29 декабря 2012

Елена Альшанская: «Что нам всем делать после принятия «закона Димы Яковлева»

0
7
0

Директор благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская высказала свою точку зрения по поводу «закона Димы Яковлева». Она считает, что он не может устранить корень проблемы сиротства, который заключается в отсутствии работы с семьей. Ее также беспокоит отношение государства к НКО: вместо того, чтобы на них опереться, оно держит их в «подвешенном состоянии».

Президент благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам"
Елена Альшанская

 

Конечно, никто из экспертов не ожидал, что закон с этой поправкой будет принят. Но сейчас мне кажется, что гораздо серьезнее не само принятие этой поправки, в которой всего лишь один пункт касается зарубежного усыновления, а то, что будет дальше.

Проблема в том, что связи с этим возникла судорожная активность на тему того, что теперь нужно менять положение детей-сирот, потому что, приняв эту поправку, было бы стыдно теперь оставить их в таких условиях, в которых они живут. Но то, что сейчас делают чиновники в связи с принятием этой поправки, не связано с профессиональным пониманием проблемы. Нет анализа, нет общественной экспертизы. Недавно я встречалась с представителями Госдумы: им сказали быстро найти любые законы на «детскую» тему и что-нибудь попринимать в экстренном порядке. Таким образом, люди, не разбираясь в теме и не обладая достаточным количеством времени, чтобы ее изучить, пытаются совершать какие-то законодательные действия.

В чем на самом деле проблема

Проблема с сиротством одна, как у нас, так и во всем мире. Она называется «семейное неблагополучие». Ситуацию с детьми-сиротами может изменить только работа с семьей и ни что иное.

Сейчас же дети сироты видятся «материализовавшимися» откуда-то в детских домах, и эти представления кочуют по СМИ, проскальзывают в высказываниях лиц, занимающих руководящие должности и так далее. В итоге общая картина ситуации выстраивается совершенно неверно. Люди начинают думать, что главное этих 52 или 126 тысяч сирот быстро куда-то устроить, и мы этим проблему решим. Но проблема таким образом не будет решена ни на йоту, так как на месте этих 126 тысяч устроенных детей на следующий день окажутся новые. Но тогда к этому уже не будет такого внимания СМИ, и ситуация останется неизменной.

Кроме того, материальное стимулирование, эта форма помощи принимающим семьям, является далеко не самой важной и не самой хорошей.

Я согласна с тем, что в нашей стране материальная стимуляция должна быть в каждой семье с ребенком, с кровным или с некровным. Однако есть виды помощи, которые важнее. Например, развитие инфраструктуры. Я верю, что для тех же 52 детей-инвалидов, за устройством которых теперь следит президент, можно найти родителей в России, особенно если за каждым из детей закрепить квартиру. Но после того, как родители возьмут ребенка с инвалидностью, нужно, чтобы он рос и развивался, а для этого ему нужно огромное количество всего.

Допустим ребенка с тяжелой степенью умственной отсталости, или ДЦП, или синдромом Дауна усыновляет семья из города Торопец. На месте выяснится, что нет ни дошкольного ни школьного образовательного учебного заведения, которое этого ребенка готово принять, кроме того же интерната, который расположен за 250 км от места, где живет семья. Родители не смогут каждый день привозить и увозить ребенка туда, поэтому будут вынуждены сдать его в интернат, для того, чтобы он реализовал свои образовательные права. Сложно может быть даже просто выйти погулять, так как даже в Москве пандус бывает сделан в виде спуска из подъезда, после которого нет спуска на асфальт, то есть выехал из подъезда – сиди на месте.

Таким образом, даже если семья, усыновляя ребенка, получает миллион рублей, она не может на эти деньги построить детский сад, куда примут ее ребенка, организовать грамотную реабилитационную и медицинскую помощь ребенку, и перестроить все дороги в городе.

Для того, чтобы говорить о том, что мы действительно готовы решать эту проблему, мы должны понять, почему получается так, что у нас такой объем семей находится в состоянии неблагополучия, а отнятые дети каждый год попадают в интернатные учреждения; почему их оставляют и не забирают обратно. Без этой работы все остальное – это популизм в чистом виде.

Что надо сделать

Самое первое, что нужно сделать, — это изменить целеполагание работы всех систем, которые занимаются ребенком. Главной целью должно стать сохранение ребенка в кровной семье.

На это должны быть брошены силы всех служб и ведомств: образование, социальная защита, опека… Они должны отчитываться по этой работе, и эта задача не должна сниматься никогда. Но на настоящий момент эта задача ни в одном месте не прописана и ни перед одной службой не стоит. Перед ними стоят задачи: устроить ребенка в новую семью или учреждение, защитить его права, если они нарушаются, но семья кровная исчезает из этой цепочки. Если ребенок ушел из семьи, то обратно он вернуться уже не может.

Нам нужно полностью переориентировать систему, чтобы, прежде всего, сохранять семью. Если это невозможно и требуется длительный срок работы с семьей, то ребенок должен быть размещен во временную принимающую семью.

Чем еще опасен новый закон

В поправке к закону также есть часть о запрете на работу в НКО России иностранцев. При этом у нас есть организация «Перспективы», которая помогает инвалидам и делает огромную работу. Ее возглавляет Денис Роза, которая родом из США. Может ли она попасть под это законодательство, несмотря на то, что живет здесь много лет? Да. Стоит лишь ей стать кому-то неудобной.

У нас появляется много законов, нечетких по своим формулировкам, которые ставят НКО в очень неустойчивое положение. При этом и президент, и премьер говорят о том, как важно у нас развитие гражданского общества, которое, прежде всего, и представляет собой общественный сектор, состоящий из объединений граждан. То есть с одной стороны говорят, что развитие общества важно, с другой стороны, ты понимаешь, что твою организацию могут в любой момент закрыть, выехав за пределы РФ и оттуда положив рубль на твой счет в банке.

Хотя именно НКО за незначительные деньги готовы делать большую социальную работу. Такое ощущение, что нас не просто не оценили, а что к нам относятся как к врагам, тогда как мы та сила, на которую надо опереться.

Беседовала Марина Глазкова.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *