Что такое ювенальная юстиция, о которой так много говорят в последнее время, какие следствия и риски нас ожидают, в случае появления этого института в России. В этих непростых вопросах, специально для фонда «Измени одну жизнь» разбирались: доцент Института практической психологии и психоанализа Лидия Тихонович и кандидат психологических наук Андрей Сучилин.

1243492537_23c13f4f4bdbf3f9

Ювенальную юстицию теперь критикуют не только консерваторы, но и либералы. Иллюстрация b177.ru

Немного истории

Первоначально ювенальная юстиция (лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие) трактовалась как правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними. Она, как считается, берет свое начало в 70-х годов XIX века, когда граждане американского города Бостона Кук и Аугустус начали предлагать судьям не применять к несовершеннолетним, способным встать на путь исправления, наказания, а передавать их под присмотр органов попечительского надзора.

В июле 1899 года в Чикаго был учрежден первый детский суд. Затем идея ювенальной юстиции получила развитие в Великобритании, где в 1908 году была принята серия законов о детях и молодежи. Во Франции первый ювенальный суд был учрежден в 1914 году на основе опыта США, а первый ювенальный суд в России действовал с января 1910 до 1918 года, но после революции ювенальные идеи были надолго забыты.

Принято считать, что к настоящему времени в мире сложилось несколько моделей ювенальной юстиции: англо-американская, континентальная и скандинавская.

Что в России

В России ювенальная юстиция понимается ближе всего к скандинавской модели, поэтому ее сторониики говорят в первую очередь о вопросах «защиты прав ребенка» вообще и, в кризисных семьях, – особенно. Российская версия «ювенальной юстиции» предполагает не просто введение специальных судов, а именно создание целой «ювенальной системы», позволяющей государству курировать жизнь несовершеннолетних. При этом парадоксальным образом собственно ювенальные суды, то есть – суды рассматривающие правонарушения несовершеннолетних в соответствии с иными нормами, нежели «суды для взрослых» — так и не были созданы как система.

Например, на круглом столе «Об опыте работы и основных направлениях взаимодействия Общественных Советов при территориальных органах ФСИН России с администрациями исправительных учреждений», который состоялся в Ростове-на-Дону в 2007 году отмечалось: «Комитет ООН по правам ребенка высказал замечания по последнему (2006 год) Докладу РФ об исполнении Конвенции ООН о правах ребенка. В частности, было указано, что до сих пор на национальном уровне в России не создано специализированное правосудие по делам несовершеннолетних, не выстроена работа по реабилитации, ресоциализации, по оказанию помощи несовершеннолетним правонарушителям в возвращении к нормальной жизни в обществе».

А ведь Комитет ООН по правам детей предлагает странам принять закон о ювенальной юстиции прежде всего с целью либерализации наказания для несовершеннолетних, а не для того, чтобы ограничивать права родителей в семье.

Карательная юстиция?

Понятие «ювенальная юстиция» и ее практика встретили у нас серьезное сопротивление и рассматриваются многими родителями и экспертами чуть ли не как синоним «карательной психиатрии» для родителей. Вокруг ювенальной юстиции возникает множество различных слухов и разговоров. Отношение к ней стало совсем отрицательным, когда были предприняты первые попытки «защиты прав детей» от политически неблагонадежных родителей в форме их изъятия из семей, причем — часто под очевидно абсурдными и надуманными предлогами.

Например, стали известны попытки отнять детей у независимой журналистки Галины Дмитриевой в Тольятти, у активистки «Другой России» Ольги Жуковой в Петербурге. Так же пострадала Виктория Луганская, участница протестных акций в Москве. Лидер защитников химкинского леса Евгения Чирикова рассказывала журналистам о попытках изъять из семьи детей у нее и у другой экологической активистки, Аллы Чернышевой.

А вот история женщины, которая вообще никакой политической активностью не занималась, но попала под каток ювенальной юстиции. К сожалению, подобных случаев достаточно много.

Поначалу ювенальная юстиция вызывала отторжение, в основном, у консервативно настроенных граждан, у религиозных фундаменталистов и блюстителей традиций, но сейчас уже многие вполне либеральные родители и эксперты также настроены против ее введения.

Интересны результаты интернет голосования, представленные на сайте Ньюсленд: «за» — 42 голоса, а «против» — суммарно 484.

Против ювенальной юстиции проводилось уже несколько массовых акций. Одна из последних: многотысячный митинг, который состоялся 22 сентября этого года в столице. Организаторы акции — движение «Суть времени» и Ассоциация родительских комитетов и сообществ. Более 3,5 тысяч человек прошли по центральным улицам Москвы с лозунгами «Нет Ювенальной Юстиции!», «Защитим своих детей!»

На митинге были собраны 135 тысяч подписей под письмом президенту Владимиру Путину с просьбой отказаться от введения в стране норм ювенальной юстиции. Аналогичные акции прошли примерно в то же время в Казани, Томске, Братске, других городах России.

Против введения ювенальной юстиции официально высказалась и православная Церковь. На обращения верующих об опасности введения системы ювенальной юстиции по благословению Святейшего Патриарха Кирилла ответил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин: «Русская Православная Церковь разделяет озабоченность людей, которые опасаются создания фактически неподконтрольного другим органам власти и обществу института с обширными полномочиями и возможностью безапелляционного вмешательства во внутренние дела любой семьи, имеющей детей. В результате доведения церковной позиции по данному вопросу до представителей власти, действий и выступлений общественности, активной и бескомпромиссной позиции, занятой православными верующими, а также последователями других традиционных религий, перспектива утверждения в РФ полномасштабной системы ювенальной юстиции в настоящее время представляется неактуальной».

Быть или не быть?

Но, судя по всему, ювенальная юстиция в России все же будет. Вероятно, так же, как и в истории с принятием группы законов о коммерциализации бюджетной сферы, всю юридическую базу для нее будут готовить медленно и постепенно, осторожно и незаметно.

Фактически прошло почти три года с принятия рамочного закона о платных услугах бюджетных организаций (школ, институтов, больниц и т.п.) до объявленного в январе 2013 года вступления в действие «Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», утвержденных 8 октября Дмитрием Медведевым.

Похоже, что примерно такой срок отведут и созданию правовой базы для ювенальной юстиции. Причем, не кажется вероятным, что ее позитивная – и основная часть – будет подготовлена первой. «Ювенальных судов», за небольшими региональными исключениями, пока не видно и не слышно, а та ее часть, которая занимается «защитой прав и интересов детей» развивается быстро и активно.

Уже принят закон о социальном патронате, реально предоставляющий возможность для различных злоупотребление, вызывающий особенные опасения у противников ювенальной юстиции.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *