9 октября 2012

Вячеслав Таран: «Приемный ребенок стал катализатором любви»

0
9
0

Вячеслав Таран — успешный бизнесмен, председатель совета директоров группы компаний FOREX CLUB. Он — ответственный благотворитель, учредитель фонда «Измени одну жизнь», который занимается семейным устройством сирот. А еще он сам усыновитель — прошел всю эту процедуру минувшей весной. На себе проверил, как работает государственная система.

О личном опыте, о ключевых проблемах в сфере усыновления, а также о том, как эти проблемы будет решать фонд «Измени одну жизнь», — в интервью Вячеслава Тарана.

Успешный опыт усыновления детей-сирот
Вячеслав Таран

 

— Как вам пришла мысль усыновить ребенка?

— Мы с женой размышляли об этом много лет. Размышляли и вместе, и независимо друг от друга, подходили к вопросу с разной степенью решимости. Решающим стало рождение второй дочери, когда мне было уже сорок лет. Я понял, как же это прекрасно, интересно и увлекательно воспитывать ребенка. Рождение первой дочки, которая старше младшей на 19 лет, не произвело на меня такого сильного впечатления, все-таки тогда я был слишком молод, у меня не было времени на такое общение, я был увлечен бизнесом.

Теперь и времени стало больше, а главное, я испытываю огромное удовольствие от общения с детьми. Появление в семье еще одного ребенка выглядело очень гармоничным. Есть еще один момент, который для меня важен. Если я делаю какое-то дело, то я сам пользуюсь теми сервисами, которые я оказываю и готов поэтому рекомендовать всем своим друзьям, родным, знакомым. Раз уж я учредил фонд «Измени одну жизнь», если занимаюсь этой деятельностью, пропагандирую усыновление, я хочу сам пройти через все эти этапы, чтобы знать их изнутри и понять, что же важно в этом процессе.

— Что изменилось после появления в семье приемного ребенка?

— Этот малыш стал катализатором любви. Его появление все изменило. Это очень здорово, динамично, интересно. Наверное, это и есть смысл жизни, расширение возможностей, перспектив жизни. И не важно, мой родной это ребенок или приемный.

— Дочка с таким же восторгом приняла брата?

— Маленькая где-то и ревнует, но сейчас уже они начали вместе играть. Первые недели уходят на то, чтобы присмотреться друг к другу. В любом случае, объективно я понимаю, что для нее это будет колоссальная польза, потому что вырасти одной — скучно и не полезно. И не те принципы и жизненные ориентиры появляются, какие должны быть, ведь родители у нее уже взрослые, зрелые.

366820119.794148
Лиза и Леша

Главное — информация

— Вы прошли процедуру усыновления. Какие бы вы выделили ключевые проблемы этой системы?

— Как мне кажется, главная загвоздка при усыновлении — недостаточное количество и качество информации.

Например, потенциальному усыновителю опека в день дает направление только на одного ребенка. Я не говорю, что он должен смотреть эти анкеты десятками. Но когда он едет в конкретный детский дом, расположенный в 100, 200 км от места его жительства, то такое правило оказывается просто не рациональным. Почему бы ему не изучить анкеты сразу нескольких детей из этого же детского дома, хотя бы троих-четверых? В итоге же получается, что человек тратит огромное количество усилий, а в результате, по сути, у него нет выбора. Он видит ребенка на черно-белой фотографии. И только одного. На деле ребенок может оказаться совершенно другим по сравнению с тем, как он описан в личном деле и как он выглядит на фото.

Видеоанкеты детей-сирот, которые снимает фонд «Измени одну жизнь», решают эту проблему. Не нужно ездить за тридевять земель. Ты можешь посмотреть видеоролик, который дает куда больше информации, чем фото плохого качества. И определить для себя — вот несколько детей, которых я хочу увидеть. И потратить уже пару-тройку недель на знакомство с ними.

— То есть основная проблема логистическая? Я сознательно задаю вам это вопрос, потому что достаточно много приходится слышать о том, что органы опеки сознательно затормаживают процесс усыновления, создают препоны, вымогают взятки.

— Как человек из бизнес-сферы, я был готов к тому, что в какой-то момент времени у меня чего-то попросят. Но, к счастью, никто ничего не просил. В этом смысле все было весьма корректно.

Я никогда не был большим мастером прохождения бюрократических препонов и, возможно, я слишком драматизировал, представлял их чрезвычайно жуткими и серьезными. На деле, я оказался приятно удивлен. Не везде все было хорошо, но в целом — не так и плохо. Таганский ЗАГС Москвы, например, оставил самые приятные впечатления.

Вот кто и что удручило, так это медики и медицина. Меня потрясло такое количество тотального цинизма, отсутствия умения слушать и прислушиваться. Мы с женой проходили обязательное для усыновителей медицинское обледование в Москве. Это продолжалось четыре дня, в новых кабинетах от нас снова и снова требовали очередных проверок, пересдачи анализов, отказывались принимать результаты других лабораторий. Для меня, как для человека из мира бизнеса, где все просчитывается и ориентировано на клиента, оказаться в структуре медицинской, чиновничьей, было неожиданно и болезненно.

Сделать проблему наглядной

— В апреле 2012 года был зарегистрирован частный фонд «Измени одну жизнь». Как появилась идея его создания?

— Помощью сиротам мы начали заниматься еще в 2002 году в рамках корпоративной программы FOREX CLUB — когда у нас появилась филиальная сеть по всей России и СНГ и мы стали финансово устойчивой компанией.

Сначала мы занимались материальной помощью детским домам: покупка игрушек, вещей, мебели, оборудование медкабинетов, ремонты и т.д и т.п. Но пару лет назад мне стало понятно, что все это только консервирует проблему и никак ее не решает. Государство в принципе сейчас очень хорошо заботится о детях и материальные условия вполне нормальные в большинстве сиротских учреждений.

366820185.667205

Такого рода благотворительность стала лишь приятным актом, который позволял нам чувствовать себя комфортнее. Но с точки зрения решения проблемы, наши действия не просто не купировали, но даже усугубляли ситуацию. Чем больше мы помогаем хозяйствующим субъектам в лице директоров детских домов, тем больше и больше мы укрепляем их в желании сохранять эту империю, в которой они пусть порой и делают очень хорошие, добрые дела, но увы, благодаря их деятельности в результате вырастают совершенно социально неподготовленные к жизни люди.

Есть еще одна причина создания отдельного благотворительного фонда. Мы поднимаем объемную, большую тему семейного устройства сирот. Чтобы реализовать эту программу в полном объеме по всей стране, чтобы преобразовать систему содержания детей в детских домах и ликвидировать ее как класс, потребуются усилия многих людей. Я не говорю здесь даже про финансы — потребуется объединение больших групп людей. В рамках одной коммерческой фирмы это достаточно сложно сделать, в том числе потому, что все переживают по поводу пиара конкретного юридического лица. Частный фонд, без налета коммерческих интересов, позволяет объединить вокруг себя людей, которым близки его цели и принципы.

— Какова ключевая идея фонда, каковы основные цели?

— У фонда есть простая, технологическая идея — снимать видеоанкеты детей, живущих в сиротских учреждениях. Мы изучили проблему, изучили опыт своих коллег. И сделали вывод, что посредством видео-анкетирования большинства детей, находящихся в детских домах в нашей стране, можно обеспечить прорыв в этой области — сделать усыновление массовым. Поэтому цель глобальная — создать базу данных видеоанкет всех воспитанников детдомов, а их сейчас более 100 тысяч.

Мы хотим сделать эту проблему наглядной, визуальной. Ведь когда эти дети сидят за заборами, за огороженной территорией, на отшибах, никто их просто не видит, даже не подозревает о них. Общество провело черту: этих детей просто не существует, как нет для нашего общества, например, инвалидов. Когда наша страна увидит тысячи и десятки тысяч живых детей, до этого бывших только безличными фамилиями да черно-белыми траурными фотографиями в документах, ситуация начнет меняться.

К тому же база данных видеоанкет сильно облегчит поиск ребенка тем, кто уже принял решение об усыновлении — о чем я уже говорил выше.

Вообще максимальное информирование, рассказы о жизни сирот, рассказы о жизни приемных семей — это то, что поможет избавиться от существующих мифов: что сироты неполноценны, что усыновление — это тяжело и дорого и т.п.

— Однако помимо проблем с информацией есть и другие. Например, подготовка и сопровождение приемной семьи. С этим у нас в стране совсем плохо, и это — одна из причин большого количества возвратов детей в сиротские учреждения. Этими проблемами фонд планирует заниматься?

— Безусловно да, потому что это звенья одной цепи. Мы можем распространять видеоанкеты, а потом начнем сталкиваться с возвратами со стороны неподготовленных усыновителей. Разъяснение, информирование, профилактика, обучение усыновителей, которые намерены или уже взяли детей в семью, — все это будет в приоритетах фонда.

Еще одно важное направление нашей деятельности — мы должны популяризировать лучшие практики среди чиновников. На местах, особенно в регионах, люди не очень понимают, что собственно делать должны. Через лучшие практики нужно принуждать чиновников двигаться вперед — помочь им быть молодцами и перед руководителями, и перед обществом.

— А чем интерес и мотив чиновника?

— Мотив очевидный, ни один чиновник не хочет выглядеть хуже, чем его собрат по региону, потому что если отставание становится слишком явным, растет угроза потерять кресло.

Еще один ресурс в том, что каждый человек нуждается в похвале. А у нас никто не пробовал еще чиновников хвалить, ни в прессе, ни в интернете. Мне кажется, чиновники уже устали быть изгоями. И взятки им сейчас брать становится все тяжелей и опасней. И общественное мнение о чиновниках крайне негативное: узурпаторы, бюрократы, засели на нашей шее.

— Что-то подобное можно сказать и об органах опеки. Они тоже находятся в изоляции, их тоже не очень любят в обществе. Наверное, и с ними работать нужно.

— Попытаемся. Честно говоря, это область недостаточно изученная. Вообще, образ образцового чиновника необходим. И такие чиновники действительно есть. Как есть и регионы, в которых деятельностью по семейному устройству сирот занимаются на серьезном и профессиональном уровне. Например, в Казани…

Фонд уже заниматся съемками и распространением видеоанкет, ведутся онлайн-консультации. А каков будет механизм работы по другим направлениям, которые вы перечислили — фонд сам будет заниматься сопровождением семей и т.д. или будет поддерживать уже сложившиеся практики и организации, имеющие опыт в этой сфере?

Мы открыты к сотрудничеству с любыми организациями, которые делают это качественно. Примеров достаточно. Я сам видел их в регионах. Но, что важно, и видеоанкеты, и консультационные услуги мы должны переводить в интернет, ставить дело на другой технологический уровень. Для того, чтобы люди не просто приходили в какие-то офисы пешком, но чтобы человек в любой момент времени, через интернет, через специальные классы и чаты, мог бы получить интересующую его информацию.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *