Поддержка семьи — это первый и самый важный шаг в профилактике сиротства. Об этом в своем интервью заявила заместитель председателя комитета по социальной политике Государственного Совета республики Коми, председатель президиума регионального отделения Национальной родительской ассоциации Людмила Афанасьева.

— Людмила Леонидовна, как Вы оцениваете ситуацию с сиротством в Республике Коми и политику, которая проводится в последнее время государством по профилактике этого явления?

— Отрадно, что за последнее время вопросам семейной политики уделяется внимание с разных сторон. Наконец-то вновь признали, что семья — это один из важнейших элементов общества. Последние 20 лет этому уделялось крайне мало внимания. Именно поэтому количество сирот выросло, продолжает снижаться привлекательность брака. Чаще всего молодые говорят: «Мы живем в гражданском браке», а отсюда почти четверть детей рождается вне брака, в разы сократилось количество многодетных семей. Цифры поражают — в советское время было 47 процентов многодетных семей, теперь мы скатились до шести процентов.
Во всей этой угрожающей ситуации меня тревожит положение детей в семье, которые больше всего страдают от непродуманной семейной политики.
Одной из проблем, которая меня всегда беспокоила, была проблема сиротства. В нашей семье мама воспитывала племянника, который остался без родителей. Мы его всегда считали сиротой, всегда жалели, так как у нас есть родители, а у него нет. А сегодня у нас 90 процентов детей — социальные сироты, то есть сироты при живых родителях — это не входит ни в какие рамки. В проекте «России важен каждый ребенок» первой задачей профилактика сиротства.

— Как проект может повлиять на ситуацию?

— Сегодня в рабочую группу проекта входят медики, представители образования, социальной защиты. Мы сразу сказали, что первое — надо бороться за кровную семью, а это должна быть ранняя профилактика семейного неблагополучия. Мы должны как можно раньше выявлять семью, которой требуется какая-то поддержка, и попытаться сохранить ее.
Сегодня и в системе здравоохранения используются технологии, которые этот вопрос поднимают еще тогда, когда мама только вынашивает ребенка. Уже на этом этапе видно, все ли в семье хорошо, как мама относится к будущему рождению. Если есть какие-то тревожные моменты, надо сразу принимать меры.

— Чем можно поддержать семью на этой стадии?

— Прежде всего, надо показать, насколько рождение ребенка станет важным этапом для семьи, что ребеночек укрепит эту семью, и показать, как это можно сделать. Это, конечно, больше психологические проблемы. У нас в детских поликлиниках есть специалисты, которые этим занимаются.
В системе дошкольного образования также ведется пропаганда против сиротства. Например, в Сыктывкаре совместно с управлением дошкольного образования мы реализуем ряд проектов, таких, как «Ответственное родительство», «Моя родословная». Казалось бы, ну что там с дошколятами изучать родословную. Скажу вам, это очень интересно и для детей, и для их родителей — изучать корни, откуда пошла семья, своих родственников — все это укрепляет семью.
Органы социальной защиты работают уже с семьями, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Здесь тоже самые разные проекты, так как мы действительно хотим сохранить кровную семью. Но если не удалось, как мы говорим в проекте «России важен каждый ребенок», то в этом случае, как крайняя мера, может быть лишение родительских прав и обязательное помещение ребенка в замещающую семью. Так было легко раньше — лишили прав родителей — и в интернат, и не задумывались. Сегодня мы должны об этом задумываться и готовить замещающие семьи — приемные, опекунские — а также сопровождение этих семей. В этом направлении в России есть неплохой опыт, мы тоже можем поделиться, какие у нас есть замечательные приемные семьи.
Например, семья Старцевых в Корткеросском районе на протяжении 15 лет воспитывает приемных детей, у них уже есть внуки, которых приемные родители считают своими.

— Есть ли результат у таких проектов?

— Конечно. Если посмотреть лет 10-15 назад, то в семьи устраивались 50 процентов детей, которые лишались родительского попечения. По итогам 2012 года таких детей уже 64 процента. Конечно, есть еще к чему стремиться. Мы считаем, что опыт семейного воспитания не заменит никакой даже самый замечательный интернат. Только в семье можно научить ребенка заботе о старших, о младших, только в семье познаются отношения, складывающиеся между родителями и детьми, только в семье можно научить ребенка правильно расходовать средства. Мы уже убедились, что дети выходят из интерната, получают деньги, и на второй день у них уже ничего нет. Мы же своих детей учим разумной трате денег, учим жить по средствам. Уверена, что в 2013 году положительная динамика по устройству детей в замещающие семьи будет еще более заметна.

— Откуда такая уверенность?

— На это должны повлиять и изменения в законодательстве. Со стороны общественных институтов проблеме в последнее время уделяется большое внимание. Через Союз женщин мы проводим большую работу, через Ассоциацию многодетных матерей, через Объединение приемных семей, то ест, сегодня, мне кажется, люди начинают осознавать, что ответственное родительство — это все-таки ценность.
Самое главное, что наконец-то внимание государственных органов к проблеме сиротства стало ощущаться.
Очередным, надеюсь, реальным делом в этом направлении, является создание Национальной родительской ассоциации по социальной поддержке семьи и защите семейных ценностей. В июне было создано региональное отделение. Цели этой ассоциации — собрать в единый кулак все силы, прежде всего, общественные формирования по защите семьи.
Сейчас опубликован общественный проект «Концепция государственной семейной политики». Давно такого документа не было, пожалуй, с советских времен. Тогда все-таки была выстроена серьезная семейная политика. Мы знали, с каким уважением относились к многодетным семьям, как негативно общество реагировало на разводы, на семьи, где ребенка воспитывают одинокие родители. Сегодня мы не задумываемся об этом.
Думаю, что этот документ станет для деятельности ассоциации стержневым.

— Что лично Вас больше всего затронуло в концепции?

— Для меня важно, что упор делается на российские семейные ценности. Эти двадцать лет мы смотрели на Запад, пытались перенимать их опыт семейного воспитания. Да не надо нам ничего иностранного, у нас такая своя хорошая традиция многовековая по семейной политике. Нужно жить своим умом, и, прежде всего, это ценность брака, ценность многопоколенных семей, что мне очень симпатично. Это не значит жить всем в одном доме, но знать — что у тебя есть родители, есть деды и прадеды, и им нужна поддержка.
Мне симпатично здесь и то, что впервые начали серьезно говорить не о проблемных семьях, а о благополучной семье, и дали ей определение, под которым бы я подписалась. Там всего три основных пункта: семья должна жить в длительном официальном браке, семья должна обеспечить благополучное развитие двух и более детей. Один ребенок, это не полноценная семья, так как многие его человеческие качества не будут формироваться. Третье — это забота о старшем поколении. И нужно пропагандировать эти семьи.
Несколько лет назад в Сыктывкаре через Союз женщин, через нашу общественную организацию Женщины города Сыктывкара мы проводили фестивали семейных династий. Вы знаете, какие мы красивые семьи нашли в городе? Семьи медиков, где у семьи по 300 с лишним лет медицинского стажа, семьи педагогов, семьи речников, аграриев… Семьи, где из поколения в поколение продолжают одно дело. А у нас сейчас наоборот, если пошел по стопам родителей, то в адрес этого человека говорят, что это его проталкивают родители. А как же не поддерживать его, если он продолжает твое дело? Я, например, счастлива, что мои дети стали педагогами и работают в системе образования.

— Может быть, есть желание продолжить проведение таких фестивалей сегодня?

— Конечно, есть. Думаю, что мы сейчас через ассоциацию многие моменты будем возвращать.
Что же касается роли замещающих семей, в «Концепции государственной семейной политики» прописано несколько очень важных моментов. Это введение системы оказания помощи родителю, ограниченному в родительских правах, или лишенному родительских прав, в восстановлении в этих правах. О чем мы и говорили — в приоритете кровные семьи. Также прописано усиление мер поддержки замещающих семей. Например, предлагается ввести новый вид ежегодного социального пособия усыновителям, выплачиваемого в течение четырех лет после усыновления ребенка, в размере половины стоимости годового содержания ребенка в детском доме, упрощение процедуры усыновления ребенка родственниками, приемными или патронатными родителями, в семье которых ребенок прожил более года; предоставление одному из усыновителей оплачиваемого отпуска продолжительностью до 6 месяцев для налаживания более тесного контакта с ребенком и т. д.
Мы за большинство этих нововведений готовы голосовать двумя руками. Единственно, я настороженно отношусь к моменту, когда говорят о выделении огромных денег усыновителям.

— Почему нет? Это же огромный плюс для семьи, взявшей на воспитание ребенка, в то же время это и экономия государственных средств.

— Конечно, все это реально. Государство в любом случае оплачивает содержание ребенка в детском доме, и сокращение государственных расходов — это неплохо. Но есть еще нравственно-этическая сторона, как бы именно желание получить эти деньги не стало причиной того, что семья пожелает усыновить ребенка. Другое дело, что может необходимо больше средств направлять на жилье для детей-сирот, чтобы ребенок и семья знали, что когда он вырастет, то у него будет свой угол. Еще один вариант — это расходы на добротное образование.
Главное здесь — не перегнуть палку. Все должно быть в интересах детей.

Комиинформ
Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *