«У каждого ребенка должна быть семья». Это очевидное утверждение, соглашаться с которым легко, естественно и ничего не стоит. Гораздо сложнее произнести другие слова: «Я хочу усыновить ребенка». Но даже проговорить их про себя, озвучить в кругу семьи, свыкнуться и вроде бы решиться — это еще полдела. Впереди барьеры бюрократического, бытового, наконец, этического характера. На этом этапе есть огромный риск перегореть, отказаться, попросту струсить.

Усыновление опека

Первая и одна из главных проблем для человека, осознанно решившегося на усыновление или опеку, — это получение доступа к информации о сиротах из-за закрытости системы детских домов. Не решил на сегодня проблемы и федеральный банк данных о детях-сиротах, информация в котором не всегда актуальна.

Получается, нужно выбирать наобум детский дом, приезжать и… опять выбирать. Уже ребенка. На что это похоже? Кастинг, базар? Как смотреть в глаза тем детям, которых ты не выберешь? В детдомах знают об этой проблеме и стараются максимально оградить психику как усыновителей, так и сирот. Сначала потенциальным родителям показывают фотографии детей, рассказывают о них, но тем не менее этот личный осязаемый выбор — долгожданный для одного, но страшный для остальных — неминуем.

Упрощают ситуацию фонды, способствующие усыновлению. Их сотрудники собирают информацию о сиротах и устраивают их в приемные семьи. Один из таких фондов — некоммерческая организация «Измени одну жизнь», которая за полтора года помогла усыновить более 550 сирот. Уникальное отличие фонда в том, что его работники и волонтеры ездят по регионам, снимая видеоанкеты детей, а затем выкладывая их на сайте с информацией по каждому ребенку.

Что это дает? Предположим очевидное: в Москве выше процент семей, социальный и материальный статус которых позволяет взять к себе ребенка — как первого, так и еще одного, двоих, троих, чем в провинции. С другой стороны, есть детдом за несколько тысяч километров от МКАД, в небольшом городке с низким уровнем доходов и жизни. Шанс, что ребенка из такого детдома заберут в семью, гораздо ниже, чем у его сверстника из такого же учреждения, но находящегося в столице или близко к ней.

Видеоанкеты, которые делает фонд, помогают устранить эту несправедливость, открывая данные о детях независимо от их местоположения. И, конечно, снимается упомянутая выше этическая проблема — потенциальные родители едут не наугад, а к тому самому ребенку — с именем, биографией, всеми необходимыми для усыновителя данными.

«Люди часто наобум едут за малышом. Осознанно принявшие решение родители должны ездить по стране, чтобы выбрать себе ребенка. Не у всех есть деньги ездить по регионам. Даже Подмосковье является огромной территорией с большим количеством учреждений. Помимо этого, по фотографии совершенно непонятно, что это за ребенок, какой у него характер, как он движется, как говорит, как поет, как замечательно он может читать стихи, как он рассказывает о своих увлечениях», — объясняет замдиректора фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

«Мы не первый фонд, который этим занимается. До нас это начал делать Тимур Кизяков с проектом «Видеопаспорт» — это отличная идея, и когда мы начали масштабную реализацию, то обнаружили, что она имеет очень большой эффект. Родители могут, не выходя из дома, прочесть все материалы о процессе, истории усыновителей, посмотреть анкеты, позвонить и только потом принимать решение. У нас была история с замечательной парой. Чудесные люди, работающие, они увидели анкету ребенка и поехали в дальний регион за ним», — продолжает Леонова.

Среднестатистический усыновитель — это человек в возрасте от 27 до 40 с лишним лет. Мотивы при этом у людей, решивших взять приемного ребенка, различны. «Кто-то обращается для того, чтобы заглушить боль от утраты своего собственного ребенка, кто-то — чтобы помочь конкретному одинокому малышу, помочь ему социализироваться, вырасти нормальным членом общества», — говорит замдиректора фонда. — Имеют место и эмоциональные включения у родителей. Видя ребенка, наблюдая, в каких условиях он находится в системе, что он для этой системы значит, они просто забирают детей».

К слову, сама процедура усыновления с точки зрения бумажных формальностей, несмотря на сложившиеся стереотипы о повальной забюрокраченности, довольно проста. По крайней мере, в сравнении с США, где, по словам Леоновой, «усыновители проходят семь кругов ада».

«Проблема не в процедуре усыновления. Проблема в отношении общества к вопросу об усыновлении», — убеждена Леонова. Напоследок она приводит пугающий пример: «У нас был регион, который отказался запускать активную социальную рекламу, потому что там люди травят семьи с приемными детьми».

Материалы по теме:
Инструкции по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *