Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 6 сентября 2013

Как «Дом милосердия» в Петербурге помогает воссоединяться детям со своими семьями

0
13
0

В северной столице уже более 20 лет существует Центр «Дом милосердия», который работает над восстановлением семейныx отношений. Здесь создали собственную теxнологию реабилитации проблемныx семей и знают, зачем ребенку нужно знать о своиx корняx. Об этом в интервью фонду «Измени одну жизнь» рассказал глава организации Владислав Никитин.

Дом милосердия

Зачем ребенку знать свои корни

— Что Вы делаете для восстановления отношений с кровной семьей?

— Как Вы знаете, кандидаты в приемные родители проходят обязательную подготовку. Наша организация проводит подобные курсы на протяжении 15 лет. В программу курса входит целый блок (один из ключевых), посвященный отношениям приемных детей и их кровных родителей. Специалисты объясняют, насколько состояние ребенка, его развитие и будущая социализация зависит  от того, в какой степени он себя идентифицирует со своим прошлым, с биологическими родителями, даже если они социально неблагополучны или имеют психические отклонения.

Ребенок должен знать свои корни, иначе его развитие затормозится и нарушится.

Кроме того, мы имеем возможность создавать семейные воспитательные группы, в этих случаях мы заключаем договоры с принимающими родителями (воспитателями семейных воспитательных групп). На основании этого договора они становятся сотрудниками нашего Центра. Одним из условий договора является обязанность принимающих родителей обеспечивать контакты ребенка с членами его кровной семьи и другими родственниками.

— Как правило, биологические родители у этих детей ведут асоциальный образ жизни. Как Вы их уговариваете начать общение с ребенком?

— Все родители, какими бы они ни были, хотят общаться со своим ребенком. Если место нахождения родителей неизвестно, или контакт с ними может отрицательно сказаться на состоянии физического и психического здоровья ребенка, или в дополнение к контактам с родителями, бывает целесообразно организовывать общение ребенка с бабушками, дедушками, братьями, сестрами, и другими родственниками.

Осознание собственного происхождения ребенка один из важнейших элементов его самоидентификации, определения собственного места в мире. Это значит, что острая потребность в общении с родственниками есть, конечно, и у детей. Наша задача – создать безопасные условия такого общения. Оно не должно носить деструктивный характер. Как правило, такое общение организуют наши сотрудники: педагог-психолог или специалист по социальной работе.

Как восстанавливают семейные отношения

— Как происходит общение?

— Нужно отметить, что наша организация работает с кровной семьей еще на том этапе, когда ребенок не имеет статуса оставшегося без попечения родителей. Мы стараемся, на сколько это возможно, сохранить для ребенка кровную семью, как лучшую среду обитания. Мы исследуем причины трудной жизненной ситуации, в которой оказалась семья, проверяем ее потенциал. После этого заключаем с родителями и другими родственниками соглашение в целях защиты прав ребенка (детей). По условиям такого соглашения наша организация, с одной стороны, а семья, с другой, должны устранить причины трудной жизненной ситуации, активизировать воспитательный потенциал семьи.

Пока ребенок находится в приюте нашей организации, родители и другие его родственники имеют возможность и обязательство регулярного общения с ним, мы стараемся организовывать такое общение не как пассивное времяпрепровождения, а как активный контакт при выполнении какого-то совместного действия (прикладное творчество, домоводство, игра). Это дает возможность наблюдать и корректировать детско-родительские отношения, формировать и совершенствовать навыки общения родителей с ребенком.

Никитин

Владислав Никитин

Одним из эффективных способов коррекции детско-родительских отношений, повышения родительского потенциала является семейный лагерь. Это относительно краткосрочное (2-3 дня) совместное проживание детей, родителей и специалистов на удаленной загородной базе. Оно дает возможность (методом погружения) создать для детей и родителей условий, стимулирующих изменения «жизненных сценариев».

Таким образом, если семья не находит в себе силу изменить свою жизненную ситуацию к лучшему, и родители лишаются родительских прав, контакт с ними у специалистов организации уже установлен и позволяет конструктивно взаимодействовать дальше, взаимодействовать таким образом, чтобы отдаление ребенка от родителей не воспринималось обеими сторонами как трагический и безысходный разрыв, чтобы чувство вины не разрушало будущее.

— Говорят, что усыновители менее мотивированы в восстановлении отношений с кровной семьей, чем приемные родители. Так и есть?

— Да, конечно. Здесь многое зависит от правового статуса родителей и ребенка. В соответствии с законодательством усыновитель в правах и обязанностях по отношению к усыновленному (удочеренному) ребенку равен кровным родителям, поэтому у него есть больше правовых и психологических оснований  считать ребенка «родным».

Однако российские опекуны, в том числе и приемные родители, обладают достаточными правами, чтобы отказаться от сопровождения специалистов и контактов с кровными родственниками приемного ребенка. Для того, чтобы приемные дети имели возможность общаться с их кровными родителями, нужно либо убеждать в необходимости такого общения усыновителей, опекунов, приемных родителей, либо вносить изменения в законодательство.

Поясню. В законодательстве многих стран мира существует форма, так называемой, «расщепленной опеки». Это значит, что права и обязанности опекуна не полностью передаются семье, принимающей на воспитание ребенка, существенная часть опекунских прав и обязанностей остается у государства, в лице, так называемых, сопровождающих организаций. Обобщенно такую форму устройства ребенка в семью принято называть профессиональной (или профессионализированной) семейной заботой. Официальное ее название бывает разным: патронатная семья – в Великобритании, приемная семья – во Франции.

2012121733zddeti14

 

При такой форме устройства государство может и убеждать, и обязывать принимающих родителей обеспечивать контакты приемного ребенка с его кровными родственниками. В России это не возможно, так как все опекунские права и обязанности полностью передаются принимающей семье. Наши семейные воспитательные группы, создаваемые в качестве структурных подразделений организации, являются на сегодняшний день единственной аналогией такой формы семейного воспитания ребенка, оставшегося без попечения родителей.

О целесообразности использования такой формы семейной заботы есть споры в профессиональной среде, в обществе. Есть мнение, что в случае расщепленной опеки принимающая семья, – вроде бы как, «недосемья». В ней родители и ребенок ощущают себя и ведут себя как «с поправкой на то, что воспитание приемного ребенка – это работа». Следовательно, эффект «производственных отношений» не позволяет создать атмосферу «подлинной заботы».

Противники такого мнения полагают, что многое зависит от качества отбора, подготовки и сопровождения такой семьи. Если все эти три элемента устроены качественно, то семья становится для ребенка совершенно подлинной средой, в которой он может ощутить себя любимым ребенком, познать позитивно реализуемые роли матери, отца, братьев, сестер. Так или иначе, во многих странах мира большая часть детей в возрасте старше 6 лет, сиблингов, детей имеющих отклонение в развитии, устраиваются на воспитание именно в такой форме.

А бывает так, что и при усыновлении ребенок ощущает себя в семье чужеродным или испытывает переживания в отношении происхождения, своих кровных родителей, не имея возможности заявить о них открыто. Когда такие дети вырастают и обретают самостоятельность, с какой страстью они порой стремятся отыскать своих кровных родителей. Ведь они ищут потерянную часть самих себя.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *