Принятый недавно Госдумой в первом чтении законопроект предусматривает введение «социального патроната» — нового для России метода работы органов опеки с проблемными, по мнению государства, семьями. Общественники бьют тревогу, заявляя о грядущем разгуле ювенальной юстиции. Что же на самом деле предусмотрено в новом законопроекте и как это отразится на родителях и детях, разбирался корреспондент «Измени одну жизнь».

semya2

Закон о социальном патронате может затронуть многие российские семьи. Фото http://www.pravmir.ru

Законопроект состоит из многочисленных поправок в действующее законодательство. Ключевые изменения вносятся в федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Их мы и будем анализировать.

Что изменится

В действующей редакции закона опека вмешивалась в дела семьи лишь после случаев «жестокого обращения» с детьми. Теперь будет иметь право и тогда, когда родители «создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие их нормальному воспитанию и развитию».

В этом же законе дается развернутое определение грядущего социального патроната. Это «форма осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье, находящейся в социально опасном положении, социально-педагогической, медико-психологической помощи, помощи в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего».

Отметим, что более конкретных законов, регламентирующих критерии опасности и методы работы, пока не существует. То есть закон в случае принятия требует уточнения подзаконными актами.

Подробнее социальный патронат описан в статье 82, добавляемой в этот же закон.

Инициировать процедуру могут как сами родители (либо один из них — это важно в случае разведенных семей), так и непосредственно ребенок в возрасте от 10 лет. Если такое заявление поступило, в доме проводится обследование органами опеки (все — только с согласия родителей, подчеркивается в законе). По результатам обследования составляется акт, на основании которого органы и принимают решение — установить социальный патронат, признать семью нормальной либо инициировать лишение родителей их прав. Осуществлять патронат будут те же госорганы опеки и попечительства.

Максимальный срок, на который можно назначить социальный патронат — два года. После этого, если положение остается угрожающим, предлагается инициировать лишение прав родителей ребенка.

«За» и «против». Мнения экспертов

«Замысел в целом хороший и проверенный зарубежным опытом, — констатирует руководитель общественной организации «Право ребенка», член Общественной палаты Борис Альтшулер. — Однако есть три опасения, которые можно сформулировать черномырдинским «Хотели как лучше, получилось как всегда».

1. Новый законопроект повторяет расплывчатые формулировки, введенные еще в Семейный кодекс РФ в 2008 году. Именно тогда появилась фраза об обязанностях родителей обеспечивать ребенку «нормальное» развитие, отмечает эксперт. Понятие «нормы» абсолютно не поддается точному определению, говорит общественник.

2. Социальный патронат отдается на откуп органам опеки и попечительства. Между тем, по мнению Бориса Альтшуллера, эти органы всей предыдущей практикой работы показали, что они приспособлены скорее к отлучению детей от семьи, чем к спасению проблемных семей. Соответственно, спасать и реабилитировать большинство сотрудников органов опеки не умеют. И думать, что к новому году они в массовом порядке этому обучатся, несколько наивно, полагает Альтшулер.

3. В законодательстве теперь прописывается прямой материальный стимул для органов опеки к тому, чтобы признавать семьи проблемными. На мероприятия, связанные с социальным патронатом, государство планирует выделять по 250 тыс. рублей на каждую семью ежегодно, распоряжаться ими будут те же органы опеки. Это, по мнению Альтшулера, прямой резон «хватать» побольше семей и записывать скопом в неблагополучные — под угрозой отобрания детей.

В некоторых случаях возможность органов опеки вмешиваться немедленно — большое благо, признает психолог Людмила Петрановская.

Функции «социального патроната» в более традиционном обществе, по ее словам, выполняли соседи, родственники, община. В ситуации разрушения социальной ткани они больше не могут подстраховать семью в кризисе, потому это должно делать государство с помощью специальных хелперских служб. Это лучше, считает психолог, чем нынешняя ситуация, когда у опеки нет практически никаких способов и ресурсов помощи семье, кроме бесед, а потом сразу отобрания.

Однако, отмечает Петрановская, главная проблема в том, что хелперов, умеющих обращаться с проблемными семьями, практически нет. Без них же нововведения могут оказаться опасными. «Так что, вполне поддерживая идею социального патроната как такового, я вполне понимаю народ, который орет от ужаса», — говорит психолог.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *