Со вступлением в силу нового закона, который обязывает будущих усыновителей и опекунов проходить обязательную подготовку, в нашем благотворительном фонде все чаще раздаются телефонные звонки примерно такого содержания: «Мы собрали уже все документы, а теперь нам говорят, что без сертификата об окончании школы приемных родителей мы не сможем усыновить ребенка… Это можно как-нибудь обойти? Может, можно кому-то заплатить, или экстерном, например?»

shkola

 

Если такой разговор услышит человек, не знакомый глубоко с проблемами российского семейного устройства детей-сирот, у него в голове моментально добавятся новые штрихи к мифу о том, что принять в семью ребенка из детдома – это безумно хлопотно, долго и дорого. Вот еще на два месяца увеличивается срок, отделяющий конкретных будущих родителей от конкретного ребенка. И все «благодаря» новому закону…

На самом деле, школа приемных родителей – дело безусловно полезное. Как говорят руководители московских ШПР, работающих уже почти 10 лет, около четверти слушателей школ на выходе принимают решение, что не нужно им приемное родительство. И это очень хороший результат – в течение одного только года это многие сотни детских судеб, которые могли бы быть искалечены возвратом из семьи в сиротское учреждение.

Кроме того, погрузившись в тему на время обучения, выпускники ШПР часто обнаруживают в себе ресурсы принять в семью не только голубоглазого беспроблемного младенца, а и ребенка постарше и посложнее, что, разумеется, тоже очень хорошо. Более того, те родители, которые подошли к вопросу серьезно, проходили обучение добровольно, хотя их никто не заставлял. И хотя это не гарантировало абсолютно безоблачного периода адаптации, через который проходят практически все новоиспеченные приемные родители и их дети, они были как минимум готовы к очень специфическим сложностям, настигающим семью в первые месяцы после появления приемного ребенка. Усыновив первого ребенка, я отчаянно жалела, что не прошла ШПР – многих проблем попросту бы не было.

В общем, сплошная польза от ШПР, и как было бы здорово, чтобы все будущие родители там обучались… и вот тут включаются множественные «но», из-за которых благая идея превращается местами в препон, местами – в профанацию, и по итогам года явно будет видно падение показателей по семейному устройству в последние 4 месяца текущего года.

Первое «но» – это отсутствие достаточного количества школ. Даже в Москве, где их больше, чем где бы то ни было, пойти записаться и сразу начать учиться невозможно. А начать обучение летом, до принятия закона – чтобы в начале осени уже стать приемным родителем – было невозможно, потому что единую программу подготовки Минобрнауки утвердил только в середине сентября.

Второе «но» – это кадровый вопрос. Открыть-то ШПР в достаточном количестве можно, но кто будет их вести? Где взять столько специалистов – психологов и юристов, да еще и не просто грамотных, а знакомых именно со спецификой приемного родительства? Многие уже состоявшиеся приемные родители признаются, что не обращались за психологической помощью в сложный адаптационный период только потому, что встречали со стороны «просто психологов» неадекватное отношение к самому факту появления у них некровного ребенка, слышали бестактные высказывания, непрошеные советы «сделать ЭКО вместо того, чтобы брать в семью ребенка с «испорченными» генами»…

И, наконец, третье «но» – непродуманность самого закона. От прохождения обязательной подготовки освобождены некоторые категории граждан – те, кто уже является усыновителем или опекуном, а также кровные родственники детей, оставшихся без попечения родителей, которые выразили желание забрать ребенка.

В отношении первой категории в законе заложена чудовищная несправедливость. Если человек является усыновителем и хочет принять еще одного ребенка, но не усыновлять, а взять под опеку (иногда ребенка просто нельзя усыновить из-за обстоятельств его «прошлой жизни»!) — то он должен проходить подготовку. Или если ребенок несколько лет живет в семье под опекой, и опекуны приняли решение его усыновить – им тоже придется учиться. Почему, зачем? Два месяца занятий в данном случае ничего не добавят к родительской компетенции, но лишат ребенка мамы и папы на несколько вечеров в неделю. А персональное внимание в огромных количествах – это первое и главное, что получает ребенок дома, и ему его отчаянно не хватает, даже если новые родители посвящают ему все свое время.

Каждый, кто близко знаком хотя бы с одной принимающей семьей, даже не задумывается о том, на основании каких законов и документов ребенок сейчас с мамой и папой. Любовь, забота, защита интересов – не зависят от формы принятия ребенка в семью.

А вторая «льготная» категория – это группа риска. Большинство возвратов детей из новых семей происходит как раз из семей родственников. Почему-то считается, что если «кровиночка» — то все проблемы разрешатся сами собой. И в голову никому не приходит, что кровным родственникам надо чему-то учиться, чтобы взять в семью ребенка одной с ними крови…

В отличие от «посторонних граждан, желающих принять ребенка в семью», родственники (за редким исключением) не пойдут к психологу ни с собственными проблемами адаптации, ни по поводу травмы ребенка. Им вообще не придет в голову, что «приемная семья» — это имеет к ним хоть какое-то отношение. Хочется надеяться, что в будущем закон будет усовершенствован с тем, чтобы больше учитывать наши реалии, и к его созданию привлекут квалифицированных консультантов из числа специалистов по семейному устройству, которые способны предвидеть отдаленные последствия исполнения новых законов.

Милосердие.RU

Колонка подготовлена при содействии фонда «Измени одну жизнь»

Материалы по теме:

2 коммент. к записи “Школы приемных родителей: кого и зачем они учат

  1. Что за вранье про «не поступить в школу»??? Направление туда не нужно

  2. «А вторая «льготная» категория – это группа риска. Большинство возвратов детей из новых семей происходит как раз из семей родственников. Почему-то считается, что если «кровиночка» — то все проблемы разрешатся сами собой. И в голову никому не приходит, что кровным родственникам надо чему-то учиться, чтобы взять в семью ребенка одной с ними крови…»
    Гениально! ) То есть, ставить родственников перед условием — или вы бросите работу (потому что в ваши ШПРы никакой работодатель не отпустит!) или ваша племянница пойдёт на усыновление совершенно чужим людям!

    Кстати, о полезности ШПР — прежде чем вводить его и лишать людей возможности усыновления, надо было всё продумать! 2 года прошло, а в школу так и не поступить! Они + ко всему ещё требуют направление из опеки, до которой лично мне ехать 3 часа в одну сторону. Ваши законы лишили меня возможности усыновить, но вам же пофигу (

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *