Еще будучи студенткой, молодая девушка Настя познакомилась с двумя сестрами, родители которых уклонялись от своих обязанностей. Настя взяла на себя все бремя заботы о сестрах. И позже, когда детям грозил уже детдом, она оставила их у себя. Детдом не дождался.

Приемные дети НастиЭксперт портала “Измени одну жизнь” Александр Гезалов записал разговор с Настей в преддверии Международного дня защиты прав детей. 1 июня — один из дней, когда сиротам все кому не лень несут дары. Но дары Насти уже своим детям куда дороже.

Расскажите о себе, своей семье.

Детство у меня было очень счастливым – любимые родители, брат, замечательная школа и лучшие на свете учителя – все это формировало мои взгляды, направляло в нужную сторону на жизненных перекрестках. В отрочестве я впервые встретилась с темой брошенных детей (на уроках литературы в школе, в рассказах мамы) и стала мечтать об усыновлении такого ребенка. Но, подобно мечте встретить прекрасного принца на белом коне, это желание со временем показалось невозможным и растворилось в житейской суете.

7 лет назад, в 20 лет, я приехала учиться в Москву, поступила в один из престижных музыкальных вузов, начала регулярно ходить в православный храм, обрела духовного отца. Со временем устроилась работать преподавателем в музыкальную школу, вместе с подругой мы сняли комнату в центре города.

Как так случилось что вы познакомились с девочками, которые теперь живут у вас? Почему решились на такой шаг, и что вам помогло?

Коллега, также преподаватель музыкальной школы, рассказала мне однажды, что воспитывает свою племянницу Н., у которой в 3 года умер отец, а мать была не в состоянии ее воспитывать. Мне очень захотелось познакомиться с этой девочкой, на тот момент ей было уже 12 лет. После первой же встречи Н. захотела съездить со мной летом в монастырь, потрудиться там, хотя до этого времени в храм регулярно не ходила. Естественно, после месяца, проведенного вдвоем в монастыре, этот человечек стал мне родным.

И тут как раз начались серьезные испытания в жизни Н. – умерла любимая бабушка, тетя вышла замуж, родила ребенка и с семьей уехала за границу. Н. осталась с пьющими родителями родной матери. Мать привезла ей ещё и младшую сестренку С. (от другого «брака»), чтобы Н. её воспитывала. Всё это время мы с подругой (с которой вместе снимали комнату) не теряли связи с девочками, регулярно встречались.

Через месяц пребывания детей у родителей матери, дома случилась очередная пьянка, после которой в десять вечера девочек выгнали на улицу. На дворе стоял октябрь, слава Богу, что они наспех успели хоть что-то на себя набросить. Девочки приехали к нам. На одну ночь, как мы думали.

Объективно мы понимали, что взять к себе на воспитание двух девочек, одна из которых ещё не ходила в школу, а другая входила в пору переходного возраста, это, по меньшей мере, безрассудно. Мы с подругой – приезжие, не было своего жилья в Москве, большого дохода, разница в возрасте со старшей девочкой была недостаточной, чтобы ощутить себя в полной мере её наставниками. Вдобавок почти все вокруг крутили у виска. Это с одной стороны. С другой – мы осознавали, что дети пропадают.

И тогда я пошла к своему духовному отцу, опытному московскому священнику, воспитавшему 9 детей. Изложила все «за» и «против». Он задал несколько вопросов, подумал, серьезно посмотрел в глаза и благословил оставить девочек у себя. Так все и решилось.

В течение уже почти трех лет, что девочки живут у нас, периодически возникали и возникают серьезные трудности (в основном создаваемые специалистами органа опеки), но каждый раз молитвами духовника и всех наших близких людей они удивительным образом разрешаются. Для меня этот знак того, что 3 года назад было принято верное решение.

Как вы думаете, детский дом был бы для них спасением, если бы вас рядом не оказалось?

Думаю, что нет. В детском доме они бы закрылись и ожесточились.

Какие шаги вы предприняли, что дети не ушли под опеку государства?

Когда, спустя год после того, как девочки переехали к нам, мы заявили об этом в орган опеки, специалисты пришли к нам домой. Сразу же они сказали (прямо при детях), что есть вероятность, что девочки в скором времени отправятся в детдом, а нас с подругой посадят в тюрьму за «похищение и удерживание у себя детей». Н. написала заявление, что живет у нас по доброй воле и возвращаться к родным не хочет, из школ (общеобразовательной и музыкальной) прислали характеристики девочек, написали о степени нашего участия в их жизни и образовании, о том, что родители ни разу в школах не появились. Эти факты, а также горячие молитвы наших близких, помогли оформить официальную опеку на девочек. На старшую – постоянную, на младшую – временную, т.к. оба родителя живы и не лишены родительских прав. В настоящее время орган опеки занимается решением последнего вопроса.

Какой ваш доход, на что живет ваша семья?

Наш доход состоит из наших с подругой зарплат. Также, после официального оформления опеки, на старшую девочку государство платит 12 тысяч в месяц. Эти деньги я стараюсь тратить на что-то крупное, нужное ребенку, т.к. за использованные деньги нужно сдавать ежегодный отчет в орган опеки, всё подтверждать чеками. Денег нам на все хватает – теперь мы снимаем двухкомнатную квартиру, хорошо питаемся, имеем возможность покупать необходимую обувь и одежду, а летом отдыхать на море.

Как и чем сейчас живут приемные девочки, как учатся?

Сейчас сестры учатся в частной православной школе в центре Москвы. Уровень образования там очень высок и то, что девочки учатся на «4»-«5», очень нас радует. Н. сейчас оканчивает школу, готовится к поступлению в университет. Хочет быть учителем в начальных классах. С. ходит в музыкальную школу, занимает призовые места на московских конкурсах и фестивалях. Часто они выступают вместе.

Есть ли контакт с родителями, что они говорят и чем живут? Что с жильем детей?

С матерью девочки не виделись 2 года, иногда они ей звонят. У мамы, как она говорит, «новая жизнь» — мужчина, его ребенок. Отец С. звонит часто, они регулярно встречаются, но воспитывать он её не может – «проблемы со здоровьем, много работы». У обеих девочек есть доли в квартирах отцов в Подмосковье.

Что говорят дети о них?

В основном, вспоминают какие-то положительные моменты совместной жизни. Особенно С., которая до 6 лет жила с отцом (мать периодически появлялась).
Однажды я спросила своего духовника, нужно ли указывать детям на пороки матери, чтобы они понимали, что это плохо, что так жить нельзя. Батюшка сказал: «Ни в коем случае нельзя ронять авторитет матери, какой бы она ни была. Это будет слишком большой психологической травмой для ребёнка». Я поверила на слово. И теперь, когда так и подмывает что-нибудь в её отношении сказать, закрываю рот и молчу. Так благословили. С течением времени понимаю, насколько этот совет был мудрым и своевременным.

Что вы можете посоветовать тем, кто увидит такую ситуацию рядом с собой?

Могу посоветовать не бояться брать ребенка. В любой семье ему будет лучше, чем в гос. учреждении. И ваш доход здесь не имеет значения. Нужны любовь и внимание. Господь особенно печется о сиротах, я часто поражаюсь, насколько сильна Его забота обо всех сторонах их жизни. Ощущаю это практически каждый день. И ещё — очень желательно (касательно усыновления, опеки) посоветоваться с мудрым, знающим Вас человеком, в идеале – с духовником.

Какие у вас планы на будущее, будете ли вы помогать этим сестрам дальше, в каком ключе?

Мы живем одним днем и уповаем на милость Божию. Если все сохранится в том виде, как оно есть сейчас, то в планах – помочь девочкам получить профессии, вселить в них уверенность в свои силы, в силу добра и любви, помочь им создать собственные семьи. Теперь мы навсегда вместе.

P.S. Если Вы хотите помочь Насте и ее детям, адрес есть в фонде «Измени одну жизнь»

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *