Как обстоят дела с усыновлением на Западе? Какая из проблем считается наиболее острой и актуальной, на примере Великобритании в этом разбирался корреспондент фонда «Измени одну жизнь».

blackwhite

Кто кого обвиняет

Политики Великобритании в последнее время все чаще обвиняют социальные службы в том, что те слишком сильно стараются подобрать соответствующих родителей по расе ребенку, а также создают проволочки из-за формальных критериев. Из-за этого многие сироты не только африканского и азиатского, но и европейского происхождения не могут найти настоящую любящую семью; они обречены проживать в фостерных семьях или в приютах до наступления совершеннолетия.

В скором времени в Палате Лордов будут слушаться жалобы о том, что политики используют критику в адрес социальных служб для собственных политических целей. Представители Британской ассоциации социальных работников считают, что политики, собирая популистские дивиденды, не несут реальной ответственности за свои слова и действия. При этом недооценивается та сложность, с которой сталкиваются семьи с приемными детьми другой расы, учитывая процветание стереотипов в обществе.

Премьер-министр Девид Кэмерон недавно высказывался о том, что социальные службы слишком затягивают и формализуют процесс усыновления. По его мнению, нужно предъявлять потенциальным усыновителям меньше бессмысленных бюрократических требований, как это делают британские чиновники.

Проблемный контингент здесь составляют не только дети африканского и другого происхождения, но дети с диагнозами, сиблинги (родные братья и сестры), а также относительно взрослые дети. Высказываются даже мнения о том, что нужно разлучать сиблингов в фостерных семьях, если это повысит их шансы обрести родителей.

Межрасовые дочери

Темнокожая жительница Лондона Мерелин Эллис, которая воспитывалась в фостерной семье с родителями европейского происхождения в течение 18 лет, утверждает, что не стоит смотреть на этот вопрос сквозь розовые очки. По ее мнению, невозможно не сталкиваться с проблемами в обществе, которое еще имеет и четкий пункт насчет расы и культуры. “Мои родители сделали все, что в их силах, но есть такие особенные вещи, которые происходят и подрывают твое доверие. Что я на самом деле помню, так это одиночество от непонимания”, – рассказала она газете Thе Guardian.

Другой взгляд показывает ныне 40-летняя Джо Боннетт, темнокожий офицер полиции. Она была удочерена родителями-англичанами белой расы. По ее мнению, преимущества перевешивают недостатки.

“Я не нахожу этот опыт негативным, – говорит она, – по-моему, мне очень повезло. У меня был старший брат, который был их родным сыном, было великолепное детство и фантастические друзья. Проблемы начались после 17 лет. Но когда ты подходишь к этому возрасту и ты воспитываешься в любящем доме, ты достаточно силен перед расизмом или любыми другими препятствиями, которые стоят перед тобой”, – говорит она.

Боннетт со своим нынешним мужем европейского происхождения пыталась усыновить афробританского ребенка, но им было сказано, что ребенок должен быть смешанной расы. По ее мнению, это нелепо. “Я не думаю, что раса имеет значение в усыновлении, если у тебя есть любящие родители и все, что нужно ребенку”, – подтверждает она аргументацию министров, критикующих британские службы.

Дефицит воспитателей и негативная статистика

Учитывая особенности британской системы, где в основном вместо детских домов используются фостерные (профессионалньные) семьи, возникает такая сложность, как постоянный недостаток фостерных родителей и, как следствие, их низкий профессиональный уровень. Заложниками этой системы становятся дети, которым приходится подстраиваться под какие-то случайные обстоятельства, а также оказываться в группе риска.

Один из четырех детей в государственной системе заботы (т.е. воспитанник фостерной семьи) не получает никакого уведомления о переселении в новое место или к новым воспитателям. При этом в 55% случаев предупреждение о переезде дети получают за неделю. Кроме того, 73% сиблингов (родных братьев и сестер) живут в разных домах, то есть их разлучают. Эти данные выявило исследование 2011 года, в котором участвовали 1870 детей из фостерных семей. Улучшить эту систему непросто, поскольку профессиональных воспитателей в стране не хватает, хотя зарплата такого воспитателя в среднем составляет 380 фунтов стерлингов на ребенка в неделю. Социальная реклама тоже не помогает призвать достаточно желающих.

При этом, согласно данным газеты The Independent, опубликованным в сентябре 2012 года, за год около 30 тыс. детей попало в госсистему. Всего 67 тыс. несовершеннолетних были на попечении государства с начала года до марта, приводит статистику департамент образования. По сравнению с 2008 годом цифра увеличилась на 13%, что частично связано с рекомендацией социальным службам забирать больше детей из семей.

Такая рекомендация появилась из-за истории, произошедшей с погибшим в 2007 году младенцем, которого вовремя не забрали соцработники из дома матери-наркоманки, отчима-садиста-живодера и квартиранта-педофила. И все это несмотря на десятки визитов соцслужб и несколько случаев попадания в больницу с якобы случайными травмами.

Правда, в то же время увеличилось количество усыновлений: за 12 месяцев до марта 2012 года более 3 тыс. детей обрели постоянные семьи, что на 12% больше, чем за год до этого – наилучший показатель с 2007 года.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *