Женя Снежкина — журналист, мать троих детей: Елизаветы, Йиржи и Северина. С 2008 года она живет в Праге — там, откуда родом ее муж Ондржей Соукуп, журналист чешской газеты «Господаржские новины». Один из детей в их семье, Йиржи (Юра), — приемный. Женя согласилась завести блог на портале «Измени одну жизнь», чтобы регулярно рассказывать свою историю усыновления.

Поначалу я как-то не сильно задумывалась над тем, как сообщить родственникам о том, что мы решили усыновить ребенка. Поскольку для нас было уже все решено, то сообщение о планируемом усыновлении, как мне тогда казалось, будет звучать примерно так же как и слова «Ура, я беременна!». Поначалу все и правда шло гладко: в ответ на мои слова мама засмеялась и сказала: «Да хоть зеленого в полосочку! У меня будет еще один внучок!».

p1010484

В ответ на сообщение, что мы усыновим ребенка, мама засмеялась и сказала: «Да хоть зеленого в полосочку! У меня будет еще один внучок!»

отом мы аккуратно начали готовить почву для серьезного разговора с родителями Ондры. Тут требуется пояснение. Младшая сестра моего мужа после долгих попыток завести ребенка тоже усыновила мальчика. И приблизительно через полгода после того как это случилось у них родилась девочка (а еще через некоторое время еще двое, но это я забегаю вперед). Так что мы не были до конца уверены в том, как семья отнесется к появлению еще одного приемного малыша.

Начали мы аккуратно, мол у Жени (у меня то есть) некоторые проблемы… Может и можно лечиться, но вот нетерпимость к инвазивным процедурам… да и результат еще неизвестно какой будет…

— Не томите, — сказали родственники, — вы решили усыновить ребенка?

Мы дружно и бодро закивали.

— Отлично, — ответила свекровь. – И кто у нас будет?

— Маааальчик.

— Вот и хорошо. Когда они с Самуэлем (мои племянником) подрастут, им будет о чем поговорить, и оба не будут чувствовать себя исключением из правил.

— Уф. Ура. Кстати, об этом мы и не подумали, – сказали мы.

Уже вполне оптимистически настроенные мы пошли сообщать о будущем внуке моему папе. И тут в первый раз столкнулись с более-менее серьезным препятствием. Папа в ожидании серьезного разговора накрыл стол, открыл бутылку и…

— Папа, мы решили усыновить ребенка…

— Да глупости все это, давайте выпьем за моих будущих внуков!

— Пап, мы серьезно. Я тебе могу объяснить почему мы так решили…

— Ну, выпьем за достижения медицины!

— Папа, сосредоточься, послушай. Медицины не будет. Будет усыновление. У тебя будет внук. Да, он не будет похож на нас, но я тебя уверяю, ты его тоже полюбишь…

— Выпьем за родную кровь!

p1010008-1

Тяжелее всего дался разговор о приемном ребенке с дочерью Лизой. На фото она с Юркой и Ондрой.

Папа оказался твердым орешком, и ему непросто далось принять наше решение. В тот день он так и не «услышал» нас, а продолжал гнуть свою линию. И еще потом пару месяцев всеми возможными способами давал понять, что сама идея нему не очень нравится, и это скорее сумасбродство, чем что либо еще. Кроме того мой отец – человек очень консервативных взглядов, и прошло некоторое время прежде чем он смирился с мыслью, что у него будет не кровный внук. Впрочем, я хорошо знала своего папу – ему просто нужно было дать время. Еще раз забегу вперед и расскажу, что когда мы привезли Юрку домой, первое время он делал все, чтобы не подходить к младенцу – бегал в магазин, пытался убраться у меня в квартире или что-нибудь починить. А через несколько недель мы приехали к ним с мамой в гости. Положили Юрку на диван. Папа некоторое время ходил вокруг дивана, искоса поглядывая на внука, круги все сужались и сужались, потом он взял ребенка на руки и сказал фразу, которую мы до сих пор не понимаем, но которая стала паролем в нашей семье: «Голова круглая. Родной». И все. С тех пор мой отец – самый преданный дед, а Юрка – наилюбимейший внук на всем белом свете.

Тяжелее всего дался нам разговор с моей дочерью. Положение у нее на тот момент было аховое: четырнадцать лет, пубертат в самом разгаре, а тут еще мама вышла замуж за сумасшедшего иностранца и она перестала быть единственным членом семьи, а мамино сердце перестало принадлежать только ей (да нет, милая, ты всегда будешь моей единственной девочкой!).

Мы посадили ребенка перед собой и долго распинались о том, что у Ондры нет детей, а нам очень хочется иметь еще одного ребеночка, а потому мы решили усыновить мальчика, и у тебя, наша радость будет братик…

Дочь долго и мрачно молчала, а потом резюмировала: «Гулять с ним будете сами».

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *