Марина Глазкова
Марина Глазкова 26 ноября 2012

Елизавета Николаева: Эта девочка была предопределена мне судьбой

0
28
0

Елизавета Николаева взяла под опеку маленькую Свету из детдома в Полевском Свердловской области, когда той было шесть лет. В течение трех лет мечтала завести ребенка, но никак не получалось. А чуть больше, чем через год после этого в семье появился собственный ребенок. Сейчас оба малыша приносят радость родителям.

mother_daughter

— Елизавета, как вы пришли к решению об опеке? Видите ли вы в этом какое-то предопределение судьбы?

— Когда я училась в институте, на турбазе познакомилась с фотографом, который много занимался темой сиротства. У нас, в Екатеринбурге, он делал выставки на эту тему. И там были фотографии из того дома ребенка, откуда позже мы взяли нашу дочку. Этот человек увидел, что я люблю и умею общаться с детьми, и предложил мне поработать в детдоме волонтером, поскольку там не хватает нянечек. Волонтеров там действительно ждали: не хватало рук даже, чтобы выводить детей на прогулку. Там я и познакомилась со Светой.

Тогда еще я не ощутила ясно, что эта девочка – моя судьба, там было очень много симпатичных детей. У Светы была подружка Эля, которую пиарили на местном сайте с разрешения опеки. Она очень понравилась одной моей подруге из Москвы, Маше. Но в определенный момент у Маши возникли жизненные проблемы, из-за которых она долгое время не могла эту девочку взять.

Тогда у меня возникла мысль: «Если она возьмет эту девочку, то я возьму Светку». Эта уверенность, которая родилась во мне, была для меня самой неожиданной.  Тогда я даже еще не была замужем.

Да, мне кажется, в этом было какое-то предопределение судьбы. Потом случилось так, что в 2011 году подруга взяла Элю, я — Свету, и через три месяца я забеременела, а через два месяца она поняла, что ждет ребенка. У нас у обеих девочки, и ей совсем скоро рожать. А у меня предварительная дата родов совпала с нашим со Светой «днем аиста».

— Как вы оцениваете дом ребенка, в котором изначально вы познакомились с вашей дочерью? Детский дом,  в котором она потом воспитывалась?

— Могло бы быть и лучше. На самом деле таких детдомов, в который перевели Свету позже, совсем мало. Она оказалась в городе Полевском, на его окраине, на свежем воздухе. Детдом находился практически за городом. Там совершенно замечательный директор, которая постоянно достает средства на детский дом, выигрывает гранты. Дети участвуют во всех возможных конкурсах: поэтических, интеллектуальных, в соревнованиях по бальным танцам и везде занимают места. У Светки в группе были все мыслимые и немыслимые игрушки, у старших есть тренажеры, компьютеры. У всех очень красивые комнаты.

А что касается первого дома ребенка, то дети не получали достаточного внимания. Из-за этого у Светы возникли задержки развития.

В 3,5 года она не умела жевать твердую пищу и почти не говорила. 

Несмотря на то, что в Полевском ее потом сильно выхаживали, задержки развития остались и до шести лет. Однако сейчас мы сняли почти все, хотя словарный запас до сих пор страдает. В 6 лет она не умела рисовать, не знала буквы и цифры.

— Как восприняли решение взять ребенка в семью ваши с мужем родители?

Наши с мужем родители не очень обрадовались нашему решению. Родителей мужа мы просто поставили перед фактом, рассказали им о Свете уже спустя два месяца, как она появилась у нас. Мои родители были против, говорили, что хотят своих внуков, хотя мы прожили в браке 3,5 года, и у нас не было детей.  Но сейчас мои родители очень любят Свету.

— Вы рассказывали, что Света – непростой ребенок в плане диагнозов. Какие меры вам пришлось принимать для преодоления этих сложностей?

— У Светы было достаточно много диагнозов, с которыми нам пришлось побороться. У нее была угроза операции пупочной грыжи, но нам удалось ее избежать. Мы качали пресс, каждый день делали массаж пупка, и все утянулось до такого размера, что в операции больше не было надобности. К тому же у нее были хронические заболевания и несколько речевых диагнозов.

У нее не были поставлены многие звуки, были проблемы с общим словарным запасом. Целый год мы ходили к логопеду-дефектологу, которая нам очень помогла. Сейчас Света понятно говорит, и все звуки у нее есть. 

— Как проходила ее адаптация к жизни с вами? Как переживали собственную адаптацию вы с мужем?

— Я бы не сказала, что у нас была сложная адаптация – золотой ребенок нам достался. Хотя первый месяц она, бывало, плакала, минут по 10 каждый день, плакала без видимой причины. Я ей говорю: «Давай я заплету тебе на ночь косичку!» А она: «Нет, не надо мне косичку!» — и истерика на 10 минут. На следующий день она требует косичку и снова плачет по этому поводу. Видимо, у нее был перегруз впечатлений. Она ведь до этого жила в четырех стенах, а, попав к нам, она сразу окунулась в занятия, в поездки – не удалось нам дома отсидеться.

Вначале я пыталась ее утешать или быть строгой, потом я поняла, что что бы я ни делала, это будет бесполезно. 10 минут истерики каждый день было в какой-то период нормой, потом это прекратилось.

Мне было трудно то, что первое время я практически перестала встречаться с друзьями. Но сейчас мои подруги рожают, и жизнь у них тоже меняется.

Но успехи Светы радуют нас больше всего на свете. Недавно она была на соревнованиях по бальным танцам и заняла второе место. Мы видим, как она меняется на глазах.

Раньше были поведенческие моменты, которые нам с мужем не нравились, а сейчас она – почти идеальный ребенок.

По просьбе героев все имена изменены.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *