Чиновники планируют ввести в России онлайн-реестр усыновителей и приемныx детей, общественники считают такую инициативу спорной. Кто прав, и к чему это может привести, разбирался корреспондент нашего портала Антон Размаxнин.

База детей сирот

Сразу несколько федеральных министерств, возможно, будут участвовать в тотальном учете и контроле усыновления — в России может появиться реестр усыновителей и приемных детей. О том, что в проекте могут быть задействованы Минздравсоцразвития, Минтруда и Минобрнауки, а также Открытое правительство, сообщила газета «Известия».

Официальных комментариев по этому поводу ни одно из перечисленных ведомств не предоставило, однако на условиях анонимности сотрудники Минобрнауки и Открытого правительства рассказали, что подобные идеи обсуждались. Однако пока обсуждение идет только на уровне разговоров, решения еще не приняты, возможно, что чиновники ожидают реакции общественности на этот проект.

Что xотят создать

Речь идет о том, что в России будут созданы два общенациональных реестра — усыновляемых детей и приемных родителей, причем первый планируется сделать общедоступным (за исключением некоторых «служебных» данных о каждом ребенке), а второй будет доступен только федеральным органам управления образования, а также опекам.

При этом усыновителям придется сообщить о себе достаточно чувствительную информацию:

  • о своем материальном положении
  • имуществе
  • физическом и психическом здоровье
  • наличии судимости

Некоторые будущие приемные родители будут бояться сообщать о себе такие данные, но желание усыновить ребенка, скорее всего, пересилит, полагают в Открытом правительстве.

Что касается реестра детей, то планируется, что информация не будет вычеркиваться из базы при усыновлении — то есть со временем реестр будет содержать данные и об усыновленных детях. Кроме того, в него планируется включить информацию о детях с инвалидностью, ранее такая статистика в базы данных не включалась.

Мнение экспертов: «за» и «против»

Поскольку на региональном уровне такие реестры существуют давно, выполнить этот проект будет не так сложно, полагает исполнительный директор Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань. Однако логика, по которой планируется организовать реестр, вызывает у него сомнения.

«Нужно не ребенка подбирать под родителей, а наоборот», — отмечает Головань. Кроме того, новый проект вряд ли улучшит положение по тем категориям детей, с которыми есть очевидные проблемы при усыновлении — это инвалиды, подростки и родные братья и сестры.

Другие общественники настроены еще резче. «Идея эта, мне кажется, плохая, — говорит Александр Гезалов, эксперт Общественной палаты России, глава проекта «Успешные сироты». — Во-первых, зачем регистрировать детей, если они и так уже зарегистрированы в органах опеки? А во-вторых, и это главное, такой реестр ударит по усыновлению в целом. Граждане – будущие усыновители – боятся фиксации, боятся отдавать свои персональные данные. Ведь не гарантирована их безопасность; затем как же быть с тайной усыновления, свободой выбора? Наконец, около 5 тысяч усыновлений ежегодно терпят неудачу, дети возвращаются в детские дома. Что мы будем делать с данными об этих несостоявшихся родителях? Нет, таких инициатив будут бояться, и совершенно справедливо».

Вместо этого, рассуждает Гезалов, можно было бы улучшать онлайн-сервисы, упрощать процедуры, больше полномочий давать негосударственным ассоциациям родительских комитетов и т.п. Тогда можно было бы получить скачок усыновлений. А реестр вряд ли окажется полезным.

История вопроса

Законодательство, предусматривающее создание государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, было принято еще в 2001 году – это федеральный закон №44-ФЗ. По этому закону, цели такого банка данных – учет сирот, содействие опеке и усыновлению таких детей россиянами. Сейчас в федеральном банке данных, который можно найти по адресу usynovite.ru, почти 116 тысяч детей, ожидающих опеки или усыновления. Иными словами, действительно новое в этом проекте лишь одно – государство отныне будет систематизировать сведения и о будущих усыновителях.

Даже если удастся избежать серьезных неприятных последствий, введение нового реестра, как и большинство государственных инициатив в этой сфере за последнее время, притормозит уже запущенные процедуры усыновления, возможно – надолго, прогнозирует психолог, специалист по семейному устройству Людмила Петрановская.

«Такое впечатление, что наше государство в последние годы только и делает по линии детей-сирот, что собирает максимум персональных данных в базы, которые практически никак не используются. Никакого смысла сбор сведений об усыновителях не имеет, — подчеркивает эксперт. – Если люди настроены взять ребенка, то они собирают необходимые документы, запускают надлежащие процедуры и берут его. Другое дело – тысячи семей, которые хотели бы взять исключительно здорового, маленького ребенка славянской внешности без братьев и сестер. Таких у нас, допустим, сотня тысяч, и этим огромным списком может потом потрясать Павел Астахов – вот, мол, сколько у нас желающих усыновить ребенка! Но ведь это не реальные усыновители, это пока просто люди с фантазиями».

По мнению Петрановской, с введением реестра органы опеки и суды первое время будут «заворачивать» усыновителей при малейшем сомнении. «Когда детей используют ради политического пиара, рискуют не только родители, но и исполнители-чиновники, — говорит психолог. – Все понимают, что могут внезапно оказаться козлами отпущения в рамках очередной кампании, поэтому осторожничают и будут осторожничать».

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *