Эльвира думала о том, чтобы усыновить ребенка уже давно, с 12 лет. Во взрослой жизни детские мечты реализовать удалось не сразу: первое время после ее свадьбы с Рустемом молодая семья была не готова пойти на такой шаг. Но у них не было своих детей, и на восьмом году брака, в 2005 году, они решились – усыновили маленького Тимура.

Усыновление семейное детей сирот

Семья Ахтямовых

«Первые 3 месяца он просто выкорабкивался»

Следующим был Роберт. У этого младенца все было непросто.

— Да, Роберт был очень болезненным, – рассказывает Эльвира. – Нам не хотели давать его на усыновление, потому что он был просто полон диагнозов: у него была киста мозга, порок сердца и ярко выраженные дисплазии. И говорили, что он, может быть, даже не будет ходить. Порок сердца вообще был явным: ребенок был слабым, то синел, то белел, часто задыхался… Кисту мы долго лечили. Пошел он поздно, болел он без конца… То есть первые 3 месяца он просто выкорабкивался.

Потом в семье появилась Изабель, родившаяся после попытки криминального аборта.

— У нее было много неврологических нарушений, которые сейчас не особо сильно выражены благодаря лечению, которое мы проводим, – рассказывает мама. – Ну, это уже не патологии, а особенности, которые нужно корректировать и помогать ребенку…Как занимаемся? Со всех сторон: и психокоррекция, и медикаментозная помощь – муж у меня, слава Богу, тоже доктор. Вот именно со всех сторон.

Кстати, Рустем работает врачом-хирургом в Республиканской больнице имени Г.Г. Куватова.

Света, которую не узнать

Четвертый и последний (пока) приемный ребенок – Света, над которой семья оформила опеку, когда девочке было уже 12 лет. С ней Эльвира познакомилась во дворе своего дома. Там Света, еще в 5-летнем возрасте попавшая в детдом, жила на патронате у женщины, которая позже от нее отказалась. Это был уже второй отказ от ребенка. Своих опекунов Света вопринимала как надзирателей. А стать же дочерью Ахтямовых захотела сама. И, что неудивительно в случае с детдомовским воспитанием, ее дальнейшее поведение можно охарактеризовать как “девиантное”.

— Когда она пыталась к нам попасть, она вела себя идеально, – рассказывает приемная мама. – Когда она добилась своего, у нее все вылезло… Вылезло воровство. У нее была проблема: доброту она воспринимала как отсутствие границ.

В первые месяцы семья боялась оставлять девочку наедине с малышами, поскольку это было небезопасно: та “старалась все делать плохо”.

— У нее была обида, ревность – что им повезло больше, чем ей. Она, получается, на подсознательном уровне мстила окружающему миру за ту боль, которую ей причинили, – рассказывает Эльвира. — Детдомовцев еще надо учить быть детьми. Потому что они не умеют строить отношения. Они умеют только разрушать. Они не знают как любить, они знают как предавать. Они не знают как быть честным, они умеют воровать. Понимаете, у них такой опыт, у них другого багажа просто нет.

— Как дать им нужный багаж? – спрашиваю.

— Надо сидеть и разбираться с каждым ребенком, какой у него вообще багаж есть, где у него что поломано в душе, где у него чего не хватает. И над этим работать.

Сейчас все в прошлом — благодаря кропотливому, или, как выразилась Эльвира, “стрессовому” труду и родителей, и ребенка. Девочку даже пролечили медикаментозно. Теперь она хорошо учится в музыкальной школе, закончила девятый класс и собирается поступать в колледж.

— Уже появляется ответственность, что мне очень сильно нравится, – говорит Эльвира. – По ней сейчас уже не скажешь, что из детдома. Это домашний ребенок. Если никто не знает, то никто и не догадается. Знаете, это так приятно.

«Для моих детей тема усыновления – это не проблема»

Младшие дети Ахтямовых прекрасно развиваются. В доме оборудован спортивный уголок, а родители продвигают здоровый образ жизни. Кроме того, Эльвира оформила семейный детский сад (такое возможно, если в семье трое детей детсадовского возраста) и получает зарплату как воспитатель. Впрочем, Тимур скоро пойдет в школу. Сейчас он лучший ученик в подготовительном классе, а еще с отличием окончил первый класс музыкальной школы.

— Мы с мужем очень много уделяем времени детям, — говорит Эльвира. — Мы сразу настроились на активную родительскую деятельность. Поэтому у нас дети росли и растут такие, знаете, обласканные, наполненные, очень сильные… в общем, они сильнее даже, чем среднестатистические дети. Мы очень много в них сразу начали вкладывать – внимания, времени, занятий, общения. Ведь когда понимаешь, что ребенок – это очень ценная личность, то и относишься к нему соответственно.

— Для моих детей тема усыновления – это не проблема. Они все знают чуть ли не с рождения, что они усыновленные, что не я их родила. Для них это не стресс. Они знают, что я их люблю. И фраза “я тебя люблю” у нас дома звучит раз 20 в день. Это нормально.

Семейное устройство — в массы

Кроме того, что приемная семья не хранит тайну усыновления, она еще пытается продвигать идеи семейного устройства детей-сирот в обществе.

— У нас есть друзья – приемные семьи, но поскольку мы пошли по этому пути раньше, то получается, что мы их больше консультируем, чем они нас, — говорит Эльвира.Ахтямовы – открыты и харизматичны, у них много друзей. То же самое они привили своим детям. Они общаются в том числе и с другими приемными семьями (кстати, сами дети различия вообще не делают – приемные ли друзья-ровесники или родные).

— Когда усыновляли первого, это была очень большая проблема, – вспоминает она. – Понимания не было нигде. В 2005 году это было дикостью – усыновить ребенка. И мы очень много встречались с прессой, практически каждые две недели. Я делала это в интересах собственного ребенка в том числе, потому что я знала, что ему в этом обществе жить, и я хотела, чтобы его принимали нормально. В итоге тема семейного устройства сирот стала у нас популярной и обыденной — то, чего я и добивалась. Я не хочу, чтобы мой ребенок чувствовал себя как с какой-то патологией, понимаете? А чтобы он этого не чувствовал, над этим надо поработать комплексно: и в семье, и с прессой.

«Приемным родителям желаю не оглядываться назад»

Я попросил Эльвиру дать несколько советов будущим приемным родителям.

— Даже трехлетний ребенок, который вырос в неблагополучной семье, может создать огромное количество проблем, — начала разрушать иллюзии Эльвира. — Не стоит удививляться, если ребенок из детдома будет материться трехэтажно. Если он будет бить, убивать животных, когда набрался много негатива. С этим надо работать.

— Я желаю приемным родителям не оглядываться назад, — говорит Эльвира. — Чтобы у них не было мысли о возможном отказе от ребенка, о том, чтобы себе жизнь полегче искать. Эти мысли должны быть оставлены до момента усыновления. Ты – родитель, всё! Ты за ребенка борешься до конца.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *