Министерство образования вводит со следующего года обязательные тесты для потенциальных приемных родителей в нескольких регионах. Если эксперимент признают удачным, эту практику распространят повсеместно. Об этом сообщила газета «Известия». Корреспондент фонда «Измени одну жизнь» выяснял, из чего будет состоять тестирование, чего опасаются родители в связи с нововведением, и почему эксперты видят в тестах больше положительных сторон, чем отрицательных.

photos0-800x600a1r_preview

 

Личная история

Забирать трехлетнего Мишу пришли во всем красивом: Зоя Ивановна в красном отороченном чернобуркой пальто, Константин Павлович в добротном коричневом габардине и широкополой модной шляпе. Миша, один из потерявших родителей пассажиров разбитого бомбой эшелона с комсомольцами Прибалтики, был их последним шансом завести ребенка: за десять лет брака своих детей у пары не появилось.

Подавая документы на усыновление, боялись: не вполне благонадежная биография (приемный папа полгода служил телеграфистом в штабе Антона Деникина) могла повлиять на решение комиссии. Но обошлось: по военному времени на такие вещи внимания почти не обращали, были бы люди хорошие и непьющие.

Это было в городе Горьком поздней осенью 1941 года, и усыновленным мальчиком Мишей был мой отец. Неизвестно, как сложилась бы его судьба, если бы приемным родителям перед усыновлением требовалось бы проходить тестирование, внедрить которое предлагают сегодня в Минобрнауки. По словам чиновников, это делается ради предотвращения проблем, возникающих с приемными детьми после устройства в семьи «замещающих» родителей.

Сдать экзамен на приемных родителей

Само по себе тестирование разработано вполне профессиональной командой и достаточно продумано. Уже известно, чтоотбор приемных родителей будет проходить в четыре этапа:

1. Семья проходит структурированное интервью, предназначенное для отсеивания явно неподходящих кандидатов;

2. Выявление психопатологий и аддикций (алкоголизм, наркомания, склонность к насилию и т. д.);

3. Общая оценка социально-психологического состояния и выявление сильных сторон у кандидата и семьи в целом;

4. Определение, подойдет ли эта приемная семьям конкретному ребенку.

Психологическое заключение, которое выдается в результате такого теста, и предполагается сделать важнейшим документом среди подаваемых «соискателями» приемных детей.

Уже разработан пакет методик и алгоритм проведения тестирования, рассказала «Известиям» международный эксперт по защите детей и главный разработчик данной программы Галина Семья из Центра развития социальных проектов. Вскоре в нескольких пилотных регионах (пока не уточняется, каких) тестирование начнут предлагать приемным родителям как добровольное — так пройдет апробация этой технологии. После подтверждения надежности данной технологии будет поставлен вопрос внедрения во всех регионах.

Соединив это тестирование с обязательным же обучением приемных родителей, в Минобрнауки надеются с вести к минимуму возможные неудачи.

Согласно статистике министерства, в России ежегодно отменяется более 8 тыс. решений о передаче ребенка на воспитание в семью. В прошлом году эта цифра составила 6677 (из них 6563 — опекаемые, в том числе 1540 — из приемных семей, 55 — из патронатных семей, 114 — усыновленные), из них более 4600 решений отменено по инициативе замещающих родителей (то есть — возврат ребенка в детский дом), более 800 — в связи с ненадлежащим выполнением ими своих обязанностей по воспитанию детей, 33 — по причине жестокого обращения с детьми.

Почему родители опасаются тестов

При этом сами приемные родители зачастую напуганы возможным нововведением. «Не могу утверждать, что я прошла бы это тестирование успешно», — сомневается москвичка Ирина Краева, три года назад удочерившая 12-летнюю Катю. Сейчас девочке 15, родной дочери Ирины Свете 11, «полет», как говорят в таких случаях, «нормальный». Однако кто знает, как среагировали бы тесты на некоторые особенности семьи — например, на то, что все в этом доме предпочитают спать не на кроватях, а на расстеленных по полу матрацах? Или на вегетарианство?

«Сейчас такие вещи — вопрос личного усмотрения сотрудника опеки, который, увидев адекватную обстановку в семье, разрешит усыновление и в таком несандартном случае, а если критерии будут формализованы в виде теста, разрешивший усыновление сотрудник опеки станет нарушителем», беспокоится Ирина. Впрочем, как заверяет Галина Семья, последнее слово все равно будет оставаться за психологом, проводящим собеседование с претендентом.

Мнение экспертов

С опасениями родителей до некоторой степени согласны и разработчики программы.

Так, один из руководителей-разработчиков теста старший научный сотрудник Института психологии РАН Александр Махначподчеркивает: необходимо, чтобы такое сильное и потенциально полезное средство, как тестирование, было в правильных руках, которые управляются умной головой. Если неумело пользоваться этим инструментом, это повлечет за собой непредсказуемые последствия, скоропалительные решения и искалеченные судьбы детей и кандидатов в приемные родители.

Нужна крайняя тектичность и осторожность, согласен столичный уполномоченный по правам ребенка Евгений Бунимович. Впрочем, пользы от тестирования все же больше, чем потенциального вреда, говорит эксперт: «Это лучше, чем после неудачного усыновления ребенка возвращают».

Но при внедрении тестирования Минобрнауки наверняка столкнется с той же проблемой, которая уже была озвучена психологами в связи с проектом социального патроната. В России, особенно в провинциальных регионах, просто нет нужного для грамотной работы количества квалифицированных психологов.