Алексей Фабрика
Алексей Фабрика 17 сентября 2012

Обучение (не) для галочки. Репортаж из школы приемных родителей

2
68
0

С 1 сентября будущих опекунов и усыновителей обязали проходить обучение в школах приемных родителей (ШПР). Корреспондент портала «Измени одну жизнь» побывал в старейшей из них. Преподаватели с 15-летним стажем рассказали будущим родителям о том, что их ожидает в следующие два месяца и, похоже, всю оставшуюся жизнь. 

Школа приемных родителей

Это сейчас словосочетание «Школа приемных родителей» стало нарицательным. А изначально это было название проекта «К новой семье» благотворительного фонда «Семья».

Эту школу открыли в Москве более 10 лет назад: ее основатели и преподаватели поняли, что слишком много приемных родителей нуждаются в поддержке и помощи, но не имеют их. Опыт оказался удачным, его начали перенимать. На сегодняшний день, как рассказал руководитель проекта «К новой семье» Алексей Рудов, специалисты ШПР уже помогли создать 28 школ в разных регионах России.

Чтобы посмотреть, как работает старейшая ШПР, я посетил первое занятие в новом учебном году.  Меня попросили не представляться журналистом, не тревожить родителей и не нарушать расспросами тайну их частной жизни. Поэтому я наблюдал за обучающимися в школе со стороны. И впечатление от будущих приемных родителей осталось позитивным. Среди них есть как молодые, так и уже весьма взрослые, как пары, так и одинокие. Что их объединяло, так это некая общность интересов – им всем нужны их непростые будущие дети.

В первом классе

Субботним утром в начале сентября около 40 будущих родителей пришли в один из жилых домов в Сокольниках, напротив Егерского пруда. Занятия проводятся в муниципальных помещениях, в которых также проходят встречи ветеранов и подобные мероприятия. Там все еще стоит бюст Ленина. Ученики заняли все места в зале, а напротив них на таких же стульях сели в плотный ряд преподаватели, среди которых весьма известные специалисты и эксперты, а также усыновители и опекуны.

Первый принцип работы школы – это открытость, сказали преподаватели. Все участники могут  делиться своим опытом и проблемами. Судя по всему, второй принцип — конфеденциальность: вся эта частная информация не выносится за пределы школы. Журналистам, которые официально были «при исполнении», разрешили присутствовать только на вводной части урока, на которой будущие родители не рассказывали о себе практически ничего личного, разве что назвали свои имена и сказали зачем они пошли учиться.

Школы приемных родителей. Адреса в 83 субъектах РФ

Еще один принцип работы школы: обучение здесь не ограничивается теорией. Преподаватели готовы сопровождать родителей в работе с опеками, судами, детскими домами и в семье. Они собираются просвещать родителей не только в нормах закона и педагогики, но и в специфике их применения. Например, на первом занятии родителям сказали, что со сбором документов на усыновление можно и подождать до окончания курсов: опыт показывает, что те, кто начинают это делать до и после ШПР, достигают цели примерно в одно и то же время. Разве что справку о судимости можно запросить, а медицину и все остальное лучше пока оставить.

В то же время, преподаватели готовы помогать родителям в процессе «получения» будущих детей и в процессе их адаптации и воспитания. Их будут консультировать по телефону, электронной почте или лично.

Что волнует родителей

На первом занятии слушателей попросили коротко представиться и сказать, зачем они пришли в ШПР. Среди вопросов, за ответами на которые родители пришли в школу,  встречались такие: сможет ли он (она) сделать ребенка счастливым и воспитать достойного человека, либо желание усыновить – простой эгоизм? Как объяснить свое решение родственникам, которым не нравится идея усыновления? Как создать условия для правильной адаптации и построения взаимоотношений с приемным ребенком? Как разобраться, в каком возрасте и какие проблемы возникают? Один из участников приехал в школу, чтобы создать такую же в Ташкенте – он ведет школу уже два года и ему нужно обменяться опытом и поучится. На все эти и многие другие вопросы преподаватели обещали дать подробные ответы в ходе подготовки.

«Мы рассматриваем принятие ребенка в семью не как рождение, а скорее как брак или как взаимный выбор», – говорил, приемный родитель и директор школы и БФ «Семья», а в прошлом – военный.

pimenov

Михаил Пименов, директор БФ «Семья», усыновление считает взаимным выбором родителя и ребенка. Фото с сайта http://rossiabezsirot.ru

Сегодня в этой школе есть традиция – выпускники приходят на занятия и делятся своим опытом. На этот раз пришли несколько женщин, одна привела с собой сына и свою маму, другая – дочь. Они рассказали о том, как они их нашли и усыновили («Поиск, подбор и выбор ребенка» – это одна из тем занятий в разделе «Педагогика»).

Эта тема очень интересовала будущих родителей. Как говорили участники встречи, в этой области все очень индивидуально. Ведь выбрать ребенка — не автомобиль купить. Часто бывает так: пришли за трехлетней девочкой, ушли с пятилетним мальчиком. Одна из женщин нашла ребенка при помощи видеоанкет. Видео позволяет лучше разглядеть и узнать ребенка, чем фотографии, которые предлагают в опеке. И — найти своего, не знакомясь лично с другими детьми.

Среди советов на первом занятии был и такой — быть гибкими во время прохождения бюрократических процедур. Не нужно давать взятки — причем не только потому что это плохо само по себе, а еще и потому что чиновники могут воспринять родителя как дойную корову. Нужно где-то настоять, а где-то промолчать, где-то поговорить, а где-то поулыбаться. Желательно относиться к работникам опек и другим служащим как к обычным людям со своими личными симпатиями и мотивацией. Одна из выпускниц школы рассказала, как однажды показала фото своего будущего ребенка сотруднице опеки. Та заговорила «ой-ой!» и тут же с энтузиазмом взялась за свою работу — помочь в семейном стройстве. А если показывать свое безразличие и вести себя недружественно по отношению к сотрудникам опеки, они могут ответить тем же. Ребенок в семье вряд ли окажется быстрее.

Преподаватель ШПР и известный адвокат по семейным делам Антон Жаров заносил все пункты, которые волнуют родителей, маркером на доску. Тайны усыновления там не оказалось. «И слава Богу», – согласились преподаватели. Их отношение к этому старому «методу» усыновления является сдержанно негативным.

Тайна, которой нет

Бывают случаи, когда сами усыновленные дети обращаются к специалистам школы с вопросом: я знаю, что я приемный, как мне сказать об этом папе, который не знает, что я знаю, и очень мучается? В общем, тайна усыновления и имитация беременности на практике редко оказываются удачной затеей, потому что секрет практически всегда раскрывается и совсем не в том возрасте, когда ребенок верит во все, во что требуют родители.

Как жить без тайны, продемострировали мама с удочеренной девочкой, прошедшие обучение в школе и пришедшие поделиться опытом. Они не делают из факта усыновления секрета. Мама очень горячо любит и ценит свою девочку, которой 4 года. Та очень красивая и опрятная, она могла бы сниматься в рекламе каких-нибудь детских сладостей. При этом, как показалось, отношения у них взаимно искренние и неподдельные. Это видно, когда мама прижимает девочку, чтобы поцеловать. Впрочем, и у них был этап первых дней адаптации, когда у дочки случались очень сильные, ничем не остановимые истерики.

Как рассказала другая выпускница, тайна усыновления практически недостижима. У нее опека находится в соседнем подъезде. Не успела она спуститься по лестнице, как ее сразу же спросили: ты куда, соседка? «Никто не будет за вас хранить ваши тайны», – говорит она.

Кроме всех этих тем участники коснулись многих других, но вскользь. В течение двух месяцев будущие родители будут изучать разделы по медицине, психологии, педагогике, юриспруденции, а также общаться и обсуждать свои дела. Общаться они смогут и в «Беседке» – клубе для приемных родителей, который ведет педагог школы Галина Красницкая.

«Реальную подготовку могут обеспечить в 20-30 школах по всей России»

Со вступлением в силу закона об обязательной подготовке будущих приемных родителей количество курсов по всей стране начинает стремительно увеличиваться, а их качество пока остается мало понятным. Об этом мы спросили известного специалиста, усыновителя и руководителя проекта «К новой семье» Алексея Рудова.

rudov
Алексей Рудов, руководитель проекта «К новой семье». Фото с сайта http://www.ampravda.ru

Какое количество школ может дать реальное образование в России?

Только образованием это называть неверно, это курсы, их правильно называть подготовкой, как и в законе. Навскидку я бы поручился за 2-3 десятка. Плюс начинающие, но хотя бы желающие делать хорошо, – может быть сотня-две. Это при потребности в 1,5-2 тысячи на страну… Увы, всё остальное – неизвестно что и кто. То есть это может быть и люди с образованием и даже со званиями, но не знающие специфику, не работавшие с принимающими детей семьями, не имеющие опыта андрогогики (обучение взрослых), не имеющие навыков преподавания.

Можно ли будет просто купить сертификат?

Только не сертификат, а свидетельство. Думаю, что да. Это вообще очень коррупционноёмкий момент. Не только купить свидетельство, но и просто без него обойтись в части органов опеки, они сами выпишут и всё.

В чем основные недостатки новой программы?

Нельзя говорить о программе, единой программы нет. Минобрнауки установило только требования к программам, которые примут регионы. Но в требованиях Минобразования и науки заложена структура программ и, по сути, вписаны темы.

Недостатки: в требованиях дана структура не по логике и не удобству подачи, а по каким-то странным критериям, при этом разные разделы принципиально отличаются по объему – одни почти пустые, другие избыточны и содержат массу ненужного. Например, в юридическом разделе темы – как для кандидата наук, на некоторые не способны ответить даже специалисты органов опеки.

Какие, по-вашему, самые важные вещи, которые приемные родители должны получать в ШПР?

  • Реально оценить собственные силы и возможности для принятия ребёнка в семью;
  • Узнать про типичные родительские ошибки, ожидания и разочарования. Научиться интерпретировать поведение детей в процессе их адаптации в семье;
  • Выяснить как компенсировать моральные травмы и негативный опыт, полученный детьми в кровной семье и учреждениях;
  • Изучить педагогические приёмы, помогающие общению с детьми, способствующие компенсации моральных травм и негативного интернатного опыта у детей;
  • Получить помощь и сопровождение опытных родителей, моральную поддержку.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *