Детский дом № 2 известен в Вологодской области. Его знают благодаря тому, что руководитель учреждения Елена Рындина вместе с командой педагогов поставили перед собой цель: устройство детей в семью. Причем все силы тут бросают на то, чтобы ребенок вернулся в кровную семью. Тут разработана собственная технология восстановления семейныx отношений. А Елена Рындина защитила диссертацию на эту тему. О пути возвращения ребенка в родную семью она рассказала в интервью фонду «Измени одну жизнь».

Кровная семья детский дом

Вы один из первых детдомов в России, кто начал заниматься восстановлением отношений с кровной семьей. С чего все началось?

— Восстановление отношений с кровной семьей было непрофильной задачей для интернатов. Нам нужно было воспитать ребенка до его совершеннолетия и направить в большую жизнь. Почему мы начали заниматься восстановлением отношений между детьми и родителями? Было проведено исследование на базе нашего детдома, по итогам которого стало понятно, что 90% воспитанников имели желание вернуться к своим родным. Мы подумали и решили начать работу с семьями. Параллельно изучали лучшие практики в этой области.

На первом этапе нам говорили о том, что подобные задачи должна решать соцзащита, а не детдом. Но коллектив меня поддержал и работа, все-таки, началась. В 2005 году нашим опытом заинтересовалась профессор, доктор психологических наук Галина Семья. Позже под ее научным руководством был обобщен эмпирический опыт работы коллектива и в 2007 году мною защищена диссертация «Педагогические условия возвращения воспитанника детского дома в кровную семью». В основу работы легли как раз наши наблюдения и результаты работы за 10 лет. За все время существования программы 41 ребенок из нашего детского дома вернулся к биологическим родителям, а наша технология стала областной. По Вологодской области только за последние три года почти 200 детей возвращены в кровные семьи.

В чем заключаются эта технология?

— На базе нашего детдома открыт областной ресурсный центр, который занимается мониторингом семейного жизнеустройства воспитанников детских домов Вологодской области.

Как Вы знаете, сегодня суды либо ограничивают родителей в правах, либо лишают. Если осталась хоть какая-то надежда сохранить семью, то окончательно родителей не лишают родительских прав. Ограничение в правах действует в течение 6 месяцев — это некий испытательный срок. В этот период наши специалисты активно работают с ребенком, с отцом и матерью. Каждый случай индивидуальный и работа идет по индивидуальной программе.

Елена Рындина-2

Елена Рындина

Основной процент родителей восстанавливают свои права в течение полугода. Хотя у меня был случай, когда мать восстанавливала права целых 10 лет. Она уехала в Подмосковье, двоих детей оставила в интернате. В итоге ребятишки вернулись к ней, когда девочке было 17 лет, а мальчику 15. Так что есть разные случаи, но, в основном, нам удается добиться результата за полгода.

Как правило, усыновители и приемные семьи различаются не только по правовому статусу. Усыновители не заинтересованы в общении ребенка с биологической семьей. Как Вам удается решать подобные вопросы?

Усыновление – одна из самых лучших форм замещающей семьи. Но там есть целый ряд «потерь» для ребенка: генетическая, культурная, медицинская, потеря окружающей среды и утрата связей с ближайшими родственниками. Были случаи, когда усыновители меняли имя ребенку. Это все потери психологического плана, поскольку потом они скажутся на личности ребенка. Когда он уходит на усыновление, то шансов восстановления отношений с биологическими родителями почти нет. Другое дело – приемные родители. Мы ставим этот вопрос в рамках обучения в школе приемных родителей.

С чего начинаются первые шаги по восстановлению отношений?

— Начнем с того, что вернуть детей можно только в те семьи, которые сами заинтересованы в этом. К сожалению, процент подобных семей невелик, по моим наблюдениям, таковых одна треть.

Есть семьи, которые вообще равнодушны к судьбе детей. Тогда наши педагоги, психологи переориентируют его на уход к замещающим родителям.

Первые шаги навстречу ребенку могут быть самими разными: от телефонных звонков до встреч, прогулок. Если разделить все эти истории на группы, то под номером один идут папы и мамы, которые сохранились эмоциональную связь с детьми, заинтересованы в судьбе ребенка. Они оспаривают решение суда о лишении родительских прав. В итоге, все заканчивается благополучно, и ребенок возвращается к ним.

Вторая группа: родители, имеющие привязанность, но относятся к своим обязанностям безответственно. Как правило, их нужно убеждать о приходе в детдом. Зачастую, это происходит под давлением уговоров. Свою вину они признают частично, надо постоянно процесс контролировать. Здесь важна работа психологов.

Третья группа – те, кого действующее положение вполне устраивает. С ними работать намного сложнее. Есть еще категория родителей-инвалидов, которые по объективным причинам не могут заниматься воспитанием, содержанием ребенка. Они, тем не менее, чувствуют вину и навещают детей. Вряд ли удастся восстановиться в правах, но поддерживать хорошие отношения им ничего не мешает.

Елена Рындина-3

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *