15 ноября 2012

Министр образования сообщил о резком сокращении числа сирот

0
3
0

Министр образования Дмитрий Ливанов 14 ноября отчитался перед депутатами Госдумы, и, перечисляя главные победы ведомства, заявил, что в России за пять лет на 51 тысячу (или 29%) уменьшилось число детей в государственном банке данных о детях-сиротах. Корреспондент фонда «Измени одну жизнь» разбирался, действительно ли все так хорошо с устройством детей-сирот и как правильно понимать приведенные чиновником цифры.

910750780

Министр Ливанов идет отчитываться перед депутатами. Фото ria.ru

Такая разная статистика

На сегодняшний день в базе данных, на которую сослался министр около 118 тыс. анкет детей, которые ждут семейного устройства, что плюс-минус несколько тысяч соответствует приведенным министром данным.

Интересно, что министр выбрал именно эту форму подачи информации — наверное, потому что она самая впечатляющая. 29 процентов за пять лет!

Создается впечатление, что граждане нашей страны начали активнее усыновлять и брать на другие формы обеспечения детей-сирот. Думаю, что не разбирающиеся в вопросе депутаты именно так и подумали. Однако скажу банальность, но цифры: вещь лукавая. А уж когда чиновник представляет только часть из них, сразу вкрадывается подозрение, что стоит поискать что-то еще.

Прежде всего, стоит отметить, что точных статистических данных в области учета безнадзорных детей мало. Согласно докладу, проведенному в конце 2011 года независимыми экспертами, данные приводимые разными ведомствами и благотворителями, разнятся примерно в полтора-два раза.

О чем говорит количество анкет

Впрочем, количество анкет в базе данных Минобра — вещь вполне определенная. Только вот о чем эта цифра говорит на самом деле? О тех детях, которые находятся на попечении государства и ожидают семейного устройства. Но она вовсе не свидетельствует о росте этого самого семейного устройства.

В 2006 году (5 лет назад), по данным Минобра, в семьи на разные формы попечения было передано около 85 тыс. детей, а в отчетном 2011-м — только 67 тысяч. Эти данные господин Ливанов почему-то не привел.

Как и не привел данные по количеству отказов от ранее взятых в семью детей. «Два года назад Госдума приняла закон, касающийся детей-сирот, и с тех пор почти в два раза выросло количество возвратов из приемных семей̆ в детские дома. Специалисты считают это гуманитарным ударом по детям: сначала свои родители отказались от них, а потом и приемные», — подчеркивала Елена Мизулина, председатель профильного комитета Госдумы 22 апреля 2010 года. За последние два года в детские учреждения вернулись около 30 тыс. детей, уточняет радиостанция «Эхо Москвы».

В основном возвращают родственники-опекуны, гораздо реже — усыновители. «Интересно что, семьи усыновителей̆, как выясняется, наоборот, все реже возвращают детей, и, за последние 5 лет, количество возвратов упало в два раза. Приемные же семьи никогда не обладали стабильностью, а простая опека, и особенно родственная опека и есть те семьи, которые начали возвращать детей», — отмечается в независимом докладе.

Что означают слова министра

Тогда откуда взялись эти искомые 50 тысяч, о которых с такой гордостью отчитывался Ливанов?

В России, по данным, приведенным на днях вице-премьером по социальным вопросам Ольгой Голодец, на 2006 год (снова те самые 5 лет назад) было около 700 тыс. сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В 2011, по ее же данным — 633 тысячи. Впрочем, по данным Минобра, их около 655. Разница в 12 тысяч за 2011 год, как я уже отметила выше, выглядит еще не такой серьезной, как другие, но в среднем получаются как раз 50 тысяч.

Эту же цифру подтверждают и данные Минобразования по ежегодному выявлению сирот и детей, оставленных без попечения родителей. В 2006 году их было около 127 тысяч, а вот 2011 — всего 82 тысячи.

Казалось бы, все сходится, и здесь мы тоже можем увидеть позитив, столь необходимый новому министру образования: брать в семьи детей стали меньше, но и количество сирот же сократилось, и даже больше в процентном отношении, чем усыновителей!

Однако рано становится оптимистами. Сокращения выявленных сирот и безнадзорных детей говорит, скорее, не об их уменьшении, а об ухудшении работы органов опеки.

Дело в том, что, согласно приведенному выше независимому докладу, количество сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, например, на 2007 год по оценкам, например, Российского детского фонда, достигает миллиона (при цифре 700 тыс., которую приводит Минобр). При такой погрешности в полтора раза уменьшение на 50 тысяч в официальной статистике не говорит нам ничего. То ли детей, в самом деле, меньше выявили, то ли выявленных плохо посчитали…

Отчего зависят эти цифры

Впрочем, я, скорее, склоняюсь к первой версии. Дело в том, что количество  признанных сирот в той или иной степени зависит от количества безнадзорных и беспризорных детей.

Однако, как отмечают авторы независимого доклада, «отсутствие четкого определения степени утраты контроля над поведением ребенка для признания его безнадзорным, а также формализованной процедуры установления безнадзорности, порядка учета безнадзорных и единого органа, ведущего учет, приводят к тому, что число безнадзорных детей является крайне недостоверным показателем».

В итоге, например, на 2007 год, по данным Минобра, таких детей было от 2-2,5 млн, а по оценкам Совета Федерации, прокуратуры и независимых экспертов — 3-4 млн.

При общей численности несовршеннолетнего населения на этот период (по разным данным 27-30 млн) — это впечатляющая цифра.

В России каждый десятый ребенок является потенциальным клиентом Банка данных, на который ссылается министр. Поэтому при таких цифрах 50-тысячное уменьшение количества анкет в этой базе данных не говорит ни о чем, кроме как о качестве работы органов опеки, министерства образования и статистических органов.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *