Россиянка Светлана Грайхе и ее супруг Майк — гражданин Германии, долго не могли завести второго ребенка. В определенный момент они решили, что усыновят мальчика из детдома. Своего Тимура они увидели на сайте фонда «Измени одну жизнь», и очень быстро смогли принять его в семью.

Усыновление дети сироты Иркутск

Непростая ситуация или усыновление «паровозиком»

У нас есть родной сын Денис, ему четыре года. Нам хотелось иметь несколько детей, но долгое время не получалось родить второго ребенка. Мы пробовали различные медицинские способы решения этой проблемы, однако безуспешно. Потом в какой-то момент почувствовали, что не стоит тратить время, здоровье и деньги, когда можно пойти другим путем. После того, как мы приняли такое решение, с усыновлением у нас все получилось удивительно быстро.

Правильно подготовиться нам помогло обучение в Школе приемных родителей. Мы учились в школе «Семья» Алексея Рудова. Важным моментом также было то, что там можно учиться дистанционно, ведь я, имея старшего ребенка, не могла себе позволить уходить из дома три раза в неделю на три часа, плюс — время на дорогу.

У нас непростая ситуация: я россиянка, муж – гражданин Германии. Про такие случаи в законе написано очень мало, а практика и вовсе практически отсутствует. Даже в органах опеки нам сказали, что будут разбираться в процессе принятия в семью вместе с нами. В итоге мы усыновляем «паровозиком», то есть по очереди. Я уже через свою процедуру прошла, а муж пока только готовится, собирает недостающие документы. Надеемся, что к концу 2013 года и он пройдет через все необходимые формальности.

Мы понимали, что мы усыновляем не для ребенка, а для себя, не для того, чтобы кого-то осчастливить, а чтобы нам всем было хорошо. У нас также был опыт с родным ребенком, который уже в детстве был очень самостоятельным, и с ним непросто было найти общий язык. А наш приемный ребенок во много раз спокойнее и проще в общении, чем кровный в таком же возрасте.

1422894_658569310860945_1384278694_n

Тимура мы нашли через сайт фонда «Измени одну жизнь». Сначала мы смотрели Федеральную базу данных и довольно быстро поняли, что по этой базе сложно что-то понять. Я изучала фотографии, даже пыталась звонить региональным операторам, но при этом видела, что сама по себе база совершенно неинформативна. Если бы мы использовали тип поиска, предложенный в этой базе, мы никогда бы не нашли своего ребенка, а давно бы уже исключили его из поиска задаваемыми нами критериями. Мы хотели взять маленького мальчика до года со статусом на усыновление без братьев и сестер. А у него была обратная ситуация: братья и сестры, возможность только опеки, возраст больше 1 года.

Нам очень помогли видеоанкеты на сайте «Измени одну жизнь». После просмотра нескольких видео мы поняли, что хотим взять ребенка старше года, а не совсем маленького, как раньше. Мы начали смотреть детей от года до трех и среди них обнаружили нашего сына в ноябре 2012 года. Он был в Иркутске, и у него была очень сложная ситуация со статусом на усыновление. Я даже написала вопрос на сайте. Эксперт «Измени одну жизнь» Александр Гезалов пообщался со мной и дал понять, что стоит посмотреть и других детей, так как ситуация совсем не простая. Нас это повергло в уныние, и вообще поводов для паники было много, так как и документы были не готовы.

Наш ребенок

Меня успокаивало только то, что если ребенок наш, то все обязательно сложится благополучно. Все это время я регулярно звонила региональному оператору Иркутска и узнавала, что с ребенком. Документы удалось собрать только к середине января 2013 года. Оказалось, что к этому времени биологическую мать уже лишили родительских прав. В Иркутск мы приехали 31 января, а уже 1 февраля смогли забрать сына. Надо сказать, что в Иркутске работают прекрасные сотрудники. На всех уровнях: региональный оператор, сотрудники опеки, работники дома ребенка – мы встречали полное понимание и поддержку. По закону никто не был обязан подготовить нам документы за 1 день, и то, что это случилось, можно сравнить с чудом.

Кстати, это еще одна вещь, которую я бы посоветовала многим приемным родителям: оформляйте сначала опеку. Под опеку ребенка можно практически мгновенно забрать из детдома, вытащить из калечащей его системы. А уж потом, когда ребенок дома, можно переделать заключение на усыновительское и спокойно идти в суд.

В момент, когда мы забрали Тимура, ему был 1 год и 10 месяцев, при этом выглядел он не больше чем на 1 год – маленький, худой. При первой встрече он сильно расплакался. На вторую встречу мы пришли с игрушкой-медведем и начали с ним играть. По словам воспитателей, говорить он еще не умел. Но через два часа общения он сказал нам: «Мама и папа!». Нянечки пришли в умиление, никто не мог в это поверить. Тимур даже внешне был похож на нашего старшего сына, все до сих пор поражаются сходству.

1384980_658569314194278_1800496581_n

Адаптация, конечно, была. Но я помню, что нам с нашим собственным ребенком в этом возрасте было во много раз сложнее. Первый месяц были детдомовские реакции. Например, если Тимур обижался, он падал пластом на пол и начинал плакать, но это быстро прошло. Да и плакать он толком не умел – закусывал губу и выл. Были и плюсы: приучен к режиму, ночью спал не просыпаясь, сам ел. Нам его отдавали со словами: «Тихий, спокойный, застенчивый». А если бы вы его увидели сейчас, то это такой ураган! Он активный, веселый, прыгает, бегает, все ему интересно – нормальный, домашний ребенок. За полгода вырос на 15 см, сменил два размера одежды и обуви, в физическом отношении догнал свою возрастную норму. Из отставания осталось, пожалуй, только речь – в 2,5 года он только-только начинает говорить предложениями из двух слов, плюс есть логопедические проблемы. Но мы не делаем из этого трагедию – уверены, что со временем все пройдет, особенно если заниматься развитием ребенка.

Когда мы готовили моего старшего сына Дениса к появлению Тимура, то спросили его: «Хочешь ли ты братика?». Он ответил: «Да, хочу, только чтобы уже умел ходить». Когда мы привезли Тимура, Денис сначала впал в ступор, потом начал с ним играть, а вечером сказал нам: «Все, мама, я с братиком поиграл, теперь можешь отвезти его обратно». И так получилось, что в течение первого месяца после появления у нас Тимура мы большую часть времени уделяли старшему сыну. Тимур особо не возражал, так как у него шел «медовый месяц» — тот самый первый месяц дома, когда ребенок ведет себя идеально и нетребовательно. Через месяц Денис понял, что ему ничего не угрожает, и стал спокойнее относиться к Тиме. А сейчас они друзья не разлей вода.

Когда я была маленькой, у меня было ощущение, что у меня будет усыновленный ребенок. И я вижу, что у многих приемных родителей такое ощущение было. Если оно есть, то нужно на него обратить внимание и подумать об этом. Значит, есть такой ребенок, который тебя ждет. Просто надо верить, что ты его найдешь, и идти к этому.

1418423_658569300860946_1447676746_n

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

1 коммент. к записи “Светлана Грайхе: «Когда мы нашли нашего ребенка, с усыновлением все получилось удивительно быстро»

  1. Здравствуйте, Светлана. Мне очень хотелось бы с Вами пообщаться. Я живу за границей. И по этой причине у меня много вопросов: как начать процедуру усыновления, если ты живешь не в России, но гражданин России?

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *