Ольга Хрипунова из города Усмани Липецкой области рассказала порталу «Измени одну жизнь» о счастливой истории своей семьи. У нее двое приемных детей: девочка и мальчик. Решение об усыновлении ребенка должно быть зрелым, считает Ольга.

Проблемы приемных семей

Как вы решились взять приемного ребенка?

К этой мысли я приходила долго и не сама по себе. На меня повлияли муж, мама. Мы прожили с мужем в браке больше пяти лет, и чем дальше, тем меньше оставалось надежды, что у нас могут быть дети. Мне было тогда 25 лет. Я закончила Воронежский государственный университет, нашла работу, у нас все было: дом, машина… Но оставался вопрос, кому все это? Пришли вечером домой, поужинали, убрали и глядим друг на друга. Я вечером ложилась спать со слезами, утром вставала со слезами, а когда видела мамочек с детьми, становилось совсем тоскливо.

А придешь к маме, она статью какую-нибудь даст почитать об усыновлении, и муж не против был. Я же очень боялась, себя боялась, что возьму ребенка, а не получится. Еще думала, что люди скажут. Я знала, что мои родственники меня поддержат. Но у мужа была тогда мама жива, я беспокоилась о ее реакции, об отношении знакомых.

Но когда мы взяли Олю, у меня и мысли потом не было, что это не мой ребенок. Ей было 9 месяцев, и я воспринимала ее как мною рожденную дочку.

Прежде чем удочерить ее, в Усмани я обратилась в Отдел народного образования по опеке и попечительству, спросила, какие нужны документы. Мы написали заявление, что хотим усыновить ребенка независимо от пола, желательно здорового. Потом начали собирать документы. Далее мы получили направление в Департамент образования в Липецк. Там с нами побеседовал специалист, чтобы узнать наши пожелания, потом нам показали картотеку. В тот раз нам разрешили даже поехать в детдом и прямо посмотреть на детей. С тех пор у меня незаживающая душевная рана. С одной стороны, это хороший детдом, детки ухожены, нянечки хорошо относятся, нет дурного запаха, но видно, что они обездолены. Мы шли по двору детдома, и к нам подбежали детки 3-4 лет с криком: «Возьмите меня, возьмите!» Вы не представляете, как я переживала! Как мне было их жалко! Нянечки за ними ухаживают, но, конечно, не могут каждого взять на руки…

Нам было все равно, девочка или мальчик, лишь бы был здоровенький. Я хотела именно грудного ребенка, чтобы пройти с ним все от самого рождения. Посмотрели мы карту Оли, поговорили с врачом и решили ее взять.

Сначала приезжали просто пообщаться и поиграть, и уже тогда было ощущение, что это «свой» ребенок. Поиграем с ней, пора уходить, прощаемся, а она из кроватки даже через голову выворачивалась нам вслед. Сразу она нам приглянулась. Психолог из детдома нам сразу сказала, еще до того, как мы ее увидели, что это наш ребенок. «Почему» — удивились мы. – «А вы знаете, как она на вас похожа?» — сказала она. Сейчас Оле уже 11 лет, но все, кто знает, говорит, что невозможно догадаться, что это не ваш ребенок. Красавица растет. Принять решение было страшно, но когда мы с мужем это сделали, страх ушел.

Удочерив Олю, я думала, что больше никогда не буду брать детей, так как не верила, что может так повезти во второй раз. Ведь Оля была настолько семейная, наша. А восемь лет спустя я поехала опять и поняла, что и два раза в жизни может повезти. Правда, в этот раз подход изменился. Дают посмотреть данные только одного ребенка, если он нравится, то позволяют с ним встретиться. Если нет, то показывают данные другого и так далее.

Почему вы решили взять еще одного ребенка?

Потому что время идет и благосостояние меняется. Я поняла, что и у дочери все есть, и мы всем обеспечены, но она одна. Мне казалось, что если будет братик или сестренка, ей будет лучше. Сейчас я думаю, что завела бы и третьего, и четвертого, но мне уже 37 лет, и я боюсь, что не смогла бы поставить их на ноги.

Мы ездили смотреть детей, но не могли выбрать. Потом мне позвонили и сказали, что есть 2-недельный мальчик. Приехали, посмотрели, у мужа сразу растерянность на лице: ребеночек весь такой маленький, красненький. Но у меня было впечатление, что мы молча решили сразу, что именного его и возьмем. Мы даже до дома не разговаривали, а потом, приехав, без обсуждений сошлись на этой мысли. Это судьба, наверное, потому что мальчик оказался копия папа.

Как проходил период адаптации детей к домашнему укладу?

Дольше проходила адаптация у старшей дочки. Оле тогда было 9 месяцев. Когда мы вошли в дом с ней, то было понятно по тому, как она смотрит по сторонам, что никак не может определить, где она. Оля прижалась ко мне, весь день от меня не отрывалась и плакала. Мне было даже немного не по себе. А на второй день она уже привыкла.

У мальчика привыкания вообще не заметила, потому что он был совсем маленький. Ведь ребенку в таком возрасте нужна только ласка и забота, и ему будет хорошо. Мы и сами быстро к нему привыкли.

Как восприняла старшая дочка появление младшего ребенка?

Мы с ней поговорили, объяснили, что возьмем мальчика из детского дома. Первое время она ревновала, спрашивала у меня, почему я все время с ним занимаюсь. Я говорила ей: «Оля, давай я его одного оставлю, и он сам покушает, сам переоденет ползунки» — и вопросы прекращались, она все понимала. Стараюсь не обделять вниманием ни одну, ни второго, так как дочка сразу чувствует, если я больше оказываю внимания маленькому, а не ей.

Но Оля до сих пор не знает, что она усыновленная. Я несколько раз пыталась с ней поговорить об этом, но не смогла. Хотя понимаю, что если это делать, то сейчас. Мне кажется, в переходном возрасте она воспримет это острее.

Вы считаете нужным об этом сказать дочке?

С одной стороны, я считаю, что ей это совершенно не надо. Она ни в чем не обделена: любит маму, любит папу, видит, что любят ее. Тем более, она очень ранимая, может о чем-то задуматься. С другой стороны, боишься, что об этом ей скажет кто-то другой, и это будет больнее. А знают об этом многие: и соседи бывшие, и коллеги.

Встречались ли вы когда-либо с биологическими родителями ваших детей?

Нет. Я знала, что мать моей старшей дочери была моего возраста на тот момент: нам обеим было по 25 лет. Для меня до сих пор загадка, почему она бросила дочку. Я в 25 лет решила взять, а она в 25 лет решила бросить. Естественно, в детдоме мне сообщили ее имя и адрес, но я никогда с ней не встречалась. То же самое и с матерью маленького: у меня есть копия ее паспорта, но встречаться не хочу. Это мои дети, и больше мне ничего не надо.

У меня часто спрашивают, почему я решила именно усыновить, нельзя ли было оформить опеку. Но я так не могу: сегодня поиграла-поопекала, а завтра отказалась. Если я решила брать, то это на совсем, то это только усыновление. Есть люди, которые берут детей ради денег. Мои знакомые взяли, поопекали, не понравилось, вернули, но я этого не понимаю. С самого детства я любила детей, и сейчас они для меня все.

Были ли конфликтные ситуации, когда вы бы остро чувствовали, что это не ваши дети?

Да, бывает. Оля учится неплохо, но с математикой у нее проблемы. Объясняешь ей, объясняешь, а у нее все не получается. В итоге все преподаватели, все репетиторы сказали, чтобы я над ней не издевалась – ей просто не дается математика, и в школе ей всегда будут ставить «три». А у меня-то с математикой как раз все очень хорошо. Но Оле нравится история, книжки читать. Бывает, рассержусь, потом остаюсь одна и думаю: «Ну что ты ругаешься, ну не твой склад ума, ничего не поделаешь». Иногда муж чем-то бывает недоволен в Оле. Я и ему говорю, что ничего не поделаешь. Оля более степенная, чем мы, более медлительная. Но на нее мы не ругаемся и не упрекаем ни в чем — никогда такого не бывает. А между собой можем обсудить эту проблему. Ничего, все разные детки, бывает, и свои отличаются от родителей как небо и земля.

Что вам дает силы преодолеть трудности, связанные с воспитанием детей?

Любовь к ним. Когда ты решишь для себя, что они твои дети, то уже нет сомнений. И муж помогает, да и дети нам к душе. Приходишь домой и понимаешь, что всю любовь надо отдать детям, устала ты или нет. Один тянет в одну сторону, другой – в другую. Для меня семья всегда на первом плане. Работу свою я люблю, но никогда не пожертвую семьей ради карьеры.

Что бы посоветовали родителям, которые хотят взять детей?

Это нужно делать только, когда ты готов к этому. Если есть мысль: «Может быть, я попробую?» Нет, пробовать не надо. Надо быть готовым на жертвы, потому что это не только радость. Это и бессонные ночи, и болезни постоянные, проблемы в школе – много всего. Но когда ты понимаешь, что готов на себя это взять, надо усыновлять. Еще бывает, что ты видишь ребенка и понимаешь, что это твое, и тогда уже сомнений нет. Прийти к этому тяжело, но когда возьмешь, уже не так сложно, потому что появляются другие заботы и начинается отдача от детей. Становится легче.

Материалы по теме:

1 коммент. к записи “«Принять решение было страшно, но когда мы это сделали, страх ушел». История усыновления

  1. Добрый день! Так все хорошо начиналось… А потом вроде как осуждение на берут по опеку ради денег..
    Какая чушь… Не знаю. О какой наживе шла речь. Если честно эти слова были неприятны, да это хорошая поддержка опекунские… Не более того. Ну а то что кто то там вернул ребенка. Не судите и н судимы будете. Просто им не повезло.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *