есть отличительные признаки. Рассмотрим, какие ошибки допускают взрослые, как так получается, что общение разрушается или вообще не складывается.
Мы поговорим об «общенческих позициях», какие они бывают: «над», «под», «на равных» и некоторые другие. Что они дают развитию и когда каждая из них появляются в детской жизни и что нужно делать, чтобы ребенок овладел этими общенческими позициями и научился общаться.
Рассмотрим мы и вопросы о так называемой «норме», родительских ошибках и об особенностях приемных детей и о вопросах, которые часто задают родители.
То, о чем я буду рассказывать, основано на подходе, разработанном двумя известными московскими психологами Кравцовой Еленой Евгеньевной и Бережковской Еленой Львовной. Они преподают в институте психологии имени Л.С.Выготского в РГГУ. Подход этот опирается на культурно-историческую концепцию. И этот подход очень продуктивный, работающий. К сожалению, нет популярной литературы об этом подходе, а только профессиональная.

Как отличить общение от коммуникации? В чем ценность общения?

Так что же такое общение и как отличить его от всего остального?
Часто люди говорят, что общение – это коммуникация, обмен информацией. Давайте проанализируем это на примере.

Вот приходит ребенок из школы, мама его спрашивает:
— Как дела в школе? Что получил по контрольной?
— Тройку.
— Ммм, понятно, как всегда. Пообедал?
— Да, пообедал, но суп не ел, только котлету.
— Ну хорошо.
Это общение? Нет, это не общение, это коммуникация или обмен информацией. Общения здесь нет.

Тогда как же нам отличить общение?
У общения есть три обязательных признака, три критерия по которым можно понять, общение это или нет.
Почему это важно знать? Все говорят, нужно общаться с ребенком, общаться как можно больше, общение это самая приятная часть жизни человека.
А что это, люди не знают.
Давайте разберемся с критериями:
1. В общении всегда и обязательно должна быть какая-то общая тема – общее содержание, о котором мы говорим. Да, это могут быть уроки или разговор о том, что у нас происходило в школе. Или сколько стоят продукты в магазине.

2. Второй критерий: две или несколько отличающихся друг от друга точек зрения. Зачем они необходимы? Для того, чтобы в диалоге мы могли эти точки зрения друг другу озвучить и развернуть то содержание, которое нам необходимо в общении. И конечно собеседники должны слышать друг друга.
Например, в булочной покупатель спрашивает продавца:
— Здравствуйте, сколько стоит батон?
— 24 рубля.
— Как 24? Вчера был 17 рублей 50 копеек!
— Вчера был 17-50, а сегодня 24.
— Аа, ну понятно, разницу себе в карман кладете!
— Что вы говорите, как вам не стыдно…

Что мы видим? Есть общее содержание и разные точки зрения. Эти точки зрения начинают в диалоге как-то разворачиваться и пересекаться друг с другом и общение складывается. Да, оно в данном случае конфликтное, но это общение.
Эти точки зрения не обязательно должны быть противоположны.

  1. Еще один обязательный критерий общения – это развитие.
    Развитие содержания, развитие того контекста, в котором идет разговор. Развитие точек зрения, когда точка зрения одного или многих собеседников в процессе общения меняется.
    Развитием можно считать и принятие решения, когда человек спрашивает, советуется, а потом принимает собственное решение.
    Эти три критерия позволяют нам понять, есть ли общение, либо его нет.Давайте подумаем, сколько в нашей жизни места занимает общение и сколько места занимает коммуникация.
    Понаблюдайте за собой: как вы взаимодействуете со своими близкими, с сотрудниками по работе, друзьями. К сожалению, в силу разных причин, очень часто даже во взаимодействии с самыми близкими людьми мы скатываемся на уровень коммуникации. Мы просто обмениваемся с ними информацией, а подлинного общения становится очень мало.В коммуникации нет ничего плохого, обмен информацией нам необходим.
    Но при этом именно общение дает возможность развиваться и нам, и нашим детям в течение всей жизни. Внутри общения и благодаря общению возможно развитие и движение вперед. Поэтому для нас это так важно.
    Конечно, по-настоящему общаться – это довольно трудная работа. Однако если мы научились строить настоящее общение, то жизнь наша начинает наполняться новым смыслом и становится очень интересной. Общение «работает» на нашу семью, на то самое дорогое и близкое, что есть у нас.
    Закладывая ценность настоящего общения в своей семье, давая опыт настоящего общения своим детям, мы не только создаем условия, в которых они хорошо развиваются и преодолевают трудности и проблемы, но мы выращиваем, воспитываем себе партнера по общению, с которым мы в дальнейшем будем как близкие друзья, а не как чужие люди, которые живут в соседних комнатах или время от времени перезваниваются по телефону, обмениваясь информацией, но не общаясь. Поэтому призываю вас наблюдать за тем, как вы взаимодействуете со своими близкими: общение это или коммуникация?

Какие ошибки допускает взрослый относительно этих трех критериев общения? Ребенок учится общаться в процессе взаимодействия со взрослым. Получается, что и содержание, и разные точки зрения, и развитие в общении зависят от того, как общается взрослый. Какое содержание он выбирает, как он относится к разным точкам зрения, развивает ли он это содержание.

Часто получается, что общение «выхолащивается» и превращается в коммуникацию. Общение разрушается взрослым, и он делает это, сам того не осознавая.

Как расширять содержание нашего общения с ребенком.

Давайте рассмотрим подробнее, что обязательно нужно делать взрослому и на что обращать внимание для того, чтобы общение с ребенком хорошо складывалось.

Взрослый должен быть объясняющим и называющим. Он помогает ребенку прояснить ту реальность, в которой он находится. Это особенно важно в первые годы жизни ребенка. В первый год взрослый вообще работает как радио, постоянно разговаривая с ребенком.

От года до трех лет: ребенок начинает путешествовать по квартире и улице, а взрослый делает окружающий мир и предметы – названными. Взрослый все время комментирует окружающее.

Такая объясняющая, разъясняющая позиция взрослого должна сохраняться и потом. Хотя часто взрослые думают, что ребенок уже вырос, может сам спросить, если его что-то интересует. Но нужно все равно продолжать разговаривать с ребенком.

Дети часто попадают в сложные для себя ситуации. Например, первый прием у стоматолога. Взрослый должен рассказать все очень подробно: что ему будут делать, как все будет проходить, для того, чтобы снять тревогу ребенка.

Или когда ребенок идет первый раз в жизни на устный экзамен – естественно он волнуется. Вроде бы уже ребенок взрослый, но оказался в новой тревожной ситуации, и ему нужна ваша помощь. Задача взрослого – поговорить с ним об этом, узнать, чего он боится.

Также взрослый в общении может направлять внимание ребенка на важное. Например, на остановке спрашивать ребенка про номер автобуса, фокусируя его внимание на важных в данный момент вещах.

Взрослому должно быть важно понять, что увидел ребенок, как он понял то, что он видел и понравилось ли ему это.

Потому что часто ребенок видит не то, что мы предполагаем. Например, едут мама с сыном в электричке. Весна, стаявший снег и много мусора вдоль путей электрички. Мама не смотрит в окно, чтобы не расстраиваться, и происходит такой диалог:
Сын: «Какая красота!»
Мама: «Где?»
Сын: «А вон там заржавленный «Запорожец» стоит» (потому что сын, к примеру, очень любит машины и везде их видит).

Мама тут может сказать, что ей бы показалось, что вокруг красиво, если бы на улице было чисто.

Такой разговор – это конечно, общение. Мама обратила внимание ребенка на то, что важно для нее и также узнала о том, что видит ребенок. Она понимает, что ребенок совсем не сориентирован на то, на что ориентирована она.

Важно обращать внимание ребенка на самые важные, интересные объекты и события окружающего мира.

Взрослый помогает ребенку обобщить увиденное. Это необходимое умение, которое лежит в основе планирования, управления собой, развития волевой сферы. Умение быть «над ситуацией» и управлять ситуацией.

Поэтому так важны разговоры перед сном, когда можно спросить ребенка, что сегодня у него произошло, что его порадовало. При этом важно не только выслушать ребенка, но и рассказать о своих событиях дня.

  • Взрослому важно расширять, а не «заужать» содержание разговора. Чаще всего, если наши дети имеют какие-то проблемы, мы «затачиваемся» под эти проблемы и со временем получается так, что содержание нашего разговора с детьми сужается до этих проблемных или просто бытовых вопросов. Только о школе или только об отметках. А остальные вопросы уходят из поля нашего внимания – например, какую музыку слушает наш ребенок или во что он играет, или что он прочитал. А это очень важные вещи.

    Как расширять это содержание? Обязательно нужно рассказывать о себе, о своих чувствах, о важных событиях на работе, о том, что прослушано или прочитано, о своем детстве, о тех трудностях, ошибках и глупостях, которые мы допускали.

    Детям бывает важно узнать, что родители тоже делали глупости и как-то с ними справлялись, что у родителей есть чувства, интересы. Если взрослый рассказывает об этом ребенку, то он этим показывает, что об этом нужно и интересно говорить.

Результаты будут видны сразу: ребенок, придя из школы, будет интересоваться впечатлениями, настроением и состоянием родителей. Или ребенок будет даже рекомендовать вам прочитать какую-то книжку. И тут нужно будет отнестись к этому по-честному – ведь если мы рекомендовали ребенку какую-то книгу, то нужно как-то честно отреагировать и на рекомендацию с его стороны.

Важно разговаривать с ребенком на сложные темы.

Ни в коем случае не должно быть запретных тем вроде мата, секса и, если мы говорим о приемных детях, то прошлого приемного ребенка. Как показывает практика психологов, «скелеты в шкафу» пугают и создают ненужный стрессовый фон для ребенка, занижают его самооценку, мешают его развитию. А также эти «скелеты» имеют особенность «вываливаться из шкафа» в самый неподходящий момент. Поэтому нужно принять решение о том, как мы говорим ребенку о его прошлом, мы на этом сейчас останавливаться не будем, этому посвящены другие вебинары.

Важная тема – как разговаривать о мате и сексе. Только мы должны объяснять ребенку, что это такое, никто другой. Если ребенок пришел к нам с этим вопросом и мы ему отказали, это значит, что в следующий раз он придет с этим вопросом не к нам. И когда в 15-20 лет ему нужен будет совет, он к нам за этим советом к сожалению не придет, потому что у него не будет уверенности в том, что к родителям можно прийти с любым вопросом.

Все непонятные слова нужно ребенку объяснять и хвалить ребенка за вопросы по поводу любых незнакомых слов, которые он задает. Взрослый должен уметь ответить на вопрос ребенка или же отложить ответ на вопрос, сказав, что сейчас он не может ответить на этот вопрос, но сделает это позже обязательно.

Вы можете взять паузу, подумать над ответом, но обязательно нужно вернуться с ответом к ребенку. И если таким образом строить общение со своим ребенком, он понимает, что говорить с вами он может обо всем. А это очень широкий и интересный уровень общения с важным бонусом – доверием ребенка к вам.

Что мешает формировать и развивать диалог с ребенком?

Некоторые родители считают, что нужно жестко придерживаться режима жизни и питания маленького ребенка. И получается, что они не реагируют на потребности ребенка.

Ребенок посылает сигнал – плач, а родитель действует по своему пониманию режима. И в результате с самого детства диалог, общение нарушается. Ребенок получает сигнал о том, что его точка зрения не интересует родителей. И это задерживает развитие ребенка в дальнейшем. Особенно это сказывается на приемных детях, имеющих опыт жизни в учреждении в младенчестве.

* Если мы заставляем ребенка что-то делать или доделывать какое-то дело, а он посылает нам иногда даже неосознанные сигналы о том, что он это делать не хочет, мы опять же даем ему понять, что его точка зрения нас не интересует. В данном случае важно вступить в диалог и найти какой-то компромисс. Например:

— Я вижу, что ты устал, но давай доделаем еще этот кусочек работы и потом пойдем отдыхать.

Когда ребенок понимает, что его увидели, услышали и сказали «да», то он уже тоже в большей степени готов услышать точку зрения взрослого.

Об этом приеме рассказывается в книжке о ненасильственном общении Маршалла Розенберга «Язык жизни. Ненасильственное общение», полезны также книга Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?» и книги Людмилы Петрановской.

Взрослому очень важно быть любопытным. Интересоваться, что происходит с ребенком.

Быть честным, говорить о том, как есть на самом деле, не обманывать. Рассказывать о себе, не приукрашивая.

Теперь рассмотрим критерий «Развитие». Развитие содержания или точек зрения.

Часто общение с ребенком или между детьми становится конфликтным, поскольку общаться хочется, а общего содержания нет. К примеру, когда взрослые в выходные устраивают своеобразный «разбор полетов» и все это заканчивается конфликтами. Если вы видите, что ваши дети так ссорятся, пожалуйста, помогите им найти это общее содержание. Начните вместе с ними играть или лепить, делать какие-то интересные домашние дела. Помогите им найти то общее занятие, в котором они будут общаться.

Следующая ошибка, вызывающая сложности, вызвана тем, что очень часто содержание общения зафиксировано на проблемах ребенка. Это происходит естественным образом, мы все хотим решить проблемы наших детей, чтобы у них все было хорошо.

Психологи выделяют 4 варианта реакции на проблемное поведение ребенка:

Есть два взрослых и ребенок. И мы считаем, что главная проблема – это ребенок, он плохой, значит надо его поменять.
Есть два взрослых, ребенок. И один из взрослых считает, что второй взрослый ведет себя неправильно по отношению к ребенку, не выполняет свои обязанности. Следовательно, надо поменять этого взрослого и тогда не будет проблемного поведения.
Есть два взрослых, один из них на стороне ребенка. И он считает, что второй взрослый неправильно выполняет свои обязанности по отношению к ребенку.
Есть взрослые, есть ребенок и есть проблема. И проблема – не ребенок, а та модель поведения, которая сформировалась у ребенка. Тот стереотип поведения, который сложился у ребенка в результате его жизни, которая в свое время помогла ребенку выжить в тех условиях, в которых он находился. Мы отделяем проблему от ребенка и работаем с проблемой, помогая ребенку и нам самим с этим справиться.

Если мы придерживаемся первых 3-х вариантов взаимодействия, то чаще всего такие варианты заканчиваются конфликтами и далеко не всегда ведут к решению проблем.

Если же мы придерживаемся 4-го варианта отношения к проблемам, с которыми сталкивается ребенок, это помогает нам и проблему решить, и в конфликты не скатиться.

Когда у ребенка формируются общенческие позиции.
Очень важно сказать о том, что есть разные позиции общения. И ребенок постепенно этими позициями овладевает, чтобы стать полноценным партнером по общению.

Представим себе шкалу возрастной периодизации развития ребенка до 21 года. Приблизительно в 21 год у человека заканчивается детское развитие и начинается взрослое развитие.

Мы выделим несколько периодов.

От 0 до 1 года, от 1 года до 3 лет, от 3 до 7 лет, от 7 до 10-11 лет и от 11 до 15-16 лет и дальше.

Тут есть периоды, когда все развивается спокойно и равномерно, есть определенные критические периоды, которые могут длиться несколько месяцев.

В эти периоды ребенку приходится трудно, потому что он должен изменить свое общение, отношения с окружающими людьми. Это дается ребенку непросто. Особенно если мы, взрослые, застреваем в своих привычных стереотипах общения и не даем ребенку «прорваться вперед».

В обозначенные временные периоды есть деятельности, которые называются «ведущими». Ведущая деятельность – этот тот вид деятельности, в процессе которого идет максимально активное развитие ребенка. Очень важно, чтобы ребенок в этот конкретный период имел возможность находиться в соответствующей этому периоду деятельности.

Общение появляется самым первым и является ведущей деятельностью для детей от рождения до года. В этот период формируется привязанность ребенка, его уверенность в себе, открытость миру и так далее.

Дальше общение становится базой, фундаментом, на которую опирается все дальнейшее развитие.

В следующий период, в 1-3 года появляется предметная (или предметно-манипулятивная) деятельность. Когда ребенок изучает мир предметов. Это возможно только если ребенок уже получил опыт общения со взрослым и если взрослый помогает ему в общении овладеть этими предметами.

Ведущая деятельность ребенка в период от 3-х до 10-11 лет – игра. Именно в игре в этот период идет максимально активное развитие ребенка. И опирается игра на общение детей друг с другом или со взрослым.

Далее – в период с 10-11 лет до 15-16 лет опять появляется общение и оно становится главной и ведущей деятельностью для подростков. Оно опирается на все то, что было наработано ранее и выходит на новый уровень.

Первая позиция «ПРА-МЫ».

Первая общенческая позиция формируется от нуля до года и называется «Пра-мы». Взрослый и ребенок в это время – как одно целое, это период интимного, эмоционального общения друг с другом. Взрослый работает как радио. Он – защита, опора для ребенка. На основе этого ПРА-МЫформируется полноценная и крепкая привязанность ребенка, которая дает ему базовое доверие к миру. Это один из ответов на вопрос, почему наши приемные дети пассивны, ничего не хотят, боятся пробовать что-то новое – у них этого «Пра-мы» не было.

Взрослые тоже иногда нуждаются в «пра-мы» – например, когда мы болеем и хотим, чтобы кто-то был рядом и помог пережить сложный период.

Не всегда эту позицию мы можем подарить друг другу. К сожалению, часто приходится наблюдать, когда взрослые едут с детьми в транспорте и вместо того, чтобы сесть с ребенком, взять его на руки и дать ему «пра-мы», которого нам всегда не хватает, а детям в особенности (а приемным детям еще в большей степени) – что делают наши взрослые? Они сажают ребенка, а сами стоят рядом. Или садятся рядом и занимаются какими-то своими делами. Эта позиция нам очень нужна в течение всей нашей жизни.

Нужно, чтобы ребенок знал, что он всегда, на любом этапе своего развития может прийти к взрослому и будет принят полностью: со всеми проблемами, со всеми достоинствами и недостатками. Это трудно и этому нужно учиться.

Если позиция «Пра-мы» не сформирована в период с рождения до года, то она должна формироваться на любом из более поздних этапов с тем взрослым, который готов принять ребенка и дать ему эту позицию. И без этой позиции очень тяжело войти в мир и стать полноценным членом социума.

Обычные ошибки взрослых – они могут считать, что если ребенок одет, накормлен, сухой, то значит с ним все в порядке. Но нет, нужно находиться с ребенком в этом «пра-мы» и рассказывать ему, что происходит вокруг и что мы с ним вместе делаем.

Или, например, взрослые часто думают, что если ребенок взрослый, ему 5-7 лет, особенно если это мальчик, он должен сам справляться со своими проблемами. Но ведь мы должны всегда быть готовы помочь ему.

Или думают, что если ребенок в подростковом периоде, ему не нужны «пра-мы». Но даже несмотря на то, что у них уже есть чувство взрослости, на то, что они стремятся быть другими, не такими, как мы, стремятся найти себя, им все равно необходимо принятие. Во всех своих экспериментах они очень нуждаются в нем.

Позиции «НАД» и «ПОД».

Следующая позиция – это позиция «над». Эта позиция существует вместе с позицией «под», они взаимодополняют друг друга. Например, позиция учителя и ученика, врача и пациента. Видно, что один – принимает решения, обладает властью и полномочиями, другой – подчиняется, подстраивается.

Один – проявляет активность, инициативность, дает себе возможность реализоваться. Второй же – принимает помощь, он в достаточно расслабленном состоянии по сравнению с первым человеком.

Для того, чтобы проявлять эти позиции, люди подсознательно принимают противоположное положение в пространстве: один напротив другого, один сидит – другой стоит. У того, кто в позиции «над» есть какие-то предметы, которые выделяют его перед всеми и дают ему возможность руководить процессом.

Как ни странно, первой возникает не позиция «под», а позиция «над».

Она возникает в кризисе трех лет, когда ребенок понимает, что он отдельное существо. Этот кризис еще называют «Я-сам!». Когда у него вырастает сначала «не хочу!», а потом возникает «хочу!», как понимание того, что он хочет и что ему нужно. В этот период он противопоставляет себя прежде всего близкому взрослому, отделяет себя от близкого взрослого.

Для того, чтобы позиция «над» родилась, необходимы следующие условия: первое – необходим близкий взрослый, с которым уже сложилась позиция «пра-мы». Тогда в 3 года ребенок пытается это «пра-мы» разломать, у него рождается самосознание, он говорит «Я-сам!», «Я хочу!», «Я не хочу!»

Второе условие – необходимо, чтобы близкий взрослый позволил ребенку быть в позиции «над» и позволил ему отделиться. Не раздавить его своим «над», не сломать его, а позволить ему состояться. Это лежит в основе волевого поведения, это лежит в основе произвольного поведения, здесь рождается активность ребенка, осознание себя, своих желаний и потребностей.

А взрослые иногда вместо того, чтобы позволить ребенку выбрать, говорят «нет, будет так, как я сказал», или «нет, ты оденешь это».

Нужно дать ребенку выбор: «ты это возьмешь или это»? Или «что мы будем делать – это или это»?

Иначе мы придавим волю и самость ребенка в зародыше. И потом нельзя удивляться, что наши дети неактивные, не инициативные и ничего не хотят.

Поэтому у наших детей, которые воспитывались в учреждении, так много проблем, ведь у них никто не спрашивал, чего они хотят, за них в учреждении все решалось, сказали – сделали.

И когда ребенок попадает в приемную семью и понимает, что его приняли, он интуитивно пытается вырастить в себе позицию «над». Иногда он не прожил еще кризис 3-х лет и теперь пытается в хорошей безопасной домашней обстановке это наверстать. Ребенку в этот момент очень тяжело. И наша задача – помогать ребенку в этом. Его рвет на части то противоречие, которое в нем находится: в нем одновременно рождается и «Я хочу!», и «Я не хочу!». Он не хочет расстраивать своих родителей, но это то, что идет у него изнутри и наша задача – понять, что ему гораздо тяжелее, чем нам, что он не измывается над нами, а он пытается найти себя. Наша задача – помочь ему, предлагая разные варианты действий.

Сначала эта позиция рождается с близким взрослым, а потом – отрабатывается с детьми, прежде всего в игре – когда ребенок управляет детками младшего возраста.

Поэтому необходимо играть с детьми разного возраста – помладше и постарше.

Какие ошибки взрослые допускают в этой позиции «над»?

Эта позиция нам, конечно, необходима – она позволяет следить нам за режимными моментами, потому что мы отвечаем за жизнь и здоровье ребенка и именно эта позиция «над» позволяет нам задать рамки, в которых мы живем.

Было время, когда эту позицию называли «авторитарной», говорили, что нельзя ей пользоваться и пытались полностью от нее избавиться и общаться с детьми демократично – или на равных, или в позиции «под». Но ни к чему хорошему это не приводит. Она все-таки необходима, но конечно в меру.

С года до трех лет эта позиция может немного мешать, поскольку ребенок в это время познает мир и ему интересно, как устроены все предметы. Ему нужно сначала по-разному повзаимодействовать с предметом. А наша родительская позиция часто такая: нам хочется, чтобы ребенок побыстрее всему научился и, давая ему какой-то предмет, мы сразу ему показываем, что с ним нужно делать. Таким образом мы лишаем ребенка возможности исследовать и на корню подсекаем исследовательские мотивы ребенка.

Также позиция «над» нас может подводить в кризисы, которые переживает ребенок (3 года, 7 лет, подростковые и т.д.), если этой позиции слишком много, если мы в ней застряли.

Часто бывает так, что ребенок уже изменился, например, в подростковом возрасте он уже не такой, как в младших классах, а мы застряли в своем постоянном управлении и руководстве и не можем поменяться. И тогда общение плохо складывается, это приводит к постоянным конфликтам.

Есть периоды, в которых с позиции «над» с ребенком вообще очень сложно общаться, например, в подростковом возрасте, когда у ребенка появляется чувство взрослости. Да, он с одной стороны, хочет жить как взрослый, но с другой – он еще не может нести ответственность за то, что делает. Но он все равно на это претендует. И это очень опасно — говорить с ним из позиции «над», потому что будут постоянные конфликты и разрыв отношений.

Позиция «под» — взаимодополняет позицию «над». Чем она хороша: в этой позиции можно расслабиться, потому что тобой руководят.

Находясь в этой позиции можно легко принять помощь или попросить помощи. И это единственная позиция, в которой мы можем учиться.

Понятно, что в позиции «под» ребенок находится с рождения. Но сознательно общаться в этой позиции ребенок научается примерно в 5 лет в игре, когда он подстраивается под других деток, более старших или более активных.

Именно там он научается забывать о своем ради чего-то общего. Задвигать свои потребности назад, чтобы получить какой-то результат, который ему сейчас хочется. Он соглашается, чтобы им руководили и управляли.

И потом, к 7 годам ребенок научается принимать эту позицию по отношению к взрослому.

Ситуация «под» еще называется «позицией ученика». Только в этой позиции возможно учиться. И наличие этой позиции – это один из показателей зрелости, того, что ребенок готов поступать в школу и выполнять школьные требования и требования учителя. В этом случае ему хочется, чтобы был учитель, которому он подчиняется, который его учит.

Если же наши дети, выросшие в условиях учреждения, находились в постоянной позиции «под», и не потому, что этому научились, а потому что присутствовал некий постоянный гнет над ними – они в этом «под» и находятся, но это не значит, что это ученическая «под», она неактивная, и потом у ребенка будут проблемы в школе.

Зачем нам, взрослым, позиция «под»? Эта позиция очень важна для общения с ребенком и для решения многих проблем. Когда ребенку 3 года и мы предлагаем ему на выбор разные активности, спрашивая, что он хочет делать, мы находимся в позиции «под». Этим мы помогаем ребенку сделать выбор, находясь в позиции «над». Само то, что мы, взрослые, находимся в позиции «под», заставляет ребенка быть в позиции «над».

Очень часто с неактивными детьми советуют работать именно в этой позиции, потому что занимая ее и не выпадая из нее, мы автоматически подталкиваем его к позиции «над».

Позиция «под» хороша для того, чтобы ребенок понял, что он умеет, и осмыслил то, как он что-то делает. Это происходит, когда мы просим его «а научи меня, пожалуйста».

Эта позиция важна в старшем дошкольном и в младшем школьном возрасте, когда ребенок объясняя нам, или объясняя кому-то другому, наконец-то понимает, что он имел в виду. Лучший способ научить себя – научить другого. И часто именно мы, взрослые, должны занимать эту позицию «другого». И благодаря этому ребенок начинает по-другому видеть материал, потому что он теперь находится в активной позиции «над».

Также позиция «под» важна в подростковом возрасте, когда дети хотят быть взрослыми, сильными и хотят отделиться от родителей. Нужно дать им такую возможность. Мы можем попросить их о чем-то, мы можем договориться с ними о том, что они будут выполнять какую-то домашнюю работу или другую функцию.

Мы можем просить их об этом с позиции своей слабости или непонимания, незнания. И в этом нет ничего плохого, потому что мы работаем на взрослость, ответственность нашего ребенка.

Позиция «НА РАВНЫХ».
Следующая позиция, «на равных», вырастает из «над» и «под». Она заключается в том, что то один, то другой человек находится в позиции «над».

Это очень хорошо видно, когда мы договариваемся: один спросил – выслушал, другой ответил – выслушал.

Эта позиция отрабатывается у детей в игре на основе «над» и «под».

Часто спрашивают, почему дети конфликтуют и ссорятся друг с другом. Это бывает, когда дети толком не овладели этими двумя позициями – «над» и «под» и в результате у них и позиция «на равных» не складывается. Поэтому они не могут играть в сюжетно-ролевые игры.

Эта позиция должна формироваться в возрасте от 5 лет.

Формируется эта позиция со сверстниками. Конечно, мы стараемся разговаривать уважительно с ребенком и ранее, но в этом возрасте он идет на это сознательно, произвольно.

Очень хорошо эта позиция развивается в школе, поэтому важно, чтобы у ребенка была возможность общаться со сверстниками.

Эту позицию называют «демократичной», но нельзя надеяться только на нее в общении с детьми, не всегда мы можем что-то сказать на равных, что-то иногда нужно говорить жестко.

«ОТСТРАНЕННАЯ» позиция.
Следующая позиция – называется «отстраненная», или «независимая» позиция доброелательного присутствия.

Например, сидит учитель в классе на продленке, каждый делает свое домашнее задание. Но если учитель выйдет, все резко поменяется: начнется шум и гам.

Почему так происходит? Учитель был здесь, в позиции доброжелательного присутствия, при необходимости он мог вербально или невербально общаться с детьми – поддержать кого-то, отругать нарушителей дисциплины. Охранник в магазине – тоже находится в такой же позиции. Как будто бы его нет, но на самом деле в любой момент может проявить активность.

Или например, хороший консультант в магазине (не тот, что кидается к нам сразу), а тот, кто разъяснит нам наши вопросы, если мы его попросим или если он увидит, что у нас возникли вопросы.

Довольно сложно ее занимать. Удерживать ее легче, если человек занимается каким-то своим делом. Например, мама стоит суп готовит, а рядом дети что-то делают, выясняют, и когда возникает конфликтная ситуация, мама сразу спрашивает: «Что там такое?».

 

Возникает эта позиция в подростковом возрасте, но важна для взрослых во все периоды.

Ее можно занимать, даже когда ребенок совсем маленький. Примерно начиная от года родитель уже может занимать отстраненную позицию и наблюдать, как ребенок пытается сам что-нибудь сделать, и помочь ему, только если что-то не получается.

Но особенно важна эта позиция в подростковом возрасте.

Взрослый, находясь в этой позиции, говорит ребенку: да, я понимаю, что ты взрослый, что ты экспериментируешь с собой, со своим телом, со своим образом. Я принимаю, что ты делаешь, я тебе верю и доверяю. Но если тебе понадобится моя помощь, я окажусь рядом.

Для нас принципиально как для родителей уметь удерживать себя в этой позиции, когда наши дети находятся в подростковом возрасте. И если то, что они делают, не опасно для их жизни и здоровья, то мы можем находиться в этой отстраненной позиции доброжелательного присутствия.

Это поможет нашим детям чувствовать, что они с одной стороны свободны, самостоятельны, а с другой – они знают, что у них за спиной есть родители, которые их всегда примут, на которых они могут опереться и для которых они необходимы и значимы.

Таким образом, получается следующая схема:
0-1 год – развитие позиции «пра-мы»
кризис 3 лет – позиция «над»
с 5 лет – позиция «под» и чуть позже «на равных»
с 11 лет – отстраненная позиция

Частые вопросы родителей приемных детей.

Давайте посмотрим, какими бывают эти вопросы и кратко рассмотрим, как их решить:
Ребенок не верит, перепроверяет, не интересуется тем, что происходит вокруг.
Это значит, что у ребенка есть проблемы с «пра-мы» и привязанностью, которая формируется до года. И это значит, что нужно давать этого «пра-мы» ребенку столько, сколько необходимо, а необходимо всегда очень много. Пока он этого не накушается.

  1. Бесконечная конфликтность, все время говорит «нет».

Возможно, это кризис 3-х лет или не отработанная позиция «над».

Нужно давать ребенку возможность пробовать самому, давать возможность выбора и возможность руководить. Если он умеет и может что-то делать, то пускай он учит кого-то другого. В первую очередь родителей. И мы, удерживаясь в позиции «под», помогаем ему отрабатывать позицию «над» и двигаться вперед в своем развитии.

  1. Ребенок ведомый, пассивный, с заниженной самооценкой. Это связано с тем, что «пра-мы» плохо сформированы и поэтому нет доверия и интереса к окружающему миру. А также не было позиции «над». Наша задача дать этим позициям сформироваться.
  2. Непослушание, неуступчивость, в школе говорят о том, что ребенок не готов к позиции «под».

Наша задача дать ребенку возможность играть, чтобы он в играх отрабатывал эту позицию «под». И нужно строить свое общение с ним так, чтобы у него была возможность быть то в позиции «над», то в позиции «под».

  1. Размытые границы, для ребенка нет «своих» и «чужих». Если у ребенка нет четко сформированной привязанности, он общается со всеми одинаково и на равных, не понимая, с кем и как можно общаться. Тут нужна консультация, отдельная работа психолога, чтобы разобраться с вопросами привязанности. Очень общие рекомендации в этом случае состоят в том, что только полноценное общение даст ребенку возможность сориентироваться и попробовать себя в разных общенческих позициях. Обязательно нужно рассказывать ребенку о том, что мы чувствуем, когда он так делает. Как можно было бы сделать по-другому. Возвращаемся к теме содержания общения.

    Вопрос из аудитории:

    Ребенок 8-ми лет часто занимает по отношению к родителям позицию «над». Возмущается, если ставить его на место. Как себя вести?

    Ответ:
    Ну, прежде всего понаблюдайте за собой: если ребенок все время находится в ситуации, когда вы все время довлеете над ним и занимаете позицию «над», то он отвечает зеркально. Попытайтесь отследить, происходит ли это. И где можно, попытайтесь подчиняться, попробуйте поиграть с ним: давай ты будешь родитель, а я буду ребенок. Если ребенок хочет этой позиции «над», мы ее ему должны дать в тех вариантах, которые возможны. Мы можем с ним поиграть в то, что он большой и сильный, а мы – кто-то послабее. Мы даем ему возможность поиграть с кем-то помладше. Или дать ему возможность отвечать за что-то, следим за тем, чтобы у него получалось доверенное ему дело, чтобы он получал положительный результат.

    Вопрос из аудитории:
    Мои старшие дети все время грызутся, ненавидят друг друга, хотя еще прошлым летом все было хорошо. Девочке 10 лет, мальчику 8,5 лет (закончил 1 класс).

    Ответ:
    О причинах сходу сложно говорить. Может, девочка входит в подростковый возраст, ей уже хочется какого-то другого общения и она пытается старые формы разломать и построить новые взаимоотношения со сверстниками, а не с младшим братом. Это может быть причиной.

    Причин может быть очень много, но если говорить о причинах, связанных с общением, то она заключается в том, о чем мы говорили раньше: нет общего содержания.

    Значит, вам вместе с ними нужно делать что-то такое, что интересно и вкусно в первую очередь вам, тогда они будут это делать вместе с вами. А когда они этому научатся, вы сможете тихо уйти «в тень», а они смогут вместе этим заниматься.

    Если вопрос стоит в том, то девочка вступает в подростковый возраст, вам нужно взять на себя внимание младшего ребенка, а дочке дать возможность строить новые отношения либо с вами, либо со сверстниками. Вам же нужно пока особенно близко пообщаться с младшим ребенком.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *