Мария Пичугина
Мария Пичугина 14 мая 2013

«Усыновление, опека или приемная семья? В чем отличия для ребенка и для родителей. Юридические и психологические аспекты». Текстовая расшифровка вебинара

4
347
0

ПРЕДСТАВЛЯЕМ ВЕДУЩИХ:

Мария Пичугина (Капилина) — детский психолог, более 17 лет работает с патронатными семьями и приемными детьми. Работает в системе профессионального семейного устройства с детьми и семьями на всех этапах процесса (выявление ребенка, нуждающегося в государственной защите – подготовка и устройство ребенка в семью – сопровождение семей с приемными детьми). В 2002 г. по приглашению Министерства образования РФ  выступала в качестве эксперта при оценке деятельности патронатных площадок. В июле-октябре 2011 г. по приглашению ЮНИСЕФ и Минобрнауки РФ выступала в качестве эксперта при разработке программ профилактики социального сиротства в России. В настоящее время – психолог-консультант БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и центра «Про-мама». Дает индивидуальные и семейные консультации, работает с приемными семьями в кризисе, занимается диагностикой и коррекцией эмоциональных и поведенческих проблем у приемных детей разного возраста. Наталья Карагодина – юрист, специалист по гражданскому, семейному и уголовному праву. Приемная мама. В АНО Центре «Про-мама» проводит консультации для приемных родителей и семей в кризисе.

 

ВВЕДЕНИЕ

Мария Пичугина: При выборе формы семейного устройства родители ориентируются на свои возможности, на социальную ситуацию, на то, что будет происходить с имущественной точки зрения для их приемного ребенка и для них самих, и на свои гражданские права. Все эти вопросы важны при выборе формы устройства. Как детский психолог и терапевт, я знаю, что в процессе жизни ребенка в семье возникают моменты, когда родителям бывает нужна помощь – и не потому, что они плохо справляются со своими обязанностями или не знают, как поступить, а потому, что они хотят поступить, как можно лучше, и для этого им бывает нужно еще чье-то мнение, кроме собственного, чтобы они в результате приняли наиболее подходящее их семье решение. Часто родителей интересует точка зрения самого ребенка – что важно для него: усыновлен ли он, или он находится на другой форме устройства. Имеет значение и тема оплаты труда родителей, и еще целый ряд вопросов.

Наталья Карагодина: «Как юрист и специалист по семейному устройству и адвокат, который имеет определенную практику по консультированию как приемных, так и кровных родителей и родственников, могу сказать, что все вопросы, которые возникают на стадии подготовки к семейному устройству, как правило, оказываются связанными с психологическим состоянием приемной семьи. В действительности, и об этом говорит мой опыт юриста и приемной матери, эти психологические вопросы бывают важнее. Законодатели не могут регулировать всё настолько подробно и в таких деталях, чтобы мы могли заранее получить ответы на все наши вопросы. Поэтому то, как вы справитесь с ситуацией будет говорить о вашей готовности, решимости и желании. И при этом вам потребуется сопровождение, в том числе юридическое и психологическое».

 

ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Наталья Карагодина:  Законодатель выделяет 4 формы семейного устройства: усыновление, опека, приемная семья и патронатное воспитание. При усыновлении приемные родители полностью заменяют кровных родителей, и усыновленные дети приравниваются в имущественных и неимущественных правах к детям по происхождению, или кровным детям. При этом у детей возникают имущественные и неимущественные права не только по отношению к своим усыновителям, но и по отношению ко всем родственникам по восходящей и нисходящей линии. Но вне зависимости от формы семейного устройства, приемная ли это семья, опека или патронатное воспитание, закон никогда не запрещает нам воспитывать наших подопечных детей так же, как родители воспитывают своих кровных детей, и строить наши отношения соответствующим образом. Именно поэтому дети под опекой в смысле взаимоотношений в семье, финансовых вопросов, отношений с другими родственниками воспринимаются как кровные дети, а остальные вопросы можно решать отдельно, другими правовыми способами. Действительно, при усыновлении возникают более прочные, именно с правовой точки зрения, связи – в частности, усыновители имеют право менять фамилию, имя, отчество, вписывать себя в качестве родителей в свидетельство о рождении, в книгу актов записи  гражданского состояния в органах ЗАГС. Именно поэтому усыновление считается законодателем приоритетной формой устройства и об этом говорится в ст. 124 Семейного кодекса. Но в действительности обеспечить приоритет усыновлению в реальной жизни довольно сложно. Просто потому, что детей, оставшихся без попечения родителей, довольно много, и я, как юрист, могу прокомментировать, что реальный приоритет можно обеспечить только тогда, когда есть родители, претендующие на одного и того же ребенка, и при этом одни хотят приемную семью, другие — усыновление. Тут можно говорить о реальном приоритете усыновления. В тех случаях, когда не стоит очередь из желающих его принять и ребенка хочет кто-то взять в семью, то требования взять ребенка на форму усыновления на законе не основаны. Приоритетом для ребенка является ЖИЗНЬ В СЕМЬЕ. Если в данный момент невозможно усыновление, то возможно применение любой иной формы семейного устройства. Я полагаю, что это так, и у нас существует единственное ограничение, и оно как раз касается усыновления. Не могут быть усыновлены дети в течение полугода после того, как родители были лишены родительских прав, но конечно, они могут быть устроены на другую форму устройства.

 

ЕСЛИ РОДСТВЕННИК ДЕТЕЙ НЕ СОГЛАСЕН НА ИХ УСЫНОВЛЕНИЕ

Вопрос от Ирины: я оформляю в приемную семью 2 мальчишек 8 и 10 лет. Они очень привязались и хотят жить со мной. Но у них есть старший брат, 23 года, который обещает им забрать их. Но пока у него нет такой возможности. Опека требует его согласие. Он не дает категорически. Дети с ним общаются и скучают. Я всячески пытаюсь с ним дружить – не получается. Младший мальчик считает дни, когда я его заберу. Что делать?

Наталья Карагодина, юрист:  К сожалению, более 90% детей, находящихся в детских учреждениях и подлежащие семейному устройству, являются «социальными сиротами», это значит, что они имеют родственников – родителей, бабушек, дедушек. Или, как в этом случаев, братьев. Именно брат имеет преимущественное право взять своих несовершеннолетних родственников под опеку. Судя по всему, у него нет особенного желания это сделать. Исходя из моего опыта, это происходит редко. Очень часто обещают, очень часто противодействуют, не дают согласия, но и сами не берут. Я хочу прояснить этот вопрос правовой точки зрения: согласие брата, который не является опекуном детей, для передачи детей под опеку, усыновление или другие формы семейного устройства – не требуется. И его противодействие и действия органов опеки в данном случае неправомерны. Думаю, более подробно сейчас останавливаться на этом не нужно, но я попрошу Ирину написать мне в почту и я объясню, как двигаться дальше.

 

ЕСЛИ В СЕМЬЕ ПРИЕМНЫЕ МАЛЬЧИКИ

Мария Пичугина, психолог: Я хочу к предыдущему вопросу добавить, что здесь важны несколько моментов:

  1. Очень важно потенциальной маме действительно знать свои права для того, чтобы ее позиция была уверенной.
  2. Нужно учесть, что мальчики, пока они маленькие, тянутся к маме, к женщине.

Но 8 и 10 лет это не так далеко от подросткового возраста. А это всегда одна и та же история — мальчики начинают расти, и процесс этот часто проходит драматически. И те мальчишки, которые были ласковыми и послушными, и считали дни до того, как вы их заберете, совершенно естественным образом будут ершиться, грубить и будут стараться быть мужчинами. Если в семье нет мужчины, то это сложная ситуация, потому что в случае, если для мальчиков нет перед глазами кого-то, на кого можно быть похожим – образца-мужчины, то быть мужчиной для них означает просто не быть женщиной. И тогда отрицается все, что идет от мамы. И в семье начинают происходить конфликты с мамой. И здесь может сыграть роковую роль, стать миной замедленного действия, наличие близкого родственника мужского пола, который в конфликте с приемной мамой. То есть сейчас Ирине нужно построить отношения следующим образом. Во-первых, надо убедиться, что правовой перевес на вашей стороне. Нужно начать с совместной встречи с органами опеки, заранее обсудив с ними правовые вопросы, объяснив им, что правовой перевес на вашей стороне, чтобы они вас поддерживали. Нужно устроить трехстороннюю встречу — органы опеки, вы и брат мальчиков. Где органы опеки сказали бы ему, что по закону приоритет находится на вашей стороне, и вы имеете полное право забрать мальчиков без его согласия. Но дальше все-таки нужно постараться с этим молодым человеком договориться. Объясните ему, что вы не собираетесь прерывать его контакт с мальчиками, что он всегда будет иметь для них значение. И что в том случае, если он не будет с вами открыто конфликтовать и вам противоречить и настраивать детей против вас, вы согласны поддерживать с ним отношения. Если молодой человек будет вести себя агрессивно, не лишним будет ему напомнить: вот знаете, вы сейчас живете своей жизнью, а мальчишек вы обрекаете на жизнь в детском доме. Вам все равно, как сложится их жизнь в дальнейшем? Можете ли вы гарантировать, что они будут благополучны, что они получат образование, получат ту любовь, которая им нужна? Или вы хотите, чтобы они страдали только потому, что у вас есть, как вы считаете, некое родственное право? Очень часто братья и сестры, которые препятствуют устройству детей, сами в душе сироты, которые тоже, по хорошему, нуждаются в усыновлении. И все-таки, если бы было возможным найти какие-то варианты договориться с этим молодым человеком — он просто сейчас может ершиться, потому что думает, что вы хотите выстроить с ним хорошие отношения потому, что он для вас – средство получить этих детей. Думая так, он может сопротивляться. Но если как-то объяснить ему, что вам не нужно его согласие, потому все права у вас и так есть, что вам нужно выстроить с ним хорошие отношения ради ребят и ради него самого. В некотором роде это все равно что выстраивать отношения с капризной свекровью – так же и вам нужно искать подходы к нему, способы наладить отношения, потому что, повторюсь, — это бомба замедленного действия.

 

КОНФЛИКТ МЕЖДУ КРОВНОЙ И ПРИЕМНОЙ СЕМЬЕЙ

Более широкий вопрос – когда приемный ребенок фактически оказывается заложником ситуации, если существует противостояние между приемной семьей и кровной. Это ситуация, когда ребенок вынужден принимать участие в судах, когда у него спрашивают его согласие. Для многих детей, с психологической точки зрения, это означает, что они, в свои 8-10 лет должны выбирать, с родной мамой жить или с приемной. И фактически с такого возраста они становятся виноваты и чуть ли не ответственны за то, где они будут жить. Они могут чувствовать, что они предатели, и что они на этом суде фактически отказались от своей родной матери. Поэтому очень важно, если в вашей истории детям придется участвовать в судебном заседании — и я хочу посоветовать это всем потенциальным приемным родителям — пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы вашего ребенка готовили к участию в судебном заседании хороший юрист и хороший психолог. Ребенку очень важно объяснить: твое мнение учитывается, но все решают взрослые. Ты же не решал, родиться ли тебе на свет, не решал, что родителей лишат родительских прав, и не решал, в какой детский дом попадешь – это все решают взрослые. Ответственность за то, что ты не живешь со своей родной семьей, лежит на твоих родителях. Я сейчас коротко проговариваю основные мысли. Следующий момент: у кровных родственников и у самого ребенка может возникнуть вопрос: а если они исправятся, смогу ли я к ним вернуться. Вам этот вопрос нужно решить заранее, во-первых на уровне своей совести и чувств. Во-вторых, обсудите все с юристом, чтобы потом отвечать ребенку, что есть закон и порядок, и что, если твои родители исправятся, им нужно будет в течение полугода или года вести благочестивый образ жизни, работать, подать заявление в суд, и решать это будет суд. Все эти вопросы — где ты живешь и сколько живешь — не ты все это затеял, не ты виноват и не ты несешь за них ответственность. И на суде ты вполне можешь сказать, что я люблю свою маму, которая меня родила, и хочу, чтобы у нее все было хорошо, а сейчас я хочу жить с приемной мамой, чтобы у меня прямо сейчас был свой дом и своя семья. А что будет дальше — жизнь покажет, дальше будет видно. Подводя итог, скажу, что самое главное – сделать так, чтобы ребенок не чувствовал себя виноватым и не чувствовал себя предателем. Потому что он и на самом деле не несет за все это ответственность и ни в чем не виноват. Об этом важно помнить, эти вопросы нельзя упускать из спектра внимания.

 

ЕСЛИ БИОЛОГИЧЕСКАЯ МАМА СНОВА СТАЛА МАМОЙ

Вопрос: обязаны ли органы опеки оповещать о рождении очередного ребенка биологической мамой нашего усыновленного сына. Имеем ли мы в этом случае первоочередное право усыновления этого и последующих детей нашей био-мамы. Либо же мы должны написать какое-то заявление об оповещении нас в этом случае.

Наталья Карагодина, юрист: Нет, такого преимущества закон не предусматривает. Иногда кровная мама при потере родительских прав на одного ребенка, воспитывает других своих детей. О том, что она родила ребенка, она вас не должна оповещать, так же, как и органы опеки. И преимущественного права усыновители и опекуны конечно же не имеют. Но разумеется, если ребенок, брат или сестра, оказываются в детском учреждении, то тот факт, что у вас воспитывается старший брат или сестра этого ребенка, может сыграть свою положительную роль при оценке возможности помещения ребенка в семью.

 

ЧТО ДЕТИ ХОТЯТ УЗНАТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ?

Мария Пичугина, психолог: Дорогие будущие и действующие приемные родители, очень часто у родителей, уже после того, как ребенок появляется в семье, возникают вопросы – какая из форм устройства для ребенка полезнее. Я предложила вам вопросы в начале нашего семинара, и вы, отвлекшись от своей личной ситуации, могли обратить внимание на то, как это происходит с общей точки зрения. Итак, примерно с какого возраста ребенок может оценить имущественные и правовые вопросы адекватно? Очевидно, что уже примерно в подростковом возрасте дети имеют достаточный социальный опыт, достаточно умственно развиты для того, чтобы понять, какие права у них: имущественные и гражданские. С чем связаны вопросы, которые задают дети? Первое: чем младше ребенок, тем большее значение для него имеет не юридический аспект, а эмоциональные отношения. И когда маленький ребенок интересуется вопросами, усыновлен ли он, или такая же ли у него фамилия, как у других членов семьи. Прежде всего это вопрос о принадлежности и крепости отношений. И тогда нужно говорить с ребенком именно об этом.

 

МЕНЯТЬ ЛИ ФАМИЛИЮ ПРИЕМНОМУ РЕБЕНКУ

Некоторые дети хотят поменять фамилию не потому, что они плохо относятся к тому роду, из которого они произошли, к биологической семье, а потому, что они могут бояться, что представители кровной семьи их заберут. Или ребенок хочет избежать вопросов со стороны окружающих — почему у тебя не такая фамилия, как у мамы и папы. И понятно, что тогда нужно решать эти вопросы – т.е. если ребенок тревожится, нужно работать с его тревожностью. Самим родителям стоит поговорить с ним об этих переживаниях и сомнениях, сказать, что они его не бросят, что он действительно их ребенок. Здесь очень важно отношение самих приемных родителей к этой теме. Потому что, безусловно, если у родителей есть какие-то тревоги и страхи, в первую очередь они отразятся именно на ребенке. Потому что они создают некое напряжение и неуверенность в общей атмосфере, и это передается ребенку.

 

“ЧТО МНЕ ДОСТАНЕТСЯ, КОГДА ВЫ УМРЕТЕ?”

Что касается вопросов ребенка о том, что ему достанется в наследство. Когда ребенок лет восьми спрашивает: “Мне достанется квартира, когда вы умрете?” Иногда такие вопросы вызывают шок у приемных родителей. Они думают: “Какой ужас, взяли волка в семью, а он в лес смотрит”. Я могу только посоветовать вспомнить книжку Корнея Чуковского «От двух до пяти» со знаменитым диалогом: «Бабушка, а когда ты умрешь, тебя в землю закопают, вот когда я буду твою швейную машину вертеть!» То есть понятно, что у ребенка младшего возраста вопрос степени родительской власти – это больше вопрос контроля поведения, желания делать что-то такое, что родители запрещают. Тогда у ребенка возникает вопрос, как от этого контроля избавиться. Понятно, что это ненадолго, и что это не про любовь, потому что представления ребенка в таком возрасте еще достаточно конкретные и это не его жестокосердие, и не означает, что родители для него мало значат. Это просто связано с тем, что в данной конкретной ситуации он хочет делать что-то свое, а вы ему мешаете. Другое дело, когда такого рода вопросы возникают у подростка. В этом возрасте такие вопросы начинают их волновать очень сильно, потому что меняется их отношение к родителям. Ребенку хочется большей самостоятельности, он сердится на родителей просто потому, что они контролируют его жизнь, при этом конечно же, самостоятельным он еще просто не может быть – ни социально, ни финансово. И в этом, по его мнению, виноваты опять родители. Здесь нужно бороться за цивилизованную форму дискуссии – понятно, что гормоны у него зашкаливают, подростки эмоционально неуравновешены. И порой вопросы денег и трат для них – просто повод к конфликту, подлинная причина которому – внутреннее состояние ребенка. Тут были бы полезны семейные сессии просто для восстановления правильных отношений. Конфликт начинается не потому, что есть какая-то правовая проблема. Причина в отношениях, и работать надо с именно с ними. Во-вторых, надо учесть, что подросткам не свойственна объективность, они еще не обладают жизненным опытом. И тут полезно объяснить ему его юридические права, а также дать возможность психологу поработать с ним, помогая ему определить, что с  ним происходит. Важно спросить его: «Чего ты хочешь? То, что ты делаешь, приведет к тому, что ты хочешь, или к чему-то другому?»

 

«ВЫ ВОСПИТЫВАЕТЕ МЕНЯ ИЗ-ЗА ДЕНЕГ!»

Ребенок может также заявить: «Вы воспитываете меня потому, что получаете на меня пособие». В том случае, он уже в том возрасте, когда он уже способен что-то понимать, родители вместе с ним, в виде диаграмм, могут нарисовать схему, из чего складывается семейный бюджет. Прямо кружочек рисуйте: вот папина зарплата, вот мамина зарплата, вот бабушкина пенсия, а вот твое пособие. Также рисуется еще одна диаграмма, рядом, где по кускам идет распределение, на что в семье тратятся деньги: вот столько на твою одежду, вот столько на твое питание, вот столько на учебу, на твоих репетиторов, на наш отдых семейный, на карусели, и т.д. И ребенку наглядно показывается, что денежные траты, которые в семье происходят,  в том числе на самого ребенка, значительно превышают его пособие. Таким образом вы поможете ему понять, что он для вас – не источник дохода. После этого обязательно поговорите с ребенком о том, какие чувства у вас вызывает то, что он обвиняет вас в меркантильности. Расскажите ему про чувства и про отношения: кто он для вас и как вы воспринимаете такого рода обвинения. Только сначала говорите по факту. То есть всегда сначала нужно обсудить фактическую сторону вопроса, а потом переходить к чувствам. Некоторые дети в подростковом возрасте, зная, что они приемные, начинают рассуждать о том, что у них нет ни одной матери. Они начинают говорить, что вот, родная мать со мной не живет, а ты меня не родила, ты не настоящая. Это очень больно для родителей. В этом случае сначала можно сказать: для меня ты мой ребенок. Я тебя приняла всем сердцем, я тебя люблю. И на мой взгляд, у тебя есть две мамы, одна мама дала тебе жизнь, и это очень важно, потому что, видимо, такой человек, как ты, мог появиться только у этой мамы. То, она жизнь дать смогла, а любить и заботиться не смогла – уже ее ответственность. Не моя ответственность в том, что ты не живешь со своей родной семьей. Не я в этом виновата. Я делаю для тебя все, что могу. Я могу тебя любить, я могу делать так, чтобы у тебя была семья. Я твоя мама, и ты мой ребенок. А уже то, что ты себе там сочиняешь про то, что у тебя при наличии целых двух мам нет ни одной – твои собственные тараканы в голове. Ты подумай сам о том, насколько это все соответствует истине. Если ты хочешь поговорить об этом, я готова.

 

«А ТЫ – МОЯ НАСТОЯЩАЯ МАМА?»

Часто младшие дети начинают интересоваться формами семейного устройства. На самом деле маленький ребенок по сути спрашивает: «Ты настоящая мама для меня?» То есть его интересует, любите ли вы его, не бросите ли. И когда маленькие дети начинают спрашивать, усыновленные они или нет, их волнует надежность отношений. И тут очень важно объяснить ребенку: «Я тебя выбрала и приняла, я тебя никому не отдам, ты мой, и никогда в этом не сомневайся».

 

КАКУЮ ФАМИЛИЮ ВЫБРАТЬ ПРИЕМНОМУ РЕБЕНКУ

Бывает, дети настаивают на том, чтобы поменять фамилию. Насколько я знаю, это можно сделать при получении паспорта – сначала ребенок получает паспорт на свою фамилию, и тогда уже может эту фамилию поменять. Насколько я знаю, допустимо, что ребенок подписывается фамилией своей семьи – в этом нет ничего страшного. Но проблема начинает возникать тогда, когда не ребенок, а родители начинают настаивать на том, чтобы ребенок, который знает о том, что у него другая фамилия и другое имя, изменил свою фамилию. Таким образом, ребенок опять оказывается в ситуации выбора. То есть одно дело, когда ребенок сам хочет сменить фамилию – тогда нужно с ним поговорить, почему он этого хочет, что им движет. Это серьезные и очень глубокие вещи, и они не просто бытового уровня, это вопрос принадлежности, в том числе родовой. Важно понимать, что когда вы растите ребенка, благодаря вам раскрывается его потенциал, и если ваш ребенок обладает какими-то талантами, и благодаря вам они раскрываются, это все тоже пришло из того рода, из кровной семьи. Наша задача состоит не в том, чтобы выкорчевать всю память и делать вид, что ничего не было, а в том, чтобы осознанно бороться с дурным наследованием и применять хорошее. Есть дети, которые сохраняют хорошее отношение к своей новой семье, но тоже чувствуют себя предателями. Они думают: «Как же так, у меня такие хорошие приемные мама и папа, а в глубине души у меня тоска и беспокойство о моей кровной семье. А что там с ними, как они живут, не умерли ли они?» Для ребенка это все очень сложно. Вообще быть приемным ребенком очень сложно. Не менее, а иногда и более сложно, чем быть приемным родителем. Потому что взрослые найдут, кого спросить, в крайней случае пойдут в церковь, найдут себе другие источники, в зависимости от запросов, от уровня зрелости и так далее. А ребенок остается один на один с этими вопросами. Он иногда даже сформулировать свой вопрос не может. И наша задача – как родителей, так и помогающих специалистов — иметь представление о том, что для ребенка могут означать юридические, правовые вопросы или имущественные с точки зрения его отношения к своей кровной семье, к вам, к самому себе, какие переживания у него могут быть, и как помочь ему с ними справиться. Это задача родителей.

 

ГЛАВНОЕ – АТМОСФЕРА В СЕМЬЕ

Подводя итог, скажу, что в первую очередь для ребенка важна эмоциональная атмосфера в семье и надежность отношений с родителями, а уже затем не юридическая форма устройства. Второе — в подростковом возрасте ребенок может действительно начать понимать фактическую сторону вопроса, и бывает полезно это с ним обсудить. Но даже в подростковом возрасте ребенок редко бывает объективен и все равно может винить взрослых, и тогда важно работать именно с чувствами. И самое главное, конечно, не терять этих отношений с ребенком. А также избегать ситуаций, в которых ребенок может почувствовать себя виноватым или предателем.

 

ГОВОРИТЬ ЛИ РЕБЕНКУ, ЧТО ОН – УСЫНОВЛЕННЫЙ?

С одной стороны, есть тема конфиденциальности информации, когда о вас не может быть распространена информация — допустим, о вашем месте жительства, о том, в какую школу ходит ваш ребенок. Другой вопрос — тайна усыновления как факт жизни внутри семьи. Безусловно, приоритет в решении этого вопроса всегда принадлежит родителям, и, на мой взгляд, это не зависит от формы устройства. Говорить или не говорить ребенку о том, что он приемный, должны решать его родители, потому что это их жизнь. Но, пожалуйста, помните, что решаете вы не только для себя, но и для ребенка, и у нас есть отдельные семинары про то, каковы плюсы и минусы каждой ситуации. Если коротко: что такое тайна — это когда вы не обсуждаете с ребенком тот факт, что он приемный. Тогда возникает вопрос: есть ли у вас гарантия, что ребенок никогда, ни от кого, ни в какой случайной ситуации, ни в какой момент не узнает о том, что он приемный? Со своей стороны могу сказать, что это бывает очень часто, что подростки узнают эту тайну в самое неподходящее время, в момент острого конфликта с родителями. Бывает, ребенок находит какие-то документы, потому что дети любопытные. Водичка дырочку найдет, перекрыть все дырочки сложно. И элемент случайности нельзя недооценивать. И есть элемент притягивания, потому что часто ребенок сам подсознательно что-то чувствует, это идет откуда-то из глубины его сознания, ведь память – она не только словесная, не только сознательная, остаются даже внутриутробные впечатления.

 

ЕСЛИ СОХРАНЯТЬ ТАЙНУ УСЫНОВЛЕНИЯ…

В случае замалчивания ребенок может оказываться заложником этой тайны. Во-первых, вам ему придется постоянно врать, то есть находиться в постоянном напряжении. Все возникающие несоответствия придется ему как-то объяснять… В общем, в какой-то момент получается абсурдная ситуация, когда вы сделали хорошее дело — у вас приемный ребенок, он фактически второй раз родился, благодаря вам получил возможность нормальной жизни — а вы вынуждены чувствовать себя какими-то преступниками и скрывать это, как что-то плохое. То есть, по сути, скрывая факт того, что ребенок приемный, родители решают не то, приемный он или нет, потому что ребенок приемный, и в его жизни это все уже произошло. А также не то, узнает ли сам ребенок об этом, потому что по сути это не подконтрольный родителям вопрос, поскольку очень трудно обеспечить соблюдение этой тайны. Фактически они достигают одного: ребенок остается один на один со всеми возникающими вопросами, со своими смутными подозрениями и наконец с ошеломляющей новостью, которую он может услышать в неподходящий момент от неподходящих людей. В общем, вы можете поставить ребенка под удар и оставить его одного в этой ситуации.

 

…И ЕСЛИ ЕЕ РАСКРЫТЬ

Кроме того, когда родители говорят с ребенком о факте его усыновления, у них есть приоритетное право выбирать «поле битвы», то есть они сами могут выбрать момент, и понятно, что речь идет не про разовое сообщение информации, а про то, как прорабатывать с ребенком все сопутствующие вопросы: кто мы для тебя, насколько надежны наши отношения, что это означает для твоей жизни. Также, по мере того, как ребенок растет, у него возникают новые вопросы, на которые ему обязательно нужно ответить. Эти вопросы можно обсуждать со специалистами, ответы на них есть в литературе, в интернете. Есть прекрасная книга о том, как рассказать приемному ребенку правду, и ценность этой книги состоит в том, что она написана совместно психологом и приемными родителями — родителями, которые сами прошли весь этот драматический путь — от полного закрытия факта усыновления (с имитацией беременности, привязываемыми подушками и т.д.), прошли все эти родительские драмы, все эти болезненные вопросы — а вдруг он не будет нас любить, не будет нас считать настоящими, он начнет искать этих родителей, мы нанесем ему травму, и т.д. Все эти непростые вопросы рассматриваются с большим теплом, пониманием и уважением к приемным родителям. Кроме того, у вас всегда есть возможность получить индивидуальную консультацию — когда разговаривать об этом с ребенком, как. Потому что многие любящие, ответственные родители думают, что самое подходящие время — когда ребенок пойдет в школу, в широкую социальную действительность. Но это маленькие дети относятся ко многим вопросам так, как к ним относятся родители. То есть каково отношение в семье к факту приемности, так и маленький ребенок будет к этому относиться. А когда ребенок выходит в широкую социальную действительность, на него начинают влиять окружающие, мнение социума, а в подростковом возрасте — мнение друзей.

 

КОГДА РАССКАЗАТЬ ПРАВДУ РЕБЕНКУ

Желательно, чтобы все драматические вопросы о том, что его взяли из детского дома, были бы решены пораньше, когда родители — главный авторитет для ребенка. Бывает, что если ребенок узнает о том, что он усыновленный, у него возникают подозрения: «Может быть, я плохо себя вел, и поэтому родители решили от меня отказаться и рассказывают мне, что я якобы усыновлен?» У ребенка происходит революция в сознании, и ему бывает трудно в это поверить. И они, бывает, даже сердятся на родителей, которые им об этом говорят. То есть это отдельное, непростое дело, как и в какой момент нужно сказать об этом. Но у вас есть выбор. Вы не обязаны в какой-то час «икс» сообщить об этом ребенку. То, что вы действительно обязаны — узнать по этому вопросу как можно больше и все свои страхи и родительские переживания обсудить со специалистом. А также обсудить стратегию решения проблемы — возможную реакцию ребенка, и так далее. Родительская задача — не убегать от проблемы, а решить ее и защитить своего ребенка. Потому что мы учим детей не тому, чему мы хотим их научить, а тому, что мы знаем сами. И если у родителей есть способность не бояться жизни, то и дети не будут ничего бояться, не будут агрессивными, но и не будут ничего бояться. А если родительская стратегия решения проблемы — прятаться, то ребенок будет чувствовать себя под угрозой, и кстати, ему будет трудно уважать своих родителей. Я призываю вас обдумать вопрос со всех сторон и руководствоваться в своих решениях не страхом, что это создаст проблемы, а учитывать здравый смысл и честность. Думать, что да, мне страшновато иметь с этим дело, но ради своего ребенка я рассмотрю все варианты, увижу все возможности и приму решение не на основе своего эмоционального состояния. Используйте все ресурсы — друзей, знакомых, форумы, всевозможные психологические консультации, будьте информированными. Я думаю, это защитит и вас, и вашего ребенка не только юридически, но психологически.

 

ОБРАЩАЙТЕСЬ ЗА ПОМОЩЬЮ!

Также хотим напомнить, что вы всегда можете обратиться в центр Про-мама (г. Москва) за консультацией к психологу, социальному работнику или юридической поддержкой. Если у вас какая-то кризисная ситуация, или многодетная семья, проблемы в отношениях между родителями, развод или повторный брак, когда вы фактически становитесь приемным родителем ребенку своего супруга, то возникают вопросы, которые можно и нужно обсудить со специалистами. Желаем вам удачи!

Электронный адрес, на который можно прислать вопросы: pro-mama@mail.ru

Электронная почта для юридических консультаций (в Теме письма нужно написать «для центра Про-мама»): info@karagodina.com

Телефон для записи на консультацию в центр «Про-мама» (г. Москва) +7 916 273 71 89

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *