С 2008 года в России, параллельно с усложнением законодательства по опеке и попечительству, падает число усыновлений. В истинная чем причина спада, разбирался корреспондент фонда «Измени одну жизнь» Антон Размахнин.

Усыновление

Фото lenta.ru

Все пять лет, что существует современное законодательство об опеке и попечительстве, число усыновлений и всех форм семейного устройства детей в России сокращается. По усыновлениям падение составило 31% (2008 год — 13173, 2012 — 9169), по всем формам опеки – 46% (2008 год — 97381, 2012 – 52259). Логично было бы сопоставить это с неуклонным же усложнением процедуры усыновления и прочих форм семейного устройства. Большинство специалистов так и делает.

Всё, что введено с 2008 года — ограничения, — комментирует адвокат Антон Жаров, специализирующийся на семейном праве. – Я не хочу оценивать, «хорошие», нужные, или не очень. Я про то, что это — ограничения, то есть препятствия на пути к усыновлению.

Юрист перечисляет основные усложнения, появившиеся с 2008 году «поверх» разумного в целом рамочного закона «Об опеке и попечительстве». В 2008-2009 годах были приняты постановления правительства № 275 (об усыновлении), №423 (об опеке), №927 (об опеке над совершеннолетними недееспособными). Эти постановления несколько раз изменялись и обновлялись. Суть такова: если до 2008 года гражданин, желавший усыновить ребенка, собирал достаточно скромный пакет документов, а для опеки необходимого пакета документов не существовало вовсе, то по новому законодательству появился приоритет в опеке и усыновлении для бабушек и дедушек. Затем в постановлении №423 появилась необходимость получения согласия всех совместно проживающих членов семьи, в том числе детей в возрасте от 10 лет. Это сразу значительно усложнило процедуру, констатирует Антон Жаров.

Отдельно следует сказать о справке Роспотребнадзора о соответствии жилплощади усыновителей необходимым нормам. Кроме всего прочего, получать ее нужно регулярно – каждые четыре года. Осложнилось и получение справки о несудимости, при этом перечень «запретных» для усыновителей статей УК вызывает споры: далеко не все опасные для ребенка преступления в него входят.

Значительные сложности создало и введение обязательной подготовки приемных родителей, говорит юрист. Первоначально такая подготовка требовалась даже родителям, имеющим опыт воспитания приемных детей, что вызвало резкую реакцию большинства общественников и экспертов. Однако из этой программы исключили родственников ребенка, которые, как утверждает Жаров, достаточно часто не справляются с приемным родительством и в результате возвращают детей в детские дома.

Наконец, за последний год было сильно ограничено усыновление иностранцами («закон Димы Яковлева» и последующие акты). Это также внесло свой вклад в снижение числа усыновлений и других форм семейного устройства. Возможно, данные по 2013 году будут еще более удручающими, прогнозирует Жаров.

Мнение государства

Однако другие специалисты полагают, что не стоит ставить падение усыновлений в зависимость только от бюрократических сложностей. «После введения известных стандартов многие вещи стали, наоборот, проще и яснее, — говорит уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. – Я думаю, что такая пессимистичная статистика выражает совсем другое, и, как и многие, кто занимается этой проблемой постоянно, я был готов к такому повороту событий».

Основная причина, по мнению Бунимовича – в том, что на волне эмоциональной реакции в 2007-2008 годах все дети, которые были благоприятными кандидатами на попадание в семью, в семьи попали. Те, что ожидают опеки или усыновления сейчас – дети из известных «проблемных» категорий: подросшие, с серьезными заболеваниями, братья и сестры, которых требуется усыновлять в одну и ту же семью… Есть и национальные предрассудки, напоминает эксперт.

— Из всего этого понятно, что число усыновлений теперь если и будет расти, то не быстро, и я даже предостерег бы от форсирования роста, — говорит Бунимович. – Когда некоторое время назад многие требовали, чтобы депутаты и другие чиновники усыновляли детей, я был против: нельзя, чтобы дети попадали к людям, которые не готовы к этому психологически. Надо стремиться, чтобы каждый ребенок оказался в семейном кругу, но это непростой, небыстрый процесс, и нужно смириться, что часть детей так и останется на попечении государства.

Другое дело, что сейчас можно принять достаточно легкие и оперативные меры для улучшения ситуации, полагает омбудсмен. В первую очередь, нужно облегчить опеку и усыновление тех детей (прежде всего – маленьких, из домов ребенка), которые легко и быстро найдут себе приемных родителей. Тогда они минимальное время проведут в сиротских учреждениях, и это несомненное благо.

Что касается подготовки приемных родителей, то она действительно тормозит усыновление, согласен Евгений Бунимович. Но часто это торможение – во благо: многие кандидаты в приемные родители успевают передумать до того, как взяли ребенка из детдома. И этим они избегают травматичной для всех операции возврата ребенка в сиротское учреждение.

Мнение эксперта

— И то, и другое, на мой взгляд, верно, — говорит детский психолог, специалист по семейному устройству Людмила Петрановская. Правда и то, что «беспроблемных» детей быстрее устроили в семьи, и сейчас процесс пошел труднее. Но правда и то, что бюрократические сложности уменьшают количество усыновлений и взятий под опеку. Число устройств в семьи падает в последние годы значительнее, чем оно упало бы только по той причине, о которой говорит Евгений Бунимович.

Органы опеки и попечительства зачастую перегружены заявками, говорит Петрановская. Но далеко не все эти заявки доходят до логического финала. В последнее время очень сложно стало «выцепить» ребенка из детского учреждения. Детские дома вцепляются в ребят мертвой хваткой, что и понятно при нынешнем не сформулированном подходе к реформе этой системы. Любое учреждение, которое вдруг раздаст всех своих детей, рискует быть закрытым.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *