Участников проекта «Шанс на успех» — воспитанников детдомов — сегодня можно встретить в крупных и известных корпорациях. Например, в ВТБ или ТНК-ВР. О том, как удается добиться такого результата, корреспонденту портала «Измени одну жизнь» рассказали Ксения Бритикова и Мехти Ализаде, руководители Фонда социальной поддержки.

Адаптация детей-сирот

 

Ваш фонд не один год сотрудничает с крупными компаниями по проекту «Шанс на успех». Как технологически выглядит трудоустройство сирот на работу к партнерам фонда?

Ксения Бритикова: Это происходит так же, как и с другими соискателями. Наша задача – подготовить ребят к собеседованию, к последующей интеграции в коллектив, поскольку сироты менее подготовлены к этим испытаниям, нежели все остальные.

Мехти Ализаде: После того, как человек принял решение стать участником проекта «Шанс на успех», он проходит тренинг. Обучение направлено на подготовку к собеседованию, повышению мотивации. Мы помогаем повысить самооценку и поверить в собственные силы. После тренинга человек еще раз к нам приходит на собеседование (репетиция реального собеседования у работодателя), которое, порой, бывает очень жестким. Некоторые от нас уходили в поту. Мы исходим из принципа «тяжело в учении — легко в бою». Если человек прошел собеседование у нас – он пройдет его где угодно. Дальше начинается постепенный процесс трудоустройства – мы подбираем компании, понимаем, что ему интересно. После резюме соискателя направляется работодателю и назначается дата собеседования. Когда сирота устраивается на работу, начинается самое главное: сопровождение. Это долгий, нудный, но стабильный процесс, который проходят все участники проекта «Шанс на успех». Мы встречаемся с каждым раз в неделю и задаем вопрос о взаимоотношениях на работе и т.п. Именно за счет этого еженедельного, нудного контакта человек социализируется, у него вырабатывается механизм принятия решений и осознание того, что эти решения могут наложить отпечаток на окружающих.

К.Б.: Попадая в компании, ребята видят здоровый социум, в котором чувствуют себя равными. Для них это комфортное состояние. Это стимулирует к повышению образования, качества работы, уровня коммуникации. Им становится интересно, и начинается активный профессиональный, личностный рост.

На этапе собеседования они имеют какой-то бонус?

М.А.: У них никакого бонуса нет. Более того, мы работаем для того, чтобы этого бонуса не было. Став совершеннолетними, сироты должны понять, что никто их за руку уже водить не будет. Пробивать свой карьерный и жизненный путь им придется самостоятельно. Конечно, государство сопровождает ребят до 23 лет, но наша задача – подготовить их к реальной жизни. Их бонус – это мы, сотрудники Фонда социальной поддержки. Их бонус – тренинги, уроки подготовки к собеседованию, к работе в коллективе. Мы стараемся выяснить приоритеты и желания каждого, кто приходит в проект, а также то, чем он не хочет заниматься. Но в итоге человек самостоятельно делает выбор и несет ответственность за свои решения. Эти принципы проходят красной нитью через всю нашу программу.

К.Б.: Мы учим их избегать патернализма. Ребята должны понять, что статус «сирота» не будет всю жизнь обеспечивать привилегиями.

Сироты, придя на работу в компанию, активнее других продвигаются по карьерной лестнице?

К.Б.: Они растут наравне с другими сотрудниками. Но в глазах работодателя у сирот есть одно преимущество: они лояльны. Если бывший детдомовец, придя в корпорацию, чувствует, что в него верят, он начинает профессионально раскрываться, получает возможность себя проявить. У них появляется мотивация на продолжение учебы, получения высшего образования.

Есть мнение, что сиротам присуще сверхамбиции. Вы сталкивались с этим?

К.Б.: Мы с этим боремся, потому что сверхамбиции им очень мешают. Мы даем им инструменты, с которыми ребята смогли бы дальше жить: умение работать, не теряли мотивацию. Мы стараемся с ребятами проектировать их будущее с тем, чтобы они работали на себя, а не на желание доказать что-то окружающим.

Сложно ли сиротам интегрироваться в будущий трудовой коллектив?

К.Б.: Да, практическим всем. Один из тренингов посвящен тому, чтобы научить ребят вливаться в коллектив, контролировать эмоции. Когда они поступают на работу — приходят в Фонд, советуются с нами.

Почему у многих сирот нет высшего образования?

М.А.: Сразу можно вспомнить коррекционные интернаты и то, как в них попадают. Выпускникам потом крайне тяжело снять диагноз, что, в свою очередь, означает невозможность получения нормального среднего образования и поступления в вуз. На человеке поставили крест только потому что он в пятилетнем возрасте не смог прочитать стишок. Нельзя также забывать про то, что после 9 класса воспитанников насильно направляют в ссузы (средние специальные учебные заведения. — Ред.). Ссузы дают общежития, а места в детдомах освобождаются. Социальный педагог целым списком передает ребят своему коллеге из ПТУ.

К.Б.: Здесь работает принцип системности. Ребята получают по 2-3 средних специальных образования. За это время они могли закончить 10-11 классы, поступить в вузы, но ребята вынуждены переходить из одного ПТУ в другое с тем, чтобы не потерять место в общежитии.

В обществе ходят споры о том, нужно ли столько льгот и преференций давать сиротам, когда немало других социально незащищенных групп граждан. Каково ваше мнение на этот счет?

М.А.: Стоит развенчать несколько мифов. Большое пособие по безработице выплачивается первые шесть месяцев после окончания колледжа. Это некий стартовый капитал. Когда сирота получает квартиру, он покупает на это пособие мебель, все самое необходимое. Во время пребывания в детдоме у сирот накапливаются на сберкнижках определенные суммы денег. Как правило, это не такие большие деньги, как представляется со стороны. И здесь есть одна проблема: ребята не умеют правильно планировать бюджет. Если ребенок в семье видит, как родители считают деньги, ходят в магазин, то детдомовцы никогда этого не видели. Они знают, что есть столовая, где всегда накормят. Они могут за месяц, за пару дней пустить по ветру всю сумму. И начинается страшнейший кризис. Кроме того, вокруг них вертится много аферистов. А еще — ребята любят делать подарки. Одна девушка хранила на книжке 400 тысяч рублей. У нее был молодой человек, которому она решила подарить мобильный телефон стоимостью 150 тысяч и очень дорогой ноутбук. Получив подарки, молодой человек исчез через пару дней. Замечу, что льгот у сирот не так много. Например, нет скидки на оплату услуг ЖКХ.

К.Б.: Непосвященному человеку может показаться, что все эти привилегии — несправедливость по отношению к другим малоимущим слоям населения. Например, по отношению к многодетным семьям. Скажем, зачем давать квартиру сироте, когда столько семей ютятся в коммуналках? Между тем среди детдомовцев много социальных сирот, имеющих живых родителей и родительские квартиры. Да, действительно можно подумать, что это — положенная сироте по закону жилплощадь — не совсем справедливо. Однако на самом деле несовершенство системы проявляется не выдаче или не выдаче квартир, а в том, что воспитанников детских домов не готовят к выходу в большой мир. Они получают жилье, но не знают, что с ним делать.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *